Ходатайство о внесении представления председателем верховного суда

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Ходатайство о внесении представления председателем верховного суда" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Ходатайство о внесении представления председателем верховного суда

Открытое письмо
Председателю Верховного Суда РК по вопросам применения
судебной практики по законодательству об арбитраже

Уважаемый Жакип Кажманович!

Согласно подпункту 2) п. 1 ст. 12 Закона об арбитраже в полномочия Арбитражной палаты Казахстана в том числе входит мониторинг состояния арбитражной деятельности в Республике Казахстан.

В соответствии с п.1 ст.76 Конституции РК судебная власть имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики.

Эту же цель имеют создаваемые в соответствии с законом и функционирующие в Казахстане арбитражи при разрешении ими имущественных и связанных с ними неимущественных споров. В соответствии с п.1 ст.9 ГК РК арбитраж является альтернативным способом защиты гражданских прав.

Государство заинтересовано в профессиональном рассмотрении, законном и качественном разрешении дел по имущественным спорам, снижении нагрузки на суды и в создании для этого альтернативной государственным судам арбитражной системы.

Принцип независимости судей и невмешательства кого бы то ни было в деятельность суда по отправлению правосудия провозглашен государством на конституционном уровне в ст.77 Конституции РК и является фундаментальным в функционировании всей судебной системы Казахстана.

Аналогичному принципу независимости и невмешательства в их деятельность при разрешении споров следуют и арбитражи ( ст. 7 Закона РК «Об арбитраже»).

Законодательное разграничение подведомственности дел между государственными судами и арбитражами и неукоснительное следование принципу невмешательства их в дела друг друга проведено на законодательном уровне ( ч.1 ст.23 , пп.5) ст.279 ГПК и ст.8 Закона РК «Об арбитраже») и является краеугольным камнем сосуществования и согласованного функционирования судебной и арбитражной систем нашего государства.

Нарушение указанного принципа и правил подведомственности влечет за собой незаконность принятых актов по делу и их отмену ( ч.4 ст.7 ГПК РК и пп.2) п.2 ст.52 Закона РК «Об арбитраже»).

Вместе с тем, конституционное и законодательное единодушие по данному вопросу нередко нарушается единичными неблаговидными примерами из судебной практики, когда местные суды в противоречии с процессуальным законодательством РК и законодательством РК об арбитраже принимают к своему рассмотрению и разрешают по существу дела, подведомственные по закону арбитражам. При этом нарушение судами правил о подведомственности и подсудности дел осуществляется отдельными местными судами с применением неприменимых правовых норм и со ссылкой на сомнительные фактические обстоятельства.

Приведенные ниже судебные акты красочно свидетельствуют об этом.

4 июля 2017 года Специализированный межрайонный экономический суд Мангистауской области оставил без рассмотрения иск Заявителя по основанию заключения между сторонами спора арбитражного соглашения ( пп.5) ст.279 ГПК). По частной жалобе Заявителя указанное судебное определение было отменено определением судебной коллегии по гражданским делам Мангистауского областного суда от 23 августа 2017 года. При этом в качестве оснований отмены обжалованного определения судом апелляционной инстанции было указано на то, что с реформой законодательства РК об арбитражах 2016 года все третейские суды в Казахстане автоматически прекратили свою деятельность, их регламенты не являются более обязательными для сторон арбитражного соглашения, а односторонний отказ от ранее заключенного арбитражного соглашения возможен по новому законодательству РК об арбитраже в любое время по инициативе любой из сторон. Кроме того, по определению указанного суда, в Законе РК «О реабилитации и банкротстве», якобы, устанавливается подведомственность государственным судам дел по искам реабилитационных управляющих к своим дебиторам.

При этом, в действительности, фигурирующий по делу в качестве третейского суда арбитраж не прекращал и не планировал прекращать свою деятельность, прошел в отведенные ему законодателем сроки все необходимые процедуры для подтверждения своего действующего статуса, указал в своем регламенте об идентичности своих названий третейского суда и арбитража, осуществлял и продолжает осуществлять рассмотрение и разрешение имущественных споров на основании ранее заключенных сторонами арбитражных соглашений и в соответствии с имеющимся у него регламентом.

Довод же суда о возможности одностороннего отказа любой из сторон от заключенного арбитражного соглашения опровергается самим законодателем. Так, в частности, при принятии нового Закона РК об арбитраже от 8 апреля 2016 года законодатель не придавал его нормам обратной силы (в том числе и норме о праве стороны на односторонний отказ от арбитражного соглашения), а по общему правилу п.2 ст. 383 ГК, если после заключения договора законодательством устанавливаются обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда законодательством установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. По ранее же действовавшему законодательству РК, односторонний отказ от арбитражного соглашения не допускался, (равно как он не предусматривался и положениями самого арбитражного соглашения), а действие третейского соглашения могло быть прекращено соглашением сторон в том же порядке, в котором оно заключалось ( п.4 ст. 10 Закона РК «О третейских судах»).

Подведомственность же дел между судами и арбитражами разграничивается в самих актах о деятельности указанных институтов защиты прав, а именно: в ГПК и в Законе РК «Об арбитраже» в соответствующих их главах и статьях ( глава 3 ГПК «Подведомственность и подсудность» и ст. 8 Закона РК «Об арбитраже»), и не может устанавливаться в других законодательных актах, а также в иных главах и статьях, не имеющих своей целью установление подведомственности и подсудности дел.

В результате вынесения судом вышестоящей инстанции указанного определения от 23 августа 2017 года СМЭС Мангистауской области был вынужден рассмотреть дело по спору между сторонами арбитражного соглашения по существу с вынесением по нему решения от 31 октября 2017 года. Суд первой инстанции в существенной части отказал Заявителю, в связи с чем Заявитель обжаловал судебное решение в апелляционном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Мангистауского областного суда. С апелляционной жалобой на указанное решение суда обратился и Ответчик с указанием в качестве допущенных судом первой инстанции нарушений на нарушения правил о подведомственности при рассмотрении и разрешении дела. Суд апелляционной инстанции своим постановлением от 22 декабря 2017 года в существенной части изменил решение суда первой инстанции, частично удовлетворив апелляционную жалобу Заявителя и полностью отказав в удовлетворении апелляционной жалобы Ответчика.

Ответчик обратился в Верховный Суд РК с ходатайством о пересмотре в кассационном порядке состоявшихся по делу неправосудных, вынесенных с нарушением правил о подведомственности и подсудности судебных актов. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РК возбудила кассационное производство и своим постановлением от 18 июля 2018 года пересмотрела указанные судебные акты по основанию нарушения ими правил о подведомственности и подсудности. Однако, 11 апреля 2019 года на основании представления Председателя Верховного Суда РК указанное постановление было также отменено по процессуальному основанию с оставлением в силе судебных актов судов нижестоящих инстанций.

Таким образом, на настоящий момент вынесенные с нарушением правил о подведомственности и подсудности судебные акты местных судов остаются в силе, продолжают действовать и формируют собой единичные, «выдающиеся» из общего массива, случаи судебной практики.

Такая практика нарушает единообразие в применении и толковании правовых норм о разграничении подведомственности между судами и арбитражами. Она также противоречит уже сформировавшейся судебной практике по указанным вопросам (прилагается). В свою очередь, это создает реальную угрозу существованию и функционированию арбитражей в Казахстане, а также порождает примеры, вдохновляющие субъектов правоприменения на новые неблаговидные дела против сформировавшейся в Казахстане арбитражной системы.

Читайте так же:  Ходатайство о снижении штрафа в суд

Такого рода судебные акты также порочат доброе имя и репутацию конкретных арбитражей, подрывают доверие к судебной системе, веру в справедливость существующей системы отправления правосудия и разрешения гражданско-правовых споров, отвращают граждан, предпринимателей, инвесторов (в том числе иностранных) от арбитражной системы, сеют среди них неуверенность и сомнения в возможности реальной защиты гражданских прав в арбитраже.

На основании вышеизложенного, в целях восстановления законности и защиты конституционных принципов, просим Вас внести по собственной инициативе в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан представление о пересмотре решения СМЭС Мангистауской области от 31 октября 2017 года и постановления судебной коллегии по гражданским делам Мангистауского областного суда от 22 декабря 2017 года как нарушающих единообразие в применении и толковании правовых норм о разграничении подведомственности между судами и арбитражами.

Член Международного совета при Верховном Суде РК,

Источник: http://www.zakon.kz/4967475-otkrytoe-pismo-predsedatelyu-verhovnogo.html

Статья 291.6. Рассмотрение кассационных жалобы, представления в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июня 2014 г. N 186-ФЗ глава 35 настоящего Кодекса дополнена статьей 291.6, вступающей в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня вступления в силу Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ

Статья 291.6. Рассмотрение кассационных жалобы, представления в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 291.6 АПК РФ

1. Кассационные жалоба, представление, поданные в соответствии с правилами, установленными статьями 291.1 — 291.3 настоящего Кодекса, изучаются судьей Верховного Суда Российской Федерации.

2. Судья Верховного Суда Российской Федерации изучает кассационные жалобу, представление по материалам, приложенным к ним, или по материалам истребованного дела.

Информация об изменениях:

Часть 3 изменена с 1 октября 2019 г. — Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ

3. В случае истребования дела судья Верховного Суда Российской Федерации вправе вынести определение о приостановлении исполнения обжалуемых судебных актов до окончания производства в суде кассационной инстанции, если лицо, подавшее кассационные жалобу, представление, ходатайствует о таком приостановлении, при условии, что заявитель обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения судебных актов.

Ходатайство о приостановлении исполнения судебных актов, подписанное усиленной квалифицированной электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, может быть подано в арбитражный суд посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

4. Утратила силу с 1 октября 2019 г. — Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ

Информация об изменениях:

Информация об изменениях:

Часть 5 изменена с 1 октября 2019 г. — Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ

5. Определение о приостановлении исполнения судебного акта или об отказе в приостановлении его исполнения выносится судьей Верховного Суда Российской Федерации немедленно после истребования дела, а в случае поступления ходатайства о приостановлении исполнения судебных актов после истребования дела — в трехдневный срок со дня поступления ходатайства в суд. Копии определения направляются лицам, участвующим в деле.

6. Исполнение судебного акта приостанавливается на срок до вынесения судьей определения об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации или на срок до принятия Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации определения по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления вместе с делом, если судьей не установлен иной срок приостановления исполнения судебного акта.

7. По результатам изучения кассационных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела. При этом кассационные жалоба, представление, а также копии обжалуемых судебных актов остаются в суде кассационной инстанции;

2) о передаче кассационных жалобы, представления вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Информация об изменениях:

Часть 8 изменена с 1 октября 2019 г. — Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ

8. Председатель Верховного Суда Российской Федерации, заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации вправе не согласиться с определением судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации и до истечения срока подачи кассационных жалобы, представления на обжалуемый судебный акт вынести определение об отмене данного определения и передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Время рассмотрения этих жалобы, представления в Верховном Суде Российской Федерации при исчислении указанного срока не учитывается.

Информация об изменениях:

Статья 291.6 дополнена частью 9. — Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ

9. В случае, если при рассмотрении кассационных жалобы, представления будет установлено, что имеется обстоятельство, предусмотренное пунктом 5 части 3 статьи 311 настоящего Кодекса, судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, в котором указывает на возможность пересмотра обжалуемого судебного акта по новым обстоятельствам.

Источник: http://base.garant.ru/12127526/2e014a7b7251c3825258f6b18580a8e8/

В Верховном суде отказались рассматривать ходатайство по делу Кузнецова

Судья Верховного суда Казахстана отказала в рассмотрении отмены решения Алматинского областного суда о возвращении Александра Кузнецова в колонию, передает NUR.KZ.

Об этом на своей странице Facebook сообщила Алма Мусина, адвокат Кузнецова.

Как отмечает Мусина, ответ ей прислал судья кассационного суда, в то время как ходатайство она отправляла Жакипу Асанову, председателю Верховного суда РК.

В ответном письме от судьи Агыбаевой говорится о том, что апелляционный суд принимал свое решение в порядке главы 51 УПК РК.

Однако, пишет Мусина, в соответствии с этой же статьей, у потерпевшего не было права обжалования, а значит Алматинский областной суд не должен был рассматривать жалобу Мураткалиева.

Еще одним основанием для отказа, как сообщила Алма Мусина, послужило то, что судебные акты, связанные с исполнением приговора пересмотру в кассационном порядке не подлежат.

Адвокат недоумевает по факту того, что отказ в рассмотрении ходатайства ей предоставила судья кассационного суда.

Ведь, как пишет Мусина, председатель ВС РК может внести представление в кассационную инстанцию о пересмотре судебного акта.

Именно по этой причине ходатайство было отправлено именно ему.

«Честно сказать я не понимаю, почему это все происходит. Есть ли смысл вообще работать дальше в адвокатуре? Есть ли смысл жить в стране, где законы не работают, или работают, но не для всех? Опускаются руки», — сетует Алма Мусина.

Фото: Facebook / Алма Мусина

Все новости по теме читайте здесь>>

Источник: http://www.nur.kz/1749997-v-verhovnom-sude-otkazalis-rassmatrivat-hodatajstvo-po-delu-kuznecova.html

Ходатайство о внесении представления председателем верховного суда

Несмотря на раннее неприменение к осужденному правозащитнику закона об амнистии, из-за чего он отбывает свой срок полностью, он еще рассчитывает на восстановление законности. Тем временем Вадим уже может подавать на УДО.

Читайте так же:  Некоммерческое партнерство инновации

Председателю Верховного суда Жакипу Асанову

ХОДАТАЙСТВО

О вынесении представления о пересмотре наказания в порядке надзора приговора от 07.12.2012 года.

7 декабря 2012 года приговором межрайонного специализированного суда по уголовным делам Жамбылской области я был осужден по статье 181 ч.4 УК РК с применением статьи 59 ч. 2 УК РК (в редакции 1997 года). Было назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы в колонии особого режима.

9 сентября 2015 года Есильский районный суд СКО имеющийся в приговоре от 7 декабря 2012 года термин «рецидив» ч.3 статьи 13 УК РК (в редакции 1997 года) заменил на статью 14 ч.2 УК РК новой редакции — «опасный рецидив».

27.06.2018 года судебная коллегия по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда из приговора 7 декабря 2012 года статью 59 исключила, назначив к отбытию 9 лет лишения свободы в колонии особого режима. При этом все вышестоящие судебные инстанции приговор от 7 декабря 2012 года оставили без изменения.

Несмотря на пройденные судебные инстанции по данное время имеет место очевидный факт неправильного назначения мне наказания – применение определения «рецидива» преступления.

Так в описательный части приговора от 7 декабря 2012 г. указано «… суд установил, что подсудимый Курамшин В. ранее неоднократно судим, в том числе судом г.Петропавловска 22 сентября 1999 г. за совершение преступления по п.б части 3 статьи 167 УК РК, относящегося к категории тяжких преступлений». «Его судимость не погашена». «Отягчающим вину Курамшина В. суд считает наличие у Курамшина В. опасного рецидива».

В силу требований 3 пунктам 13 нормативного постановления ВС РК от 25 декабря 2013 года №8 (обратимо во времени) приведенные выше выдержки из приговора от 7 декабря 2012 г. подлежат исключению как незаконно вмененные. Поскольку, исходя из данной нормы, суды должны были руководствоваться следующим: «на основании статьи 15 Закона РК об амнистии от 9 января 2006 г. следует признавать снятыми судимости на основании амнистии, которые были освобождены от наказания, так и у тех лиц, которые к моменту издания амнистии наказание уже отбыли». Из чего следует очевидный вывод – судимость от 22 сентября 1999 года по статье 177 ч. 3 УК РК, на которую указано в приговоре от 7 декабря 2012 г., подлежит к снятию, а последующие судимости погасились временем, поскольку относятся к категории небольшой тяжести.

Что твердо обосновывается четко прописанными требованиями Закона, толкования которых строги и недвусмысленны.

9 января 2006 года вышла амнистия. Постановлением районного суда СКО 22 января 2003 г. от наказания от 22 сентября 1999 г. я был условно-досрочно освобожден. 1 февраля 2003 г. неотбытый срок составлял 3 года, 7 месяцев и 3 дня.

Никаких временных аномалий в природе на данный период зафиксировано не было. Конец срока наказания: 24 августа 2006.

Видео (кликните для воспроизведения).

С 1 февраля 2003 г. для моего УДО истекло без 13 дней 3 года к моменту 9 января 2006 г. – к выходу амнистии. На момент выхода амнистии 9 января 2006 до истечения срока моего наказания оставалось 7 месяцев 15 дней.

С 1 февраля 2003 года моего УДО истекло, без 15 дней, 3 года к моменту 9 января 2006 года к дню выхода амнистии. На момент выхода амнистии – 9 января 2006 года до истечения срока моего наказания оставалось 7 месяцев 15 дней – менее одного года.

В соответствии со статьей 5 закона об амнистии, подлежали освобождению от наказания осужденные за тяжкие преступления, которым к моменту выхода амнистии оставалось менее года.

В статье 10 Закона об амнистии прямо указывается, что «амнистия распространяется на лиц, отмеченных в подпункте 8 осужденные по статье 177 ч. 3 УК РК, которым до конца срока наказания на момент выхода амнистии оставалось менее одного года». Лиц условно-досрочно освобожденных от наказания надлежит амнистировать территориальным судам по месту их жительства. В моем случае это городской суд Петропавловска. Статья 19 Закона об амнистии накладывала обязанность на суд применить ко мне амнистию не позднее 6 месяцев, то есть до 9 июля 2006 года.

24 августа 2006 г. срок моего наказания истек. Но амнистия по вине суда г.Петропавловска так и не была исполнена. Что не помешало судье городского суда Петропавловска месяц спустя после истечения срока моего уголовного наказания и спустя два месяца после обозначенного обязательного исполнения судом применения амнистии вернуть срок УДО по судебному постановлению от 22 января 2003 г., присоединив его к наказанию по приговору 26 сентября 2006 г. в виде моего ограничения свободы, отправив меня таким образом в колонию строгого режима на срок 3 года и 6 месяцев. Несмотря на всю очевидность незаконного игнорирования судье городского суда г.Петропавловска требований статьи 5 Закона об амнистии коллегия по уголовным делам областного суда в 2006 г. и 2007 г. отказала мне в применении амнистии по откровенно надуманным основаниям. В своем ответе они указали, что «…срок неотбытой части наказания составляет 3 года 7 месяцев и 3 дня, а не менее года, как ошибочно полагает осужденный Курамшин».

Столь издевательские отписки в применении амнистии 12 лет назад мешают мне и сейчас добиться законности.

20 июня этого года в ходе рассмотрения моего ходатайства на применение амнистии областной суд ВКО, изучив мои доводы, запросил по инициативе представителя прокуратуры имеющиеся в отношении меня судебные акты 2006 года в связи с чем был объявлен перерыв.

27 июня этого года судья при изучении судебных актов, с которыми прокуратура вышла в суд с инициативой требования исключения статьи 60, выявились судебные постановления областного суда СКО от 2006 и 2007 гг. с указанной незаконной формулировкой в отказе мне в применении амнистии, что послужило основанием для отказа и в этот раз – уже в областном суде ВКО, поскольку этот суд является судом той же инстанции, что и суд СКО. При этом обращаю внимание председателя Верховного суда на следующее:

— В соответствии с пунктом 4 нормативного постановления Верховного суда РК №8 от 25 декабря 2007 г.: «При признании рецидива и определении его вида необходимо тщательно выяснять обстоятельства, касающиеся прежних судимостей каждого из подсудимых. В частности, выяснению подлежат: возраст подсудимого в момент совершения преступлений, категория преступлений, за которые подсудимый ранее был осужден, вид наказания, который был определен по приговору суда, было ли фактически отбыто назначенное по приговору наказание, имело ли место замена назначенного по приговору наказания другим наказанием и в связи с чем, когда и по каким основаниям осужденный был освобожден от отбывания наказания, были ли сняты или погашены прежние судимости».

Данное судебное постановление на момент вынесения приговора от 7 декабря 2012 г. имело силу закона в соответствии со статьей 4 Конституции РК. Данное судебное постановление было включено в состав действующего права, а также является общеобязательным.

Из этого следует, что вмененный мне особо опасный рецидив в приговоре от 7 декабря 2012 г. был не обоснован. Таким образом, я был лишен права на объективный, компетентный, справедливый суд. А также имел место факт откровенной дискриминации. Данная норма подпадает под прямой запрет как Международного пакта о гражданских и политических правах, так и Конституции.

На основании всего вышеизложенного, руководствуясь ч.2 статьи 486 УПК РК, статьей 2 УПК РК, положениями МПГПП, прошу Вас:

— Вынести представление о пересмотре в части надзора вступившего в силу приговора от 7 декабря 2012 г., исключить незаконное вменение рецидива и указания на имевшие отягчающие обстоятельства «ранее судим».

— Привести приговор и наказание в соответствии с требованиями закона.

Читайте так же:  Госслужащим запретили выезд за границу

Источник: http://bureau.kz/sobstvennaya_informaciya/khodataistvo_kuramshina_predsedatelyu/

Ходатайство о внесении представления председателем верховного суда

Председателю Верховного Суда Республики Казахстана Асанову Ж. К.

Обращение в соответствии со ст. 78 Конституции Казахстана и п. 2 ст. 6 ГПК РК об обращении Верховным Судом в Конституционный Совет РК с

Представлением о признании:

1) п.2 ст. 443 ГПК РК неконституционным в части — рассмотрения материалов дела должностным лицом – «…в течение тридцати рабочих дней со дня поступления дела» (после предварительного рассмотрения им Ходатайства «в десятидневный срок»), как вмешательство должностного лица, в нарушение конституционного запрета на вмешательство должностных лиц в конкретное судебное дело, — ещё и в нарушение единообразия порядка предварительного рассмотрения обращений (исков, жалоб) в суд;

2) п.2) ч.1 ст. 444 ГПК РК неконституционным — «об отказе в передаче ходатайства для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции при отсутствии оснований для пересмотра судебных актов», то есть решение должностным лицом судьбы дела окончательно – лишение человека конституционного права – п. 2 ст. 13 на судебную защиту высшей судебной инстанцией национального правосудия, а также по п.1 ст. 444 – оформление результата предварительного (а не по существу дела) должностным лицом рассмотрения Ходатайства, называнием «Постановлением», как акта суда, в нарушение единообразия называния документов, исходящих из судебного органа.

Поскольку статьи 443 и 444 ГПК предназначены для применения только Верховным Судом,

следовательно, обращение в Конституционный Совет РК по названному основанию является компетенцией только Верховного Суда Казахстана.

Прошу Верховный Суд Казахстана обратиться с Представлением в Конституционный Совет РК о признании норм п.2 ст. 443 и п.2) ч.1 ст. 444 ГПК РК неконституционными.

В связи с тем, что при очевиднейшем несоответствии названных норм Конституции РК, обращение в Конституционный Совет РК возможно только – «Если суд усмотрит…ущемление закреплённых Конституцией прав человека…». А может и «не усмотреть», если будет смотреть «глазами Мами К.А», не без участия которого ГПК РК превращён в документ в интересах коррупции, и до сих пор Верховный Суд Казахстана по собственной инициативе «не усмотрел» же, — вероятно потому, что самые высокопрофессиональные в государстве судьи имеют такое же правосознание, что и у Мами К.А.. Поэтому считаю необходимым добавить изобличение ложности словесных формулировок норм названных статей ГПК РК и опубликовать для широкой гласности это обращение в полном объёме, с необходимыми пояснениями для не юристов, – официально объявленная транспарентность судебной системы Казахстана обязывает.

Подробное изобличение лживости названных норм.

Судебная система Республики Казахстан основана на единообразии конституционных принципов правосудия. Единообразие – конституционный (ключевой) принцип правосудия Казахстана — Конституция РК, ст.77, п.4 – «Принципы правосудия, установленные Конституцией, являются общими и едиными для всех судов и судей Республики» и в Конституционном законе «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» (далее КЗ «ОСС»), ст.4 «Единство судебной системы» — «Единство судебной системы обеспечивается: п. 1) общими и едиными для всех судов и судей принципами правосудия, установленными Конституцией, конституционными законами, процессуальными и иными законами»; п. 2) «осуществлением судебной власти в единых для всех судов форм судопроизводства, установленных законами», и в «новом» ГПК РК, ст. 438, ч. 6, п. 3) «…нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права» в принятом постановлении является «основанием к пересмотру в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных актов», том числе даже Постановления самой кассационной инстанции – п. 5 ст. 434 ГПК РК.

Незаконные судебные акты первой и апелляционной инстанций в установленном порядке обжалуются в суд кассационной инстанции Верховного Суда обращением под названием – Ходатайство (в законе написано со строчной буквы, здесь – с прописной, как и названия судебных актов и все выделенные в тексте жирным шрифтом слова — имярек). Как любое обращение в суд, подлежащее рассмотрению и разрешению по нормам ГПК РК — судом, которое рассматривается судом предварительно на соответствие установленным требованиям по форме и содержанию, а в случае обнаруженных судом несоответствий возвращаются подателю для исправления и подачи исправленное в суд для приёма по дате первой подачи.

Ходатайство тоже подлежит предварительному рассмотрению, но.

Рассмотрим статьи 443 и 444 ГПК с позиции императивной аксиомы гражданского законодательства, п.1 ст. 6 ГК РК – «Нормы гражданского законодательства должны толковаться в соответствии с буквальным значением их словесного выражения».

Ст. 443 ГПК называется буквально — «Предварительное рассмотрение ходатайства» (то есть, — кем, сроки и содержание). В законодательстве каждое слово применено специально и должно толковаться только в его буквальном значении

В первом предложении – «Ходатайство о пересмотре судебного акта в кассационном порядке изучается судьёй кассационной инстанции, который в десятидневный срок разрешает следующие вопросы»:

  1. В нарушение единообразия предварительного рассмотрения обращений в суд, подлежащих рассмотрению судом, написано, что Ходатайство не «предварительно рассматривается», а изучается, но не судом, а судьёй (но изучение-исследование представленных суду сторонами по делу доказательств их позиций при рассмотрении дела по существу в судебном заседании, является прерогативой суда, — буквально другая процедура), Судья же становится судом по делу единолично или в составе судебной коллегии только тогда, когда ему одному в суде первой инстанции или в составе судебной коллегии вышестоящих судов поручается рассмотрение и разрешение конкретного судебного дела по существу. Судья, который по названию статьи 443 должен только предварительно рассмотреть Ходатайство, не решает дело по существу, поэтому в первом предложении статьи он и не назван судом. Независимо, какой коллегии, — «Судья является должностным лицом государства…» — п.1 ст. 23 К.З. «ОСС». Поэтому судья, предварительно рассматривающий Ходатайство, является должностным лицом. Слово – «изучается» применено не нечаянно и не спроста, а умышленно, ниже – будет показано.

Далее, по порядку статьи – про «следующие вопросы», которых в статье оцифровано двумя пунктами а в действительности вопросов («между строк» второго пункта) больше.

Поэтому «тридцать рабочих дней» предоставлены судье не для установления основания для «передачи ходатайства с делом для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции…» — для п.1) ч.1 ст. 444 ГПК, а для п.2) ч.1 ст. 444 ГПК – для «отыскания» — голословно обманно написать в Постановлении судьи про отсутствие оснований для передачи Ходатайства с материалами дела в коллегиальный суд кассационной инстанции на рассмотрении по существу, — чтобы отказать.

В порядке соблюдения единообразия всё, что исходит от должностного лица должно оформляться письмом.

  1. Обращаю внимание также на то, что обжалование судебных актов в апелляционном порядке называется Жалобой (частной, апелляционной), а оспаривание судебных актов в кассационном порядке, в нарушение единообразия называния обращений о несогласии с вынесенными судебными актами, называется Ходатайством, — для создания отношения читателя к другим нарушениям единообразия в ГПК РК, как к необязательности соблюдения единообразия всех форм и принципов судопроизводства. При том, ещё, что Ходатайствами называются обращения сторон по делу: о назначении экспертизы – п.3 ст. 180 ГПК: о возвращении доказательств на материальных носителях – п.4 ст.101; об освобождении от оплаты юридической помощи – п.3 ст. 112 ГПК; по вопросам, связанным с разбирательством дела в судебном заседании – статьи 195,419 ГПК. Чехарда с терминами применяется в законах сознательно только в интересах обеспечения судам возможности выносить незаконные решения, а не потому, что Законодатель – дилетант.

Несмотря на очевидность несоответствия Конституции Казахстана названных норм ГПК? надежды на признание Конституционным Советом РК их неконституционными нет пока Конституционный Совет возглавляет Мами К.А. (соавтор неконституционных норм ГПК?).

Читайте так же:  Мировое соглашение при банкротстве гражданина

Источник: http://bureau.kz/zayavleniya_i_obrasheniya/obrashenie_k_predsedatelyu_verkhovnogo_suda_ovchinnikov/

О прилагаемых документах к ходатайствам о пересмотре судебных актов в кассации и причинах частых возвратов

  • отсутствует документ об уплате госпошлины;
  • уплата по неверно указанным реквизитам (ошибочный КБК, некорректный бенефициар или плательщик);
  • недоплата госпошлины по спорам о недействительности сделок, связанных с последующим возвратом имущества, уплата госпошлины по исковому заявлению произведена из расчета 50% от МРП, тогда как необходимо уплатить из расчета (1%-физические лица, 3%-юридические лица) от рыночной стоимости имущества;
  • неполная уплата госпошлины по требованиям неимущественного характера, где расчет ставок по МРП, произведен по размеру менее установленного месячного расчетного показателя на момент подачи ходатайства, или сумма уплаты не соответствует количеству заявленных требований.

Не соблюдение требований:

  • содержание не соответствует установленному порядку (отсутствие подписи, не указан судебный акт и т.д.);
  • подано лицами, права и законные интересы которых, не затрагиваются судебными актами;
  • представлено по истечении срока;
  • судебные акты не обжалованы в апелляционном порядке;
  • отсутствия у представителя: доверенности/документа, удостоверяющего полномочия; заверенной копии диплома высшем о юридическом образовании, ордера адвоката;
  • имеется постановление об отказе в передаче ходатайства о пересмотре судебного акта в кассационной инстанции, этим же участником или по тем же основаниям, в зависимости от категории дела;
  • отсутствие исключительных оснований, влекущих пересмотр судебных актов.

Источник: http://sud.gov.kz/rus/content/o-prilagaemyh-dokumentah-k-hodataystvam-o-peresmotre-sudebnyh-aktov-v-kassacii-i-prichinah

Ходатайство о внесении представления председателем Верховного суда Республики Казахстан

Прежде чем скачивать документ, убедитесь, что заполнены все реквизиты. Также проверьте правильность склонения всех введенных данных.

Чтобы изменить реквизит, кликните по нему в окне документа.»> Скачать

    Русский

    Казахский

    Казахский/Русский

    Прежде чем скачивать документ, убедитесь, что заполнены все реквизиты. Также проверьте правильность склонения всех введенных данных.

    Чтобы изменить реквизит, кликните по нему в окне документа.»> Сохранить

      Русский

      Казахский

      Казахский/Русский

      [Дата решения суда] года [Наименование суда] было вынесено решение по гражданскому делу № [Номер дела] по иску [Наименование юридического лица] (далее — «Истец») к [Ответчик] (далее — «Ответчик») о [Решение суда] (далее — «Решение суда»).

      Источник: http://bestdocs.kz/template/kopiya__hodatajstvo_o_vnesenii_predstavleniya_predsedatelem_verhovnogo_suda_respubliki_kazahstan-1568116385845.html

      Изменения в процессуальном законодательстве с 1 октября: тонкости применения

      Татьяна Андреева,
      доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, заместитель Председателя ВАС РФ в отставке

      Нюансы реализации поправок, внесенных в процессуальные кодексы Федеральным законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ (далее – Закон № 451-ФЗ), вызывают немало вопросов у практикующих юристов. Разъяснения, данные Верховным Судом Российской Федерации в связи с принятием данного закона (Постановление Пленума ВС РФ от 9 июля 2019 г. № 26; далее – Постановление № 26), затрагивают, по сути, только вопросы о том, какие нормы – старые или новые – должны применяться при рассмотрении дел, производство по котором было начато до 1 октября, на разных стадиях судебного разбирательства. Они крайне важны, но их не достаточно для беспроблемной реализации всех предусмотренных процессуальной реформой изменений. Разобраться в том, как на практике должны применяться ряд наиболее беспокоящих юристов новых норм в ходе одного из онлайн-семинаров, проводимых компанией «Гарант», помогла доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, заместитель Председателя ВАС РФ в отставке, заслуженный юрист РФ, к. ю. н. Татьяна Андреева.

      Обязательно ли представителю стороны предъявлять в суде оригинал диплома, подтверждающего наличие у него высшего юридического образования, или достаточно копии?

      Поскольку в Кодексе административного судопроизводства и ранее содержалось требование об обязательном высшем образовании представителя по административным делам (ч. 1 ст. 55 КАС РФ), позиция ВС РФ по этому вопросу была сформирована ранее в связи с применением данного положения. Думаю, ее и следует придерживаться. Суд указал, что факт наличия высшего юридического образования у представителей по делам, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства, подтверждается дипломом бакалавра, специалиста, магистра, дипломом об окончании аспирантуры (адъюнктуры) по юридической специальности. Документ может предъявляться в суде как непосредственно (оригинал диплома), так и в форме заверенной надлежащим образом копии (Обзор судебной практики ВС РФ № 3 (2015), утв. 25 ноября 2015 года). Под таким надлежащим удостоверением, скорее всего, понимается нотариальное заверение или удостоверение органом, выдавшим документ об образовании, то есть соответствующим вузом.

      Если представитель предъявляет оригинал диплома, суд фиксирует в протоколе, что данный документ был представлен для ознакомления. А копия, полагаю, в большинстве случаев приобщается к материалам дела, что впоследствии избавляет представителя от необходимости подтверждать соответствие требованию об образовании в вышестоящих судах, если вынесенное судом первой инстанции решение обжалуется.

      Адвокатам, напомню, не нужно предъявлять в суде ни дипломов, ни их копий – без наличия высшего юридического образования получить статус адвоката невозможно, поэтому удостоверение адвоката является достаточным для подтверждения документом. ВС РФ в упомянутом обзоре также обратил на это внимание.

      Вправе ли лицо, не имеющее высшего юридического образования, на основании доверенности знакомиться с материалами дела?

      Если речь идет о довольно распространенной ситуации, когда какое-либо лицо, например сотрудник организации, направляется в суд исключительно для того, чтобы сделать копии материалов дела, думаю, что такая практика по-прежнему будет возможна. Если же такое лицо намерено осуществлять именно представительство: заявлять ходатайства, давать объяснения и т. д., то оно должно иметь высшее юридическое образование.

      При этом важно помнить, что в случае, когда лицо начало участвовать в деле в качестве представителя до 1 октября текущего года, оно сохраняет свои полномочия после указанной даты вне зависимости от наличия высшего юридического образования или ученой степени по юридической специальности (п. 4 Постановления № 26).

      Возможно ли представление интересов организации по техническим вопросам специалистами, не имеющими юридического образования?

      Никаких требований к образованию лица, которое привлекается в процесс как специалист, законодательство не устанавливает. У него другая функция – дать какие-то разъяснения по предмету спора. Если же такое лицо наделяется полномочиями на подписание искового заявления, подачу жалоб и пр., значит, оно выступает в качестве представителя, а не специалиста, и требование о высшем юридическом образовании для него, разумеется, обязательно.

      Можно ли обжаловать по новым нормам Гражданского процессуального кодекса, закрепившим правила о так называемой сплошной кассации, отказ в передаче для рассмотрения в судебном заседании кассационной жалобы на вынесенное до вступления в силу Закона № 451-ФЗ судебное решение?

      Нет, возможность обжалования таких отказов не предусматривалась кодексом в принципе, и новые правила рассмотрения кассационных жалоб здесь не применимы. Но напомню, что применительно к кассационному производству в ВС РФ был предусмотрен способ «оспорить» подобный отказ – путем обращения к Председателю ВС РФ или его заместителю, которые наделены правом не согласиться с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании, отменить его и передать жалобу на рассмотрение (ч. 3 ст. 381 ГПК РФ в действовавшей до 1 октября 2019 года редакции).

      При рассмотрении дел по новым правилам во второй кассации – в судебной коллегии ВС РФ – действуют правила, аналогичные ранее установленному порядку рассмотрения кассационной жалобы: судья изучает жалобу и материалы дела и выносит определение о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании или об отказе в такой передаче (ч. 2 ст. 390.7 ГПК РФ). Обжаловать такой отказ невозможно, кроме как путем обращения к председателю ВС РФ или его заместителю, которые могут отменить соответствующее определение (ч. 3 указанной статьи). При этом следует иметь в виду, что во вторую кассацию сторона может обратиться, только если кассационная жалоба подавалась и была рассмотрена в первой кассации по существу (ч. 2 ст. 390.4 ГПК РФ) – одного факта обращения в кассационный суд общей юрисдикции недостаточно.

      Читайте так же:  Граница беларусь на выезд из польши

      В какой форме сторона направляет обращение к Председателю ВС РФ или его заместителю: жалобы на определение об отказе в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании или письма в свободной форме, – в законодательстве не уточняется. Не установлен и срок, в течение которого такое обращение возможно. Однако теперь в ч. 3 ст. 390.7 ГПК РФ, равно как и в ч. 8 ст. 291.6 Арбитражного процессуального кодекса, предусмотрено, что после 1 октября Председатель ВС РФ или его заместитель вправе не согласиться с «отказным» определением судьи ВС РФ и до истечения срока подачи кассационной жалобы вынести определение о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании. Стоит отметить, что это не совсем согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой в срок, отведенный на кассационное обжалование судебного решения, заинтересованное лицо вправе обратиться к Председателю ВС РФ или его заместителю с просьбой не согласиться с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании (Постановление КС РФ от 12 июля 2018 г. № 31-П).

      Процессуальными поправками существенно расширено содержание искового заявления и заявления о вынесении судебного приказа – предусматривается необходимость указания в нем одного из идентификаторов ответчика (п. 3 ч. 2 ст. 124, п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 125, п. 3 ч. 2 ст. 229.3 АПК РФ). При этом формулировки указанных норм дают основание полагать, что в некоторых случаях, например при подаче организацией иска или заявления о вынесении судебного приказа в отношении ответчика-гражданина, такое указание будет обязательным вне зависимости от того, известны ли такие сведения истцу. Как ему подать исковое заявление в этом случае, если данными об ответчике он не располагает?

      Для начала отмечу, что требование об указании в исковом заявлении и заявлении о выдаче судебного приказа более широкого круга сведений об ответчике, которые потом должны быть включены в текст самого судебного приказа (п. 4 ч. 1 ст. 127 ГПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 229.6 АПК РФ), было установлено во избежание ситуаций, когда так называемые бесспорные долги взыскиваются с других лиц – при совпадении ФИО, например.

      В первую очередь, полагаю, речь идет все-таки о данных, известных лицу, – из договора, если спор вытекает из договорных отношений, переписки между сторонами и т. д. Если сведения о должнике не известны, а суд оставляет исковое заявление без движения по причине отсутствия в нем таких идентифицирующих ответчика данных (несоблюдение требований к содержанию искового заявления, напомню, является одним из оснований для этого), советую, не дожидаясь возвращения заявления, предпринять попытку получить сведения из открытых источников, и если это невозможно, – уведомить об этом суд. Вправе ли он требовать от истца получения сведений об ответчике каким-то иным способом? Не думаю, ведь речь идет о персональных данных – для граждан в качестве такого идентификатора названы, в частности, серия и номер паспорта, водительского удостоверения, СНИЛС, ИНН.

      Из гражданского и арбитражного процессуального законодательства исключен термин подведомственность. В ГПК РФ вместо него используется понятие подсудность, в АПК РФ – компетенция, в КАС РФ встречаются все три термина. Не создаст ли это трудностей для участников процесса?

      Действительно, определенная непоследовательность законодателя здесь наблюдается, тем более что необходимость проведения процессуальной реформы обосновывалась в том числе важностью унификации регулирования однородных отношений во всех процессуальных кодексах. Однако само по себе различие терминов не критично, поскольку во всех кодексах предусмотрены идентичные последствия обращения не в ту юрисдикцию, каким бы понятием: подсудность, компетенция, подведомственность – она не определялась. Если факт обращения не в тот суд выявлен в момент принятия искового заявления, оно возвращается истцу (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 129 КАС РФ). Если же суд выявляет этот факт уже после принятия дела к своему производству, то он должен самостоятельно направить его в надлежащий суд. Суд общей юрисдикции передает дело непосредственно в арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 2.1 ст. 33 ГПК РФ), арбитражный суд – в областной или равный ему по уровню суд, а тот в свою очередь – в соответствующий районный суд или мировому судье (ч. 4 ст. 39 АПК РФ). То есть ни отказ в принятии искового заявления, ни прекращение производства по делу в случае обращения не в тот суд теперь невозможны, и это – в совокупности с правилом о недопустимости споров о подсудности – является важной гарантией обеспечения права на судебную защиту.

      Хотя мне кажется, что можно было бы ввести такие нормы и без исключения института подведомственности, вполне устоявшегося и работающего: подведомственность, напомню, ранее была определенным межюрисдикционным механизмом, позволяющим разграничивать вопросы ведения между, в частности, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. А подсудность использовалась для разграничения вопросов ведения между судами одной юрисдикции, но разного уровня.

      Не является ли излишним право председательствующего в судебном заседании определять продолжительность выступлений сторон (п. 8 ч. 2 ст. 153 АПК РФ), учитывая, что в качестве меры ответственности за нарушение лицом порядка в судебном заседании ограничение времени выступления предусмотрено отдельно (ч. 4.1-4.2 ст. 154 кодекса)? В ГПК РФ полномочие председательствующего по ограничению продолжительности выступления установлено только в отношении нарушителей (ч. 1 ст. 159 ГПК РФ).

      Думаю, что и в гражданском, и в арбитражном процессе такая возможность предусмотрена главным образом в целях наделения председательствующего в судебном заседании дополнительным инструментом воздействия на участника судебного разбирательства, препятствующего его нормальному ходу своими действиями или поведением.

      Возможно, в арбитражных судах данная возможность будет использоваться и для организационных целей, чтобы спланировать процесс разбирательства и сделать его более эффективным. Нужно отметить, что данные положения в определенной мере заимствованы из зарубежных юрисдикций, где организация судопроизводства другая: помимо того, что представитель выступает в процессе, текст его выступления в письменном виде представляется в суд и находится в материалах дела, так что судья, который ведет заседание или председательствует в нем, может ознакомиться с текстом самостоятельно. В таком случае право судьи ограничить выступление лица – он может попросить, например, привести основные аргументы без подробностей – представляется оправданным. Наше процессуальное законодательство не предусматривает обязанности участников разбирательства и их представителей предъявлять суду свое выступление в письменном виде, хотя некоторые юристы, нужно отметить, делают это по своей инициативе. И все же, учитывая, что иногда процесс превращается в многочасовую дискуссию, далеко не всегда содержательную, установление определенных рамок для выступлений, думаю, можно признать уместным.

      Применяется ли новое правило о трехмесячном сроке для подачи заявления о возмещении судебных расходов в отношений решений судов общей юрисдикции, вступивших в законную силу до 1 октября?

      Правило о трехмесячном сроке для подачи заявления о возмещении судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением дела в суде общей юрисдикции, применяется после 1 октября 2019 года (п. 9 Постановления № 26). То есть в тех случаях, когда последний судебный акт, которым закончено рассмотрение дела по существу в суде общей юрисдикции, вступил в законную силу до указанной даты, трехмесячный срок на подачу заявления по вопросу о судебных расходах исчисляется с 1 октября 2019 года.

      Видео (кликните для воспроизведения).

      Источник: http://www.garant.ru/article/1298796/

      Ходатайство о внесении представления председателем верховного суда
      Оценка 5 проголосовавших: 1

      ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

      Please enter your comment!
      Please enter your name here