Нарушение права на защиту в уголовном процессе

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Нарушение права на защиту в уголовном процессе" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 16 УПК РФ

О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве, см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. N 29

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Источник: http://base.garant.ru/12125178/7a58987b486424ad79b62aa427dab1df/

Право на защиту по уголовному делу: содержание и реализация

Право на защиту — институт, обеспечивающий состязательное ведение уголовного процесса. Верховный суд разъяснил, как применять нормы, обеспечивающие право на защиту по уголовному делу. Будет ли у защиты больше возможностей после специального пленума Верховного суда?

Без права на защиту, говорить о последней вообще не имеет смысла. О проблемах защиты по уголовным делам мы уже останавливались в специальной статье блога.
В данном материале мы поговорим о разъяснениях Пленума Верховного суда РФ (с текстом постановления которого за № 29 от 30 июня 2015 года «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» можно ознакомиться здесь).

Право на защиту обеспечивает обвиняемому возможность самостоятельно или с помощью защитника опровергать предъявленное обвинение.

Очень многое в положении обвиняемого зависит от его знания своих процессуальных прав и способов их реализации, а также от того, как ему будет помогать защитник. Правильный выбор адвоката, который будет защищать на предварительном следствии и в суде, – это 100% гарантия избежать засуживания и откровенного хамства.

В любом случае, практика расследования уголовных дел всегда имела разночтения одних и тех же норм. Разъяснения Верховного суда о праве на защиту несомненно помогут единообразному применению данного института права.

Мы поговорим о пользе разъяснений высшей судебной инстанции для обвиняемых и подозреваемых. Что существенно нового внес ВС для подзащитных адвоката в реализации права на защиту?

Кроме всем известных постулатов, никаких ожидаемых новелл (с позиции усиления стороны защиты) ВС не привнес. Но повторение — тоже мать учения. Итак,

1. Обеспечение права на защиту является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия, действующим во всех стадиях уголовного процесса.

2. Правом на защиту обладают: лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ; подозреваемый; обвиняемый; подсудимый; осужденный; оправданный; лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера; несовершеннолетний, к которому применена принудительная мера воспитательного воздействия; лицо, в отношении которого уголовное дело (далее — дело) или уголовное преследование прекращено; лицо, в отношении которого поступил запрос или принято решение о выдаче; а также любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица.
Таким образом, теперь у защиты (адвоката) есть дополнительный аргумент — можно ссылаться на пункт 1 данного постановления Пленума ВС, — если должностные лица захотят препятствовать его допуску к защите клиента на стадии доследственной проверки либо, когда подзащитный проходит свидетелем по уголовному делу.

3. Необходимо иметь в виду, что предусмотренное ч. 1 ст. 50 УПК РФ право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника. По смыслу положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат.

4. В силу части 1 статьи 50 УПК РФ защитник или несколько защитников могут быть приглашены для участия в деле как самим обвиняемым, так и его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого.
Если обвиняемым заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для приглашения избранного им защитника, то обвиняемому следует разъяснить, что в силу положений ч. 3 ст. 50 УПК РФ при неявке приглашенного им защитника в течение 5 суток либо в течение иного более длительного, но разумного срока со дня заявления такого ходатайства суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае отказа — принять меры по его назначению.
В том же порядке суд при отводе единственного адвоката, осуществляющего защиту обвиняемого, принимает меры к обеспечению участия в судебном заседании другого адвоката.
Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов.

Новелла, ослабляющая позиции защиты по уголовным делам

ВС указал, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц.
При этом ни закон, ни ВС не раскрывают понятие «недобросовестное использование», что дает возможность стороне государственного обвинения произвольно трактовать право на защиту и избранные обвиняемым (подсудимым, осужденным) средства защиты, в том числе активной защиты, как злоупотребление правом или как методы воспрепятствования правосудию.

Источник: http://advokat-zashchitnik.ru/ugolovnoe_delo/pravo-na-zachitu-po-ygolovnomu-delu_76.html

Нарушено ли право на защиту?

Николенко О.В., судья Ленинградского областного суда.

В настоящее время практически не подвергается критике положение ст. 75, ч. 2, п. 1, УПК РФ о том, что показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Очевидно, что это положение направлено прежде всего на то, чтобы пресекать существующую практику получения доказательств в отсутствие защитника, что, к сожалению, иногда открывает возможность применения недопустимых мер для получения таких доказательств.

Вместе с тем возникает вопрос: не противоречит ли данная норма уголовно-процессуального закона Конституции Российской Федерации и общепризнанным нормам международного права, достаточно ли лишь одного заявления лица, отказавшегося в судебном заседании от своих показаний в рамках предварительного следствия, для признания данного доказательства недопустимым?

Так, по одному из уголовных дел, рассмотренному в Ленинградском областном суде (дело возбуждено в период действия УПК РСФСР и окончено расследованием в период действия УПК РФ), в стадии предварительного слушания, в ходе которого дело в порядке ст. 237 УПК РФ было возвращено прокурору, судья по ходатайству обвиняемого исключил из совокупности доказательств протокол осмотра места происшествия с участием обвиняемого, так как данное следственное действие проведено в отсутствие адвоката.

Читайте так же:  Виндикационный иск гпк

Однако из материалов дела следует, что инициатива выйти на место происшествия принадлежала именно обвиняемому, который при предшествующем допросе с участием защиты указал, что «готов показать, как все произошло, на месте», отразив, что «при производстве этого следственного действия адвокат ему не нужен, а его активную помощь в раскрытии дела просит учесть в качестве смягчающего обстоятельства».

В этой связи необходимо установить, а в чем конкретно выразились нарушения прав обвиняемого, с согласия которого было проведено указанное следственное действие, являются ли они существенными, свидетельствующими об игнорировании гарантированных Конституцией Российской Федерации прав человека и гражданина.

Оспариваемое следственное действие, если его оценивать в соответствии со ст. ст. 4, 88 УПК РФ, позволяет констатировать, что осмотр места происшествия произведен с соблюдением требований ст. 179 УПК РСФСР, с участием понятых, которые в соответствии со ст. 135 УПК РСФСР удостоверили факт, содержание и результаты действий, при которых присутствовали; при этом обвиняемому перед началом следственного действия были разъяснены права, указанные в ст. 46 УПК РСФСР, а также положение ст. 51 Конституции РФ.

Поэтому необходимо проанализировать, нарушено ли право обвиняемого на защиту в конкретном случае.

Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на оказание квалифицированной юридической помощи, при этом задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Указанный принцип обеспечения права подозреваемого и обвиняемого на защиту закреплен и в ст. 16 УПК РФ, согласно которой лицу предоставляется возможность осуществлять защиту лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Следовательно, исходя из требований закона, лицо имеет право определиться относительно реальной возможности осуществления своей защиты, считая возможным защищаться лично либо иным образом, в том числе с привлечением квалифицированного юриста.

Это положение закона соответствует и статье 6, ч. 3, п. «с», Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией в 1998 г., согласно которой каждый человек имеет право защищать себя лично или через посредство выбранного им защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия, а также ст. 14, ч. 3, п. «d», Международного пакта о гражданских и политических правах.

В этой связи следует исходить из того, что под «правом на защиту» понимается не только непосредственное участие защитника (адвоката или иного лица) в уголовном процессе в соответствии с требованиями ст. ст. 50 — 51 УПК РФ, но и конкретные права подозреваемого, обвиняемого, подсудимого по реализации своего права на защиту, в частности право быть судимым в его присутствии, право дать показания, представлять доказательства, обращаться с заявлениями и ходатайствами, допрашивать показывающих против него лиц, обжаловать действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, и суда, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом.

Следовательно, если гражданин изъявляет желание осуществлять свою защиту лично, в случае реального обеспечения защитой, но в силу статьи 52 УПК РФ от нее (защиты) отказавшийся, то лишение его этой возможности будет являться нарушением его конституционного права, если указанное не входит в противоречие с требованиями ст. 51 УПК РФ, то есть когда лицо не является несовершеннолетним, не страдает физическими или психическими недостатками либо не владеет языком, на котором ведется судопроизводство.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления N 1 от 5 марта 2004 года «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что, решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в пункте 3 части 2 статьи 75 УПК РФ, суд должен в каждом случае выяснить, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.

Указанное положение соответствует и разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, содержащемуся в Постановлении N 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», согласно пункту 16 которого доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальным законом.

Исходя из этого, решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, суд обязан выяснять порядок собирания доказательств, предусмотренный ст. 86 УПК РФ, проверять их в соответствии со ст. 87 УПК РФ, применяя в отношении каждого доказательства правила оценки (ст. 88 УПК РФ).

Давая разъяснение применительно лишь к п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, Верховный Суд РФ тем не менее отдельно высказал позицию относительно реализации права на защиту, указав в пункте 3 Постановления N 1 от 05.03.2004 на необходимость выяснять причину отказа от защитника с целью установления, не был ли отказ вынужденным, и констатируя, что отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие фактически было обеспечено, что по сути своей предполагает возможность оценки прежних показаний лица с позиции их допустимости.

Эта же позиция отражена и в пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г., который предусматривает возможность принятия судом заявленного отказа от защитника, когда он не является вынужденным, при реальной возможности участия защитника в деле.

Таким образом, сущность понятия права на защиту, предусматривающая право выбора лицом линии своей защиты, в том числе осуществлять свою защиту лично, соответствует как Конституции РФ, так и нормам международного права, а поэтому положения п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, как противоречащие нормам международного права, не могут учитываться при оценке доказательств, и в данном случае в соответствии с ч. 4 статьи 15 Конституции РФ, ст. 1 УПК РФ должны применяться правила международного договора, в связи с чем оснований для признания прежних показаний подозреваемого или обвиняемого, от которых последовал отказ, недопустимыми не имеется.

Указанное вытекает и из положения Пленума Верховного Суда N 1 от 05.03.2004 о том, что вынесение приговора с соблюдением процедур, установленных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, не может расцениваться как нарушение прав подсудимого на защиту, если отказ от защитника был заявлен в письменном виде или отражен в протоколе соответствующего следственного действия.

Кроме того, представляется, что простой констатации того, что подсудимый (обвиняемый) не подтверждает свои прежние показания, явно недостаточно для принятия решения по существу.

Необходимо выяснить, какие конкретно показания он не подтверждает, а это невозможно без исследования содержания текста протокола следственного действия, тем более что зачастую на практике лица лишь отрицают отдельные обстоятельства, касаемые, как правило, своих действий, в то время как подтверждают иную информацию, которая может иметь доказательственное значение при подтверждении совокупностью иных доказательств.

В этой связи уместно упомянуть решение Европейского суда по правам человека, принятое 23 апреля 2002 года по вопросу приемлемости жалобы N 48040/99 «Евгений Железов против Российской Федерации».

Заявитель, обращаясь в Европейский суд, жаловался, что после его задержания по подозрению в совершении преступления у него не было защитника в течение нескольких дней (до того, как он заключил соглашение с конкретным адвокатом), т.к. назначенный защитник не присутствовал при проведении следственного действия, вследствие чего в ходе его допросов он признал, что совершил преступление, и его признательные показания послужили основанием для его осуждения.

Европейский суд, решив, что жалоба заявителя на предполагаемое непредоставление защитника, является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции, указал, что заявитель был осведомлен о своем законном праве иметь защитника и отказался от какого-либо защитника, кроме того, нет никаких доказательств, что заявителя заставили отвечать на вопросы следователя или его каким-то образом запугали для того, чтобы он написал признание своей вины, а также нет доказательств, что заявитель не имел возможности выбора между отказом от дачи показаний и активным участием в допросе, наконец, нет никаких свидетельств того, что заявление о признании вины, сделанное в отсутствие защитника, отличается от иных заявлений.

Читайте так же:  Возмещение убытков это какое наказание

Результаты рассмотрения данной жалобы в Европейском суде по правам человека, учитывая Постановление N 5 Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», также убеждают в том, что вопрос о способе защиты является правом конкретного лица, который вправе избрать любую позицию, при условии реального обеспечения этого права, с разъяснением всех требований закона и с учетом интересов правосудия.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/8448-narusheno-pravo-zashhitu

Закон — блог адвоката в Москве

Юридические консультации адвоката и правовые новости

Нарушение права на защиту привело к отмене кассационного определения

О том, что каждый человек, привлекаемый к уголовной ответственности, имеет право на квалифицированную юридическую помощь, общеизвестно. В уголовном процессе такую помощь оказывает защитник обвиняемого, которого в народе называют не иначе, как «уголовный адвокат».

Согласно п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ, а также если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь.
Приведенные выше статьи закона известны каждому судье, но ошибки судьи продолжают допускать. Один из свежих примеров встретился мне при изучении новостей судебной практики в системе КонсультантПлюс.
Привожу его ниже с некоторыми сокращениями:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Верховного Суда РФ от 16 июля 2014 г. N 7-П14пр

кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 мая 2007 года и постановление Норильского городского суда Красноярского края от 27 января 2011 года в отношении Смолина А.С. отменить, уголовное дело передать на новое кассационное рассмотрение.
Избрать в отношении Смолина А.С. меру пресечения в виде заключения под стражу до 16 октября 2014 года.

Источник: http://proba.gesetz.pro/narushenie-prava-na-zashhitu-privelo-k-ot/

Обеспечение и защита прав обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе

Дата публикации: 15.02.2019 2019-02-15

Статья просмотрена: 760 раз

Библиографическое описание:

Егорова У. Г. Обеспечение и защита прав обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2019. — №7. — С. 183-185. — URL https://moluch.ru/archive/245/56352/ (дата обращения: 06.02.2020).

Одним из проявлений гуманности российского правосудия является право на защиту подозреваемого (обвиняемого) в уголовном процессе. Данное право основано на нормах международных документов и подтверждено российским законодателем. Так, ст. 7 Всеобщей Декларации прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г.) провозглашает: «Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона» [1]. Положения данного документа имеют значение и для реализации права на защиту обвиняемого (подозреваемого) как участников уголовного процесса.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифицированная в Российской Федерации, является гарантом того, что каждый человек имеет право на получение квалифицированной, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатной юридической помощи. Данное положение позволяет каждому лицу, ставшему подозреваемым в уголовном процессе, реализовать право на защиту [2].

Конституция Российской Федерации устанавливает ряд правил, гарантирующих охрану и защиту интересов подозреваемого (обвиняемого) важнейшими среди которых являются равенство всех перед законом, и судом (ст. 19); обязанностью государства является признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 2); право на защиту всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45) [3].

Обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту закрепляется в статье 16 УПК РФ [4]. Данный принцип является исходным пунктом всего комплекса правоотношений между органом расследования, подозреваемым и обвиняемым, содержанием которого является официальное объявление гражданину, в чем он подозревается или обвиняется и какими правами с этого момента он наделяется в целях защиты.

В различных статьях Уголовно-процессуального кодекса РФ обозначен широкий спектр норм о праве на защиту подозреваемого (обвиняемого). Так, в статьях 46 и 47 УПК РФ закреплены такие права, как право давать объяснения, предоставлять доказательства, заявлять ходатайства, выдвигать свои доводы. Они могут быть реализованы как лично обвиняемым (подозреваемым), так и защитником этого лица. Стоит отметить, что на стадии судебного разбирательства обвиняемый наделен наиболее широким рядом полномочий, так как именно в данном случае он имеет положение, равное стороне обвинения. [5]

Необходимо также обратить внимание на Постановлению Пленума ВС РФ «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» от 30.06.2015 N 29. В нем указан открытый перечень лиц, обладающих правом на защиту; предусмотрено, что право обвиняемого на защиту включает в себя не только право пользоваться помощью защитника, но и право защищаться лично или с помощью законного представителя всеми не запрещенными законом способами и средствами; а также, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника.

Как правило, право обвиняемого на защиту по уголовному делу предполагает ведение процесса в режиме состязательности, где все участники наделяются равным перечнем прав, поэтому обвиняемый вправе лично, либо с помощью защитника опровергнуть предъявляемое ему обвинение. С другой стороны участники уголовного процесса со стороны обвинения (дознаватель, орган дознания, начальник органа дознания или начальник подразделения дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор, суд) должны оказывать всевозможное содействие в реализации права обвиняемого (подозреваемого) на защиту.

Так, в целях обеспечения принадлежащего обвиняемому права заявлять ходатайства соответствующие органы и должностные лица в уголовном судопроизводстве обязаны:

1) разъяснить данное право обвиняемому в числе других прав, предусмотренных статьей 47 УПК РФ, одновременно с объявлением постановления о привлечении в качестве обвиняемого, копию которого вручить обвиняемому, а также перед началом следственных действий, производимых с его участием;

2) принять и своевременное рассмотреть заявленное в любой (письменной или устной) форме ходатайство;

3) уведомить участника процесса о принятом по его ходатайству решении [6].

С другой стороны, право на защиту предполагает предоставление обвиняемому (подозреваемому) права пользоваться помощью защитника. Из анализа ст. 49 УПК РФ во взаимосвязи с другими статьями УПК РФ следует, что в ходе предварительного расследования (как при производстве предварительного следствия, так и дознания) в качестве защитника может быть допущен только адвокат. Все иные лица, включая родственников подозреваемого (обвиняемого), в качестве защитников на данном этапе судопроизводства не могут быть допущены. К такому же выводу пришел и Конституционный Суд РФ, посчитавший, что, гарантируя обвиняемому право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство вправе устанавливать с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии к лицам, уполномоченным на оказание такой помощи. Участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь [7].

Защитник приглашается подозреваемым (обвиняемым), его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого (обвиняемого). По его просьбе участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом, при этом они вправе освободить подозреваемого (обвиняемого) от оплаты юридической помощи. Оплата труда адвоката в этих случаях должна компенсироваться за счет средств федерального бюджета.

Читайте так же:  Истребование доказательств в арбитражном процессе образец

Защитник может участвовать в деле с момента:

– вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

– возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

– фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления;

Видео (кликните для воспроизведения).

– объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

– начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления [8].

Таким образом, обеспечение прав обвиняемого (подозреваемого) на защиту охватывает все формы благоприятствования в реализации субъективных прав, предоставленных данному участнику уголовного судопроизводства, включая: информирование лица об обладании правами и их разъяснение; создание необходимых условий для реализации прав; уважение прав и законных интересов обвиняемого и недопустимость их нарушения; восстановление нарушенных прав.

Источник: http://moluch.ru/archive/245/56352/

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

СТ 16 УПК РФ

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Комментарий к Статье 16 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовую основу действия данного принципа в уголовном судопроизводстве составляют ст. ст. 48, 49 Конституции РФ, которые гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Кроме того, положения данного принципа провозглашаются и в международно-правовых актах: Международном пакте о гражданских и политических правах (подп. «d» п. 3 ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подп. «c» п. 3 ст. 6), в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения вправе защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, а если он не имеет защитника, то вправе быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда того требуют интересы правосудия, безвозмездно для него, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника.

2. Все положения, которые регламентируют право подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве, касаются не только данных участников уголовного процесса, но и в соответствии с родовым понятием «обвиняемый», а также положениями ч. 1 ст. 47 УПК РФ подсудимого, осужденного. При этом весь спектр, составляющий право на защиту в отношении данных участников уголовного судопроизводства, может действовать как в совокупности, так и в отдельности при производстве по уголовным делам.

4. Нарушение принципа обеспечения подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному права на защиту влечет за собой отмену либо изменение итогового судебного решения вышестоящей судебной инстанцией при производстве по уголовным делам. Так, к примеру, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ безусловным основанием к отмене или изменению судебного решения является рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным, или с иными нарушениями права обвиняемого пользоваться защитой с помощью защитника. Так, Определением Судебной коллегии ВС РФ от 26 июля 2012 г. N 53-Д12-14 дело о покушении на организацию незаконного сбыта наркотических средств, приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств направлено на новое судебное рассмотрение, так как судом надзорной инстанции нарушено право осужденного на защиту .
———————————
Там же.

5. Содержание принципа обеспечения права на защиту включает в себя ряд положений, которые сами составляют определенные критерии институциональности (инструментальности) в уголовном судопроизводстве. Кроме того, некоторые положения состоят из самого содержания принципа обеспечения права на защиту, другие корреспондируют с нормами УПК РФ, а некоторые регламентируются Конституцией РФ и международными нормативными правовыми актами. Содержание принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту включает в себя следующее:

1) обязанность обеспечить право на защиту подозреваемому, обвиняемому в уголовном судопроизводстве. В силу публичности уголовно-процессуальных отношений обязанность по обеспечению права на защиту возлагается на государство;

2) право на защиту подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве может быть осуществлено лично подозреваемым, обвиняемым; с помощью защитника; с помощью законного представителя;

3) право на защиту, которое связано с оказанием квалифицированной юридической помощи при производстве по уголовному делу;

4) обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснить подозреваемому, обвиняемому их право защищаться всеми не запрещенными нормами УПК РФ способами и средствами;

5) из вышеназванного элемента содержания права на защиту вытекает одна из составляющих права на защиту — осознание подозреваемым, обвиняемым наличия у них права защищаться всеми способами и средствами, не запрещенными нормами УПК РФ;

6) наделение подозреваемого, обвиняемого всеми процессуальными правами, которые позволяют обеспечить не только реализацию права на защиту, но и нормальное положение подозреваемого, обвиняемого в случае избрания и применения в отношения их мер уголовно-процессуального принуждения при производстве по уголовному делу;

7) обеспечение реальной возможностью пользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно, а в случаях, предусмотренных законом, — также законного представителя, которые наделены процессуальными правами и обязанностями, обеспечивающими достижение целей их участия в уголовном судопроизводстве. Участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого, обвиняемого обеспечивается должностными лицами, ответственными за производство по делу;

8) действие презумпции невиновности при производстве по уголовным делам.

Практика ЕСПЧ с учетом положений ЕКПЧ в качестве дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту, выделяет следующие элементы:

а) стандарты «добросовестного, сознательного и разумного отказа» от защитника ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Talat Tunc v. Turkey, Постановление от 27 марта 2007 г.; дело Jones v. the United Kingdom, Постановление от 9 сентября 2003 г.; дело Pishcalnikov v. Russia, Постановление от 24 сентября 2009 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

б) право на беспрепятственную коммуникацию обвиняемого с выбранным или назначенным защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Moiseev v. Russia, Постановление от 9 октября 2008 г.; дело S. v. Switzerland, Постановление от 28 ноября 1991 г.; дело Castravet v. Moldova, Постановление от 13 марта 2007 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

в) конфиденциальность коммуникации адвоката-защитника с обвиняемым и сведений, полученных защитником в ходе такого общения (адвокатская тайна) ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Smirnov v. Russia, Постановление от 7 июня 2007 г.; дело Kempers v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Lantz v. Austria, Постановление от 21 января 2002 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

г) право обвиняемого и его защитника на доступ к материалам уголовного дела и на получение необходимых копий процессуальных документов ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Foucher v. France, Постановление от 18 марта 1997 г.; дело Kremzow v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Mirialashvili v. Russia, Постановление от 11 декабря 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

д) право на своевременность встреч с защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Mayzit v. Russia, Постановление от 20 января 2005 г.; дело Bogumil v. Portugal, Постановление от 7 октября 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

Читайте так же:  Восстановление срока на подачу судебного приказа

е) право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника .
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Popov v. Russia, Постановление от 13 июля 2006 г.; дело Groissant v. Germany, Постановление от 25 сентября 1992 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

При этом некоторые положения дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту и нашли свое отражение в решениях ЕСПЧ, определены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

Аналогичная позиция была высказана и Конституционным Судом РФ в Постановлении от 28 января 1997 г. N 2-П. Так, Конституционный Суд отмечает, что «участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь» ().

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-П // .

Понятие, форма удостоверения адвоката определены Приказом Минюста России от 5 февраля 2008 г. N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта РФ и выдаче адвокатам удостоверений» // РГ. 2008. 25 апр. N 4648.

Данная позиция отражена и в ч. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. «По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина», а также Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. N 128-О // .

Принят 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге // .

8. Сам процессуальный порядок разъяснения судом, прокурором, следователем и дознавателем прав подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному регламентирован нормами УПК РФ. Время и порядок разъяснения прав данным участникам уголовного судопроизводства предусматривается ч. 6 ст. 47, ч. 1 ст. 92, ст. 172 и др. (см. подробнее комментарий к данным статьям).

9. Во всех случаях судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе признать полученные доказательства недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), возвратить уголовное дело прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ (ч. 3 ст. 389.22, ч. 3 ст. 401.15 УПК РФ), изменить или отменить судебное решение (ст. 389.17, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ) и (или) вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (ч. 4 ст. 29 УПК РФ) .
———————————
См.: п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-1/glava-2/st-16-upk-rf

Конституционное право на защиту в современном уголовном процессе

Дата публикации: 09.09.2019 2019-09-09

Статья просмотрена: 17 раз

Библиографическое описание:

Ковалева Т. Н. Конституционное право на защиту в современном уголовном процессе // Молодой ученый. — 2019. — №36. — С. 96-99. — URL https://moluch.ru/archive/274/62299/ (дата обращения: 06.02.2020).

В системе основных конституционных прав человека и гражданина особое место занимает право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (п. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации). Его фундаментальный характер подчеркивается во всех общепризнанных принципах и нормах международного права.

В законодательном регулировании этого права делается важная оговорка, что подозреваемый (обвиняемый) может быть защищен всеми способами, не запрещенными законом (п. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации, ч. 2 ст. 16, п. 11 ч. 4 ст. 46 и п. 21 ч. 4 ст. 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), в том числе давать объяснения и давать показания относительно подозрений в отношении него или отказываться давать объяснения и доказательства; возражать против обвинения, давать показания по предъявленным ему обвинениям или отказываться давать показания; предоставить доказательства; подача петиций и вызовов; давать объяснения и свидетельские показания на родном языке или на языке, на котором он говорит, и бесплатно пользоваться помощью переводчика в случаях, когда обвиняемый не говорит или недостаточно говорит на языке разбирательства; участвовать в судебном процессе при изучении доказательств и судебных разбирательств; подавать жалобы на действия, бездействие и решения органов, ведущих производство по делу; ознакомиться с материалами дела в порядке, установленном законом.

Важнейшими гарантиями обеспечения права подозреваемого (обвиняемого) на защиту являются положения ст. 51 УПК РФ, устанавливающего случаи обязательного участия защитника. Согласно этой норме защитник обязан участвовать в уголовном процессе, если:

– подозреваемый, обвиняемый не отказался от адвоката в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ;

– подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;

– подозреваемый, обвиняемый в физических или психических недостатках, не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

– судебное разбирательство проводится в порядке, установленном ч. 5 ст. 247 УПК РФ;

– подозреваемый, обвиняемый не говорит на языке, на котором ведется уголовное производство;

– лицу предъявлено обвинение в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок более пятнадцати лет, пожизненное заключение или смертную казнь;

– уголовное дело подлежит рассмотрению присяжными;

– обвиняемый подал ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;

– подозреваемый подал ходатайство о расследовании уголовного дела в сокращенной форме в порядке, установленном главой 32.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Если защитник не приглашен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами от имени или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то органы предварительного следствия или суд обеспечивают его участие в совершении преступления. производство по делу (ч. 3 ст.51 УПК РФ).

Пристальное внимание законодателя к нормативному регулированию права подозреваемого (обвиняемого) на защиту свидетельствует не только о результатах признания прав и свобод человека и гражданина в 1993 году как высшей ценности на конституционном уровне, но и также наличие эффективных процессуальных гарантий в российском законодательстве для обеспечения его реализации.

В частности, закон предоставляет подозреваемому (обвиняемому) возможность воспользоваться помощью адвоката (защитника) с момента ареста, задержания или предъявления обвинения. Такое право прямо предусмотрено в п. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации.

Следует сказать, что участие адвоката в уголовном процессе не создает каких-либо трудностей органам дознания и предварительного следствия, а наоборот, способствует качеству следствия. Если следователь располагает достоверными доказательствами и обладает достаточным профессиональным уровнем, ему не нужно опасаться за результаты расследования, независимо от того, насколько активно или пытается их опровергнуть, защитник подозреваемого (обвиняемый). Адвокат может быть «опасен» только для неквалифицированного следователя, который не уверен в своих выводах по делу, но для такого следователя и прокурор, и суд представляют аналогичную опасность.

Следует отметить, что вопросам, связанным с участием адвоката в уголовном процессе, уделяется самое пристальное внимание. Не так давно министерство юстиции Российской Федерации объявило о проекте поправки в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, которая лишает следователей возможности приглашать так называемых удобных адвокатов. Когда возникает необходимость вызвать адвоката по назначению, следователь будет работать с тем, кого отправит адвокатура. В противном случае полученные доказательства будут объявлены незаконными.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации также предлагается закрепить норму, согласно которой назначение адвоката будет осуществляться с использованием автоматизированной информационной системы, исключающей влияние любых заинтересованных сторон на распределение заказов между юристами. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что специализированные компьютерные программы для распространения инструкций были внедрены и успешно используются в семи субъектах Российской Федерации. В других девяти регионах распределение осуществляется сотрудниками колл-центра.

Читайте так же:  Задачи досудебного урегулирования споров

В то же время отмечается, что Федеральная палата юристов Российской Федерации завершает работу над созданием единой программы коллегии адвокатов АС «АдвокатураПлюс», которая позволит автоматически распределять назначения по договоренности между адвокатами, используя как колл-центр и полностью автоматически.

После тестирования системы на сайтах ряда адвокатских бюро в регионах, программа будет скорректирована. В то же время «соответствующие положения будут скорректированы, чтобы использовать автоматизированную информационную систему в качестве единственного способа назначения адвокатов (исключение предоставляется только для отдаленных и недоступных районов страны)».

Кроме того, Министерство юстиции Российской Федерации предлагает внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации норму, согласно которой показания подозреваемого (обвиняемого) передаются следствию с участием защитника. Назначенные с нарушением требований и не подтвержденные этими лицами в суде, будут недопустимыми доказательствами.

На наш взгляд, введение таких изменений представляется оправданным. Они полностью соответствуют букве и духу закона. Внедрение информационных технологий в правоприменительную практику исключит субъективный подход при выборе адвоката и, соответственно, снизит риски возможных нарушений права подозреваемого (обвиняемого) на защиту.

Следует отметить, что прокурорская и судебная практика в основном приближается к предписаниям закона, регулирующего участие защитника в деле. Так, в Приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 27 ноября 2007 г. N 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном процессе» прокуроры проинструктированы на всех этапах досудебного производства разбирательства с уделением особого внимания уважению прав подозреваемого и обвиняемого на защиту; помните, что отказ адвоката, заявленный этими лицами, не должен быть принудительным и может быть принят только в том случае, если существует реальная возможность участия защитника в деле.

Для прокурора одинаково важно, чтобы права и свободы всех участников уголовного процесса, включая тех, в отношении которых ведется уголовное преследование, были в равной степени обеспечены. Сегодня мы можем с полной уверенностью сказать, что прокуроры в рамках полномочий, предоставленных уголовно-процессуальным законом, выступают против любых попыток исказить смысл закона, дать ему толкование, которое выгодно тому или иному субъекту права правоприменение.

Существенной процессуальной гарантией, обеспечивающей право подозреваемого (обвиняемого) на защиту, является также судебный контроль. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» определенно заявляет о важности обеспечения этого права. Верховный Суд Российской Федерации подчеркивает, что обязанность разъяснять обвиняемому его права и обязанности, а также обеспечивать возможность реализации этих прав лежит на тех, кто проверяет сообщение о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ и предварительное следствие по делу: в отношении дознавателя, органа дознания, руководителя органа или подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурор, а в ходе судебного разбирательства — в суд.

И что наиболее важно, это Постановление сделало попытку на высоком судебном уровне объяснить судам, что следует понимать как злоупотребление процессуальными правами. В п. 18 Постановления гласит, что суды должны реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права ответчика на защиту. Если для этого есть основания, суд, в частности, имеет право признать доказательства неприемлемыми, вернуть уголовное дело прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ, изменить или отменить решение суда и (или) принять частное определение (приказ), на которое следует обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей коллегии адвокатов Закон или суд низшей инстанции с фактами нарушения закона, требующих принятия необходимых мер.

В то же время предусматривается, что суд не может признать право обвиняемого на защиту нарушенным в случаях, когда отказ в удовлетворении заявления или другие ограничения в реализации определенных полномочий обвиняемого или его защитника явно вызваны их несправедливое использование этих полномочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку требования в отношении силы ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц.

Действительно, в правоприменительной практике есть много случаев, когда подозреваемые (обвиняемые) злоупотребляют правом на защиту. Как правило, это выражается в задержке ознакомления с материалами уголовного дела. Очевидно, что такие действия неизбежно влекут за собой нарушение прав других участников уголовного процесса. В связи с этим мы считаем, что соответствующие разъяснения Верховного Суда Российской Федерации важны не только для судов, но и для всех профессиональных участников уголовного судопроизводства.

В то же время наличие тонкой грани возможного нарушения права на защиту вызывает много споров, в том числе в юридической литературе. На страницах прессы высказаны принципиально противоположные мнения на эту тему и предложения по изменению законодательства. Мы, в свою очередь, считаем, что отсутствие в законе юридического определения, определяющее границу злоупотребления права на защиту делает необходимым внести поправки в Уголовно- процессуальном кодексе в Российской Федерации соответственно. Также на законодательном уровне было бы неуместно предусматривать ответственность за процессуальную нечестность с учетом интересов защиты и обвинения.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июня 2006 г. № 243-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Череповского Михаила Васильевича, что касается нарушения его конституционных прав, часть вторая статьи 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» говорится, что необходимо обеспечить, чтобы обвиняемый имел право на использование родного языка в уголовном процессе на русском языке, не исключает того, что законодатель имеет право устанавливать с учетом положений в ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других, такие условия и порядок осуществления этого права так что они не вмешиваются в судопроизводство и не решают задачи правосудия в разумные сроки, а также защищают права и свободы других участников штаны в уголовном процессе. В свою очередь, органы предварительного следствия, прокурор и суд по своим мотивированным решениям вправе отклонить ходатайство об оказании помощи переводчика тому или иному участнику судебного разбирательства, если материалы дела подтверждают, что такой запрос был результатом злоупотребления правом.

Это означает, что современный уголовный процесс должен быть направлен не только на защиту прав лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование, но также на пресечение попыток отдельных участников уголовного судопроизводства злоупотреблять своими правами. Только в этих условиях мы можем говорить о существовании настоящего состязательного уголовного процесса.

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ принят Государственной думой Федерального Собрания Российской Федерации 22.11.2001) (с изменениями и дополнениями на состояние 02.08.2019 г.).
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 20.06.2006 г. № 243-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Череповского Михаила Васильевича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 г.
  5. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».
  6. Приказ Генпрокуратуры России от 27.11.2007 г. № 189 (ред. от 08.05.2018) «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве».
  7. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений / В. С. Шадрин. М., 2000.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://moluch.ru/archive/274/62299/

Нарушение права на защиту в уголовном процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here