Бабушка моральный вред

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Бабушка моральный вред" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Содержание

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 26 сентября 2013 г. по делу N 33-1673/2013 (ключевые темы: нравственные страдания — близкие родственники — размер компенсации морального вреда — услуги адвоката — дедушка, бабушка)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 26 сентября 2013 г. по делу N 33-1673/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:

Басанговой И.Б. и

при секретаре Лузановой Н.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мусаевой Петимат Денильбековны к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании денежной компенсации морального вреда по апелляционной жалобе представителя ответчика Лиджиева А.В. на решение Элистинского городского суда от 8 августа 2013 г.

Заслушав доклад судьи Шовгуровой Т.А., объяснения представителя Министерства финансов РФ Лиджиева А.В., поддержавшего доводы жалобы, судебная коллегия

Мусаева П.Д. обратилась в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании денежной компенсации морального вреда, обосновывая свои требования тем, что по приговору Элистинского городского суда от *** г. милиционеры батальона патрульно-постовой службы Элистинского ГОВД С.Н.Н. и Л.В.М. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 , ч. 3 ст. 286 УК РФ. В результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, погиб ее брат, М.А.Д. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от *** г. приговор оставлен без изменения. Вследствие гибели брата ей причинены нравственные страдания, связанные с потерей близкого человека. Просила суд взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда в размере ***(1) руб.

В судебное заседание Мусаева П.Д., надлежащим образом извещенная о рассмотрении дела, не явилась, её представители Сангаджиева Б.У. и Атаева Н.Н. исковые требования поддержали.

Представитель Министерства финансов РФ Лиджиев А.В., не признав иск, пояснил, что истцом не доказан факт причинения морального вреда и не представлены соответствующие доказательства, сумма, требуемая истцом в качестве морального вреда, завышена.

Решением Элистинского городского суда от 8 августа 2013 г. с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации в пользу Мусаевой П.Д. взыскана компенсация морального вреда в размере ***(2) руб. и расходы, понесенные истицей на услуги адвоката, в размере ***(3) руб., всего ***(4) руб.

В апелляционной жалобе представителя ответчика ставится вопрос об отмене решения суда с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований. В жалобе указывается на недоказанность истицей причинения ей нравственных и физических страданий, которые могли бы быть подтверждены медицинскими справками, заключениями, амбулаторными картами. Поскольку права потерпевшей по уголовному делу были реализованы матерью погибшего, а Мусаева П.Д. не была признана потерпевшей стороной по делу, основания для компенсации морального вреда у истца отсутствуют.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования частично, суд руководствовался ст. 53 Конституции РФ, п. 1 ст. 150 , ст. 151 , ст. 1069 , 1071 , 1101 ГК РФ, ч. 8 ст. 42 УПК РФ, ст. 100 ГПК РФ и исходил из того, что в результате гибели брата истцу причинены нравственные страдания, обусловленные утратой близкого человека. Причиненный моральный вред подлежит возмещению за счет средств казны Российской Федерации.

С учетом имеющихся материалов и установленных обстоятельств дела следует признать указанные выводы суда обоснованными.

Как установил суд первой инстанции и видно из материалов дела, С.Н.Н. и Л.В.М., являясь должностными лицами органов внутренних дел, умышленно причинили тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего М.А.Д. Данные обстоятельства судом установлены на основании приговора Элистинского городского суда от *** г., вступившего в законную силу *** г.

В силу ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно данной правовой норме каждый из граждан в случае причинения ему морального вреда имеет право на защиту своих прав и интересов.

В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

Разрешая спор, суд правильно исходил из того, что истец, как родная сестра М.А.Д., смерть которого наступила в результате преступных действий С.Н.Н. и Л.В.М., вправе требовать денежную компенсацию морального вреда, поскольку смертью родного брата ей причинены нравственные страдания, выразившиеся в переживаниях о невосполнимой утрате близкого человека.

То обстоятельство, что в пользу матери погибшего М.А.Д., Д.З.Д., была взыскана денежная сумма в счет компенсации морального вреда, само по себе не является основанием для лишения истицы права на компенсацию причиненного лично ей морального вреда в связи с утратой близкого родственника.

При этом суд принял во внимание, что уголовно-процессуальное законодательство к числу близких родственников погибшего в результате преступления относит супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушку, бабушку и внуков ( п. 4 ст. 5 УПК РФ).

По смыслу закона, каждое из перечисленных лиц в случае причинения ему вреда наступившей в результате преступления смертью близкого родственника имеет право на защиту своих прав и законных интересов в ходе уголовного судопроизводства. Переход прав потерпевшего лишь к одному из его близких родственников сам по себе не может рассматриваться как основание для лишения прав всех иных близких родственников.

Эти выводы суда мотивированы и соответствуют материалам дела, судом первой инстанции им дана правильная и мотивированная оценка.

С учетом указанных положений закона и фактических обстоятельств дела доводы апелляционной жалобы об отсутствии у истца оснований для компенсации морального вреда являются несостоятельными.

Также не может быть принят во внимание и довод жалобы о недоказанности причинения истцу нравственных, а также физических страданий, связанных с ухудшением состояния здоровья.

Читайте так же:  Развод супругов через загс по обоюдному согласию

Как усматривается из материалов дела, требование о взыскании денежной компенсации морального вреда истцом было заявлено в связи нравственными страданиями и переживаниями по поводу невосполнимой утраты близкого человека.

Предметом настоящего спора являлась компенсация морального вреда за причинение нравственных, а не физических страданий истцу.

Судебная коллегия полагает, что Мусаева П.Д., являясь родной сестрой потерпевшего М.А.Д., не могла не испытывать нравственных страданий в связи с трагической смертью последнего.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Вместе с тем при определении размера компенсации морального вреда судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции не в полной мере были учтены характер и степень причиненных истице нравственных страданий, а также требования разумности и справедливости.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о необходимости изменения решения суда в указанной части, определив размер компенсации морального вреда на сумму ***(5) рублей.

Удовлетворяя исковые требования истца в части взыскания расходов на оплату услуг представителей, суд правильно исходил из того, что данные расходы подтверждены документально и право истца на взыскание этих расходов основано на требованиях ст.ст. 98 , 100 ГПК РФ.

Руководствуясь статьями 328 , 329 , 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

Решение Элистинского городского суда от 8 августа 2013 г. изменить.

Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Мусаевой Петимат Денильбековны компенсацию морального вреда в размере ***(5) рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Председательствующий А.А. Пюрвеева

Судьи И.Б. Басангова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/116747197/

Наличие морального вреда у внука от смерти бабушки не доказано

В посте Экспертизу качества медицинской помощи опорочить не удалось я обещал продолжение в части анализа: почему суд в отношении сына умершей компенсацию морального вреда взыскал, а в отношении другого близкого родственника – внука умершей – отказал.

В исковом заявлении по-видимому было указано, что смертью бабушки внуку 1,5 лет причинены невыносимые моральные и нравственные страдания, связанные с болью утраты близкого человека. Внук остался без родного человека, которого безмерно любил. Её смерть причинила ему большую травму, он сильно переживает утрату самого близкого ему человека, лучшего и близкого друга.

Против этих доводов претерпевания внуком моральных и нравственных страданий (на мой взгляд это одинаковые понятия) бюджетное учреждение здравоохранения не возражало.

Возразил суд. Что именно?

На день смерти бабашки внуку исполнилось полтора года. Внук и бабушка проживали раздельно.

При таких обстоятельствах суд посчитал, что малолетние дети в раннем возрасти на втором году своей жизни, не могут понимать и осознавать, что их бабушка умерла , утрата их бабушки для них не очевидна, как и слезы их близких — мамы и папы.

Кроме того, соистец (сын умершей) не представил суду сведений — к ак его сын переживает и страдает по поводу потери бабушки, как изменилось его поведение, состояние после её смерти, в чем выразились страдания маленького сына и внука умершей?

По этим основаниям исковые требования, заявленные в интересах внука, не подлежат удовлетворению, поскольку они основаны на субъективном мнении и предположении истца о возможном наличии такого состоянии и подобных чувствах его ребенка.

Поскольку истец апелляционную жалобу от имени внука в части отказа компенсации морального вреда в пользу ребенка не подал, судебная коллегия указала, что решение суда первой инстанции в этой части не проверяет.

Какие выводы? Районной больнице просто повезло , суд сработал за нее, приведя доводы, которые должна была приводить районная больница в лице ее представителя.

Между тем, мне представляется, что и в пользу внука можно было взыскать сумму, если бы представитель истца имел достаточный процессуальный опыт участия в подобных гражданских делах и творчески бы подошел к предоставлению доказательств в суде.

На этом я анализ судебных актов не заканчиваю. Продолжение следует.

Рассмотрим почему больнице повезло, и она не получила б о льшие имущественные потери, а не 1 000 000 рублей.

Следите за обновлением информации, если конечно хотите учиться на чужих ошибках, а не на собственных .

А что вы думаете по этому поводу? Почему больница не ссылалась на указанные доводы?

Источник: http://pravo-med.ru/community/blogs/panov/_1460.php

За умерших пациентов страдают близкие // Верховный суд направляет практику против больниц

Моральный вред за некачественную медицинскую помощь и наступившую в результате смерть пациента можно взыскать в пользу родственника погибшего. Моральный вред может заключаться и в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников. А то, что в законе прямо об этом не сказано, не значит, что права на компенсацию морального вреда нет. К таким выводам пришла гражданская коллегия Верховного суда (ВС) по двум похожим делам, рассмотренным в феврале.

В первом деле требование к районной больнице о компенсации морального вреда в размере 3 млн руб. заявил Андрей Фролов из Калининградской области. Его жена Елена умерла дома от разрыва аневризмы. В течение месяца до этого она обращалась к врачам в больницу. Ей поставили диагноз артериальная гипертензия, но госпитализацию не предлагали.

После смерти Елены по заявлению Андрея Фролова следователи провели проверку в больнице. Выяснилось, что при первичном обращении врачи не собрали полный анамнез, не провели полный осмотр, нужные анализы и консультация невролога не были назначены, «не все подписи врачей имеют расшифровку». Однако экспертиза показала, что дефекты медицинской помощи не могли повлиять на разрыв аневризмы. Прямой причинно-следственной связи нет. Сославшись на это, суды отказались компенсировать моральный вред Андрею Фролову.

Одновременно суды указали, что вред, причиненный некачественным оказанием медицинской помощи, может взыскать только сам потребитель медицинских услуг. Истец таковым не был, поэтому в этой части его требование также не подлежало удовлетворению.

Во втором деле Вадим Задворов умер в городской больнице в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре через три часа после поступления. Он жаловался на недельную температуру, кашель и одышку, а умер от отрыва тромба в нижней конечности и наступившей легочной эмболии. Проверка департамента здравоохранения округа выявила нарушения (рентген пациенту не сделали, анамнез скудный, признаки тромбофлебита не выявлены). Смерть пациента была «условно предотвратима», если бы диагностику провели своевременно и верно оценили тяжесть его состояния. Но этого не было сделано в том числе и потому, что Вадим Задворов поздно обратился за помощью.

Читайте так же:  Сколько делают загранпаспорт через мфц ребенку

Его супруга Наталья потребовала от больницы компенсации морального вреда в размере 3 млн руб. Первая инстанция взыскала только 750 тыс. руб. Суд согласился, что некачественная медицинская помощь мужу причинила заявительнице моральный вред. Он в том числе выразился «в её переживаниях по поводу того, что, находясь в стационаре, её больной муж был обнаружен лежащим на полу в момент, когда наступила его клиническая смерть». Но компенсировать моральный вред, причиненный смертью мужа, суд отказался, потому что причинно-следственной связи между действиями врачей и «последствиями в виде смерти» нет.

Апелляция отказала Наталье Задворовой полностью, посчитав, что первая инстанция искусственно разделила требование заявительницы. Компенсировать моральный вред, причиненный смертью мужа, она не просила. А моральный вред, связанный с некачественной медицинской помощью, по мнению судей, может взыскать только потерпевший, который уже мертв.

Гражданская коллегия ВС в обоих делах пришла к похожим выводам. Во-первых, в случаях смерти близкого не следует разделять требование о компенсации вреда из-за некачественной медицинской помощи и из-за смерти. Требование о компенсации вреда единое, и оно основано на переживаниях, связанных с уходом из жизни другого человека. Например, в первом деле Андрей Фролов в иске указывал, что «осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания». Если бы помощь была квалифицированной, Елена была бы жива. А врачи даже не направили ее к неврологу. Общие правила компенсации морального вреда по ст. 151 ГК не устанавливают ограничений, когда компенсация допускается. А в постановлении Пленума ВС от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» сказано, что если в законе прямо не указано, что по конкретному правоотношению нельзя компенсировать моральный вред, это не значит, что права на компенсацию нет.

Во-вторых, истец не должен доказывать отсутствие причинной связи между смертью и бездействием врачей. Это особенно ярко проявилось в деле Андрея Фролова (первое в заметке), в котором суды полагались на заключение досудебной экспертизы и не стали в ходе процесса назначать новую.

Первое дело коллегия отправила на пересмотр в апелляцию. А в споре по заявлению Натальи Задворовой ВС поддержал решение первой инстанции, взыскавшей в пользу истицы 750 тыс. руб.

Источник: http://zakon.ru/Discussions/za_umershih_pacientov_stradayut_blizkie__verhovnyj_sud_napravlyaet_praktiku_protiv_bolnic/77798

Верховный Суд о компенсации морального вреда за нарушение права на общение с ребёнком

В последнем Дайджесте новостей частного права, подготовленном Институтом «М-Логос», моё внимание привлекло Определение Верховного Суда РФ от 8 апреля 2014 № 45-КГ 13-22, в котором рассматривается вопрос о возможности компенсации морального вреда за нарушение права на общение с ребенком.

Суды первой и апелляционной инстанции поддержали требование бабушки и дедушки о компенсации морального вреда в связи с чинимыми ответчиком препятствиями в общении с внуком.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные акты, приняла новое решение, которым отказала в удовлетворении исковых требований.

Аргумент 1:

Коллегия указала, что действующее гражданское законодательство не относит к случаям, при которых поделжит взысканию компенсация морального вреда, нарушение права на общение с ребенком.

Аргумент 2:

Коллегия указала, что право на общение с ребёнком устанавливается Семейным кодексом РФ, который не относит право на общение с ребёнком к личным неимущественным правам родителей и других родственников.

Объяснение позиции:

Коллегия указала, что «для защиты каждого конкретного права законодательством предусмотрены определённые механизмы, которые не могут заменяться другими, хоть и схожими, по желанию граждан». Отсюда можно сделать вывод, что истцам отказано в удовлетворении их требований в связи с неправильно выбранным способом защиты.

Коллегия описала и надлежащий способ защиты: обязание родителя органом опеки и попечительства не препятствовать общению близких родственников с ребёнком. В случае неисполнения решения органа близкие родственники либо орган вправе обратиться в суд с иском об устранении препятствий к общению с ребёнком (ст. 67 Семейного кодекса РФ).

Возможная критика позиции

Из самого Определения следует, что ответчиком неоднократно срывался график общения истцов с внуком, предусмотренный мировым соглашением, утвержденным судебным актом. Следовательно, надлежащий способ защиты уже использовался истцами и его реализация не привела к достижению результата — полноценной реализации истцами права на общение с внуком.

Эффективность принудительного исполнения мирового соглашения также сомнительна. Получается, что бабушка с дедушкой должны зависеть от судебного пристава, который часто бывает «очень сильно занят». Штраф, который может быть наложен на нарушителя, взыскивается в пользу казны, а не в пользу лиц, права которых нарушаются.

Видео (кликните для воспроизведения).

Небесспорным представляется отказ Коллегии в признании права на общение с ребенком личным неимущественным правом. Право на общение прямо предусмотрено ст. 67 Семейного кодекса РФ. При этом согласно ст. 2 Семейного кодекса РФ семейное законодательство регулирует личные неимущественные и имущественные отношения. Если право на общение с ребенком не личное неимущественное, то какое оно и почему регулируется семейным законодательством?

Если право на общение с ребенком — личное неимущественное право, тогда отказ Коллегии в удовлетворении требований нельзя признать обоснованным. Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Статья 151 ГК РФ предусматривает две группы случаев, когда может быть взыскан моральный вред:

  • причинение вреда действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на нематериальные блага;
  • другие случаи, предусмотренные законом.

В данном случае вред был причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права — право дедушки и бабушки на общение с ребёнком (ст. 67 Семейного кодекса РФ), поэтому взыскание морального вреда на основании ст. 151 ГК РФ возможно.

Источник: http://zakon.ru/blog/2014/05/21/verxovnyj_sud_o_kompensacii_moralnogo_vreda_za_narushenie_prava_na_obshhenie_s_rebyonkom

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Читайте так же:  Ответ на досудебную претензию о возмещении ущерба

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Презумпция наличия морального вреда при взыскании в пользу потребителей?

Корпоративное право: реформа ГК РФ и судебная практика

Имущественное страхование. Дневной семинар ПК

Introduction to English Legal System

Комментарии (20)

А я не против такой идеи. Даже «за».

Только если истец не заявит моральный вред, то суд может вообще не узнать, во сколько он оценивает свои страдания:)))

Мне кажется, что сейчас судьям на самом деле всё равно, во сколько истец оценивает свои страдания :). Такое ощущение, что судьи просто примеряют какую-то свою внутреннюю шкалу к ситуации и решают, что, мол слишком много просит за такое.

Мне кажется, что наибольшую сумятицу здесь вносит то, что моральный ущерб взыскивается в деньгах. Судьи могут подумать, куда ему ещё и деньги за моральный вред? Он и так уже получил основной долг, неустойку и штраф по п. 6 ст. 13.

Словно компенсация воспринимается как излишний штраф, сверхкомпенсация за непонятные и сугубо субъективные вещи. Будто бы это некая несправедливая уплата за непонятно что.

Взыскание в пользу потребителей не мой профиль, но мне казалось, что случаев отказа в удовлетворении требований о взыскании морального вреда по причине недоказанности большинство.

Тогда получается, что презумпция неопровержимая:)

Ещё в 2001 году Конституционный Суд РФ констатировал, что «в целях дополнительной правовой защиты потребителя как слабой стороны в правоотношении упрощенный порядок компенсации морального вреда установлен статьей 15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей». Презюмировав сам факт возможности причинения такого вреда, законодатель освободил потерпевшего от необходимости доказывания в суде факта своих физических или нравственных страданий» (Определение КС РФ от 16 октября 2001 года № 252-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Щигорца Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Если честно, лично я не согласен с освобождением потерпевшего потребителя доказывать факт своих страданий. Вполне возможна ситуация, что нарушение прав потребителей не образует у потерпевшего моральный вред. При этом компенсация «мнимого» морального вреда, получается, вполне реальна. Такой подход, на мой взгляд, недопустим, ибо основополагающая цель компенсации морального вреда заключается не в том, чтобы наказать причинителя вреда, выполняя «штрафную», «карательную», «показательную» функцию, или необоснованно обогатить потерпевшего, а в том, чтобы компенсировать потерпевшему фактические вредные последствия нарушения.

« честно говоря, других случаев компенсации морального вреда за нарушение имущественных прав, кроме ст.15 ЗоПП мне не известно) »

Да есть парочка: например, ТК РФ, Закон РФ от 27.04.1993 № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», Федеральный закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

Источник: http://zakon.ru/Discussions/OneDiscussion/15655

Может ли бабушка подать иск о возмещении морального вреда за погибшую внучку?

Могу ли я как бабушка написать иск о возмещении морального ущерба? В октябре 2010 года у меня погибла внучка по вине врачей (были проведены две экспертизы, которые выявили множество ошибок в действиях/бездействиях врачей). До суда не дошло, закрыли по истечению срока давности. Моя дочь с мужем написали исковое заявление о возмещении морального и материального вреда. Адвокат на мой вопрос Могу ли я как бабушка подать иск о моральном возмещении? Ответила: Не могу Верный ли ответ адвоката?

Источник: http://www.9111.ru/questions/2217592/

О компенсации морального вреда в пользу родственников

Здравствуйте, подскажите, есть проблема: заявлены требования к организации о компенсации морального вреда в пользу сестры, брата, совершеннолетних дочери и сына, бабушки (каждый иск заявлен отдельно) в связи с гибелью на производстве близкого родственника. Имеют ли право указанные лица на компенсацию, чем это предусмотрено?

кто виновен в гибели? был ли погибший работником?

Ира, сказано: «в связи с гибелью на производстве близкого родственника». Несчастный случай на производстве, очевидно.

Саш, очевидно-то очевидно, но всякое бывает. Может, прохожий путь сократил через дыру в заборе и под работающим краном проходил.. или, хоть и был работником и на производстве, но смерть наступила в результате отравления, допустим, спайсом. Не ясно ведь что там произошло.

Читайте так же:  Исковое заявление в суд юридического лица

Цена договорная

Про культуру вопросов уже повторяться надоело.

Теоретически может любое лицо требовать компенсацию, если докажет факт причинения ему вреда.

Все имеют. И поверьте, в пользу всех и будет взыскано.
Где искать — Постановление Пленума ВС РФ — не помню, как называется, но что-то там про компенсацию морального вреда.

(((Где искать — Постановление Пленума ВС РФ — не помню, как называется, но что-то там про компенсацию морального вреда.
)))
ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ No1 26 января 2010 г.
«О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»

Искать быстрее на сайте _vsrf.ru, в разделе «Документы».

Право на компенсацию морального вреда близкие родственники имеют безусловно, если вред был причинён источником повышенной опасности, при том условии, что владелец источника повышенной опасности не докажет отсутствие своей вины.
ГК РФ ст. 151, 1064, 1079, 1099-1101.

Право на компенсацию морального вреда близкие родственники имеют безусловно, если вред был причинён источником повышенной опасности, при том условии, что владелец источника повышенной опасности не докажет отсутствие своей вины. ГК РФ ст. 151, 1064, 1079, 1099-1101.

Не только если вред причинен источником повышенной опасности, но и в иных случаях, когда компенсация морального вреда ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ЖИЗНИ предусмотрена законом.

Цена договорная

Елена!
Не спорю!
Конечно для компенсации морального вреда, в том числе и при гибели на производстве должны иметься соответствующие основания.
В вопросе Светланы Цыбиковой мало информации, чтобы присутствующие здесь специалисты могли дать конкретные ответы по ситуации.
В случаях с источниками повышенной опасности имеется большая вероятность того, что для компенсации морального вреда придётся доказывать наличие самого источника повышенной опасности, что необходимо (лучше) делать в рамках расследования уголовного дела и о чём следствие может забыть. Бывает так, что в рамках предварительного следствия приходится в судебном порядке обжаловать незаконный отказ следователя в признании гражданским ответчиком владельца источника повышенной опасности, допустим доверившего управление автомобилем лицу, подозреваемому в совершении преступления, связанного нарушением ПДД.

Спасибо всем заинтересованным, вопрос мой касается возможности компенсации морального вреда в пользу тех родственников, которые условно говоря, не являются близкими родственниками или членами семьи погибшего, но при этом причиненный вред связывают с потерей близкого человека.Смерть наступила в результате НС на производстве. Есть ли у этой категории лиц право требования? Или следует речь вести только о размере компенсации? Возможно ли применение аналогии с уголовным правом, где компенсация от преступлений взыскивается в пользу всей семьи единовременно?

Источник: http://professionali.ru/Soobschestva/soobschestvo_yuristov/o-kompensatsii-moralnogo-vreda-v-polzu/

Какие документы нужно подготовить в суд и можно ли бабушке взыскать моральный ущерб?

Моя бабушка поругалась со своей соседкой, которая в процессе ссоры плюнула ей в лицо, бабушка замахнулась на соседку, та подскользнулась и упала. Никаких травм и последствий не было. Соседка пошла к врачу — взяла какую-то справку, а ее дочь написала иск в суд и хочет выступить в качестве свидетеля, хотя это и не так. у бабушки есть два свидетеля, одна дала показания, вторая — боится. У бабушки неделю скачет давление, чувствует себя плохо. Какие документы нужно подготовить в суд и можно ли бабушке взыскать моральный ущерб?

Источник: http://www.9111.ru/questions/1291457/

Семейные ценности и компенсация морального вреда

Причинение морального вреда, нанесение ущерба неимущественным правам и нематериальным благам граждан и денежная компенсация морального ущерба продолжают оставаться в судебной практике довольно дискуссионными вопросами. В частности, у судов до сих пор отсутствует единое понимание того, что же следует понимать под нематериальными благами, и в каких именно случаях возможны причинение морального вреда и, соответственно, денежное возмещение этого вреда.

Свое видение данного вопроса применительно к семейным правоотношениям высказал и Верховный Суд РФ (Определение ВС РФ No 45-КГ13-22), рассмотрев иск о компенсации морального вреда, поданный супругами, которым не давали общаться с их внуком.

Суть дела состояла в следующем. Гражданин В. (дедушка) и гражданка Т. (бабушка) обратились в суд с иском к гражданке Ю. (матери) о компенсации морального вреда в связи с чинимыми ответчиком препятствиями для общения с внуком. В своем заявлении истцы указывали на то, что ответчицей неоднократно срывался график встреч с внуком, который ранее был определен мировым соглашением.

Суды нижестоящих инстанций удовлетворили заявленные требования, придя к выводу о том, что истцам действительно была причинена тяжелая психологическая травма, результаты которой отразились на состоянии их здоровья – они не могут спокойно спать, испытывают стресс, дискомфорт, психологическое напряжение. В обоснование своей позиции по делу судьи сослались на нормы статьи 67 Семейного кодекса РФ. В соответствии с данной статьей дедушка, бабушка, братья, сестры и другие родственники имеют право на общение с ребенком. Если родители, либо один из них, как в данном случае, отказываются предоставить близким родственникам ребенка возможность общаться с ним, орган опеки и попечительства может обязать родителей не препятствовать этому общению.

Если родители (один из них) не подчиняются решению данного органа, близкие родственники ребенка либо указанный орган вправе подать в суд иск об устранении препятствий к общению с ребенком. В случае невыполнения решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством. Суд разрешает спор исходя из интересов ребенка и с учетом его мнения.

При этом, согласно статье 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Под моральным вредом, как указал сам же ВС РФ в Постановлении Пленума от 20 декабря 1994г. No.10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.).

Руководствуясь данными нормами, суды указали, что длительным и систематическим препятствием в общении с внуком им причинен моральный вред, нравственные страдания, которые выразились в том, что они находятся в стрессовом состоянии, испытывают чувства горя, унижения и одиночества. Следовательно, данный моральный вред подлежит денежной компенсации.

Рассмотрев подобную аргументацию судов, ВС РФ признал данные доводы несостоятельными и пояснил, что в данном случае иск о компенсации морального вреда удовлетворению не подлежал. И вот почему.

Читайте так же:  Лицензирование психиатрического освидетельствования

Действительно, по закону любому гражданину, которому был причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, должна быть выплачена денежная компенсация указанного вреда. Между тем, для защиты каждого конкретного права законодательством предусмотрены определенные механизмы, которые не могут заменяться другими, хоть и схожими, по желанию граждан. Буквально это означает, что если субъективное право гражданина может быть защищено и восстановлено способом, прямо указанным в законодательстве, данное право не подлежит восстановлению иным способом. То есть, от желания самого пострадавшего субъекта здесь мало, что зависит.

В данном случае речь идет о злоупотреблении родительскими правами. Под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий в обучении, общении с близкими родственниками, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т.п.

При этом семейное законодательство уже определяет меры защиты от неправомерного создания препятствий для общения с ребенком. Для этого нужно обратиться в суд с соответствующим заявлением, и суд определит график свиданий с ребенком. Если же родитель откажется от выполнения решения суда, к нему могут быть применены меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством.

Само же гражданское законодательство не относит нарушение права на общение с ребенком к случаям, при которых взыскивается компенсация морального вреда в связи с нарушением личных неимущественных прав. Право на общение с ребенком устанавливается Семейным кодексом РФ, который также не относит его к личным неимущественным правам родителей и других родственников.

Следовательно, заключает ВС РФ, законодательство не предусматривает взыскание компенсации морального вреда в случае предполагаемого воспрепятствования родственникам со стороны одного из родителей в общении с ребенком.

Источник: http://www.klerk.ru/law/articles/399834/

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Бабушка моральный вред
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here