Ответственность за нарушение прав патентообладателя

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Ответственность за нарушение прав патентообладателя" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Статья 28. Ответственность за нарушение прав патентообладателя

Статья 28. Ответственность за нарушение прав патентообладателя

Любое физическое или юридическое лицо, использующее селекционное достижение с нарушением требований, установленных настоящим Законом, считается виновным в нарушении права патентообладателя.

По требованию патентообладателя или Госкомиссии нарушение должно быть прекращено с возмещением патентообладателю лицом, допустившим нарушение, причиненных убытков.

Требования к нарушителю патента могут быть заявлены также обладателем исключительной или неисключительной лицензии, если иное не предусмотрено лицензионным договором.

>
Ответственность за нарушение иных прав патентообладателя или селекционера
Содержание
Закон РФ от 6 августа 1993 г. N 5605-1 «О селекционных достижениях» (утратил силу)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Источник: http://base.garant.ru/10108391/53070549816cbd8f006da724de818c2e/

Статья 29. Ответственность за нарушение иных прав патентообладателя или селекционера

Статья 29. Ответственность за нарушение иных прав патентообладателя или селекционера

1. Физическое или юридическое лицо считается виновным в нарушении иных прав патентообладателя и селекционера, если оно:

а) присваивает произведенным и (или) продаваемым семенам, племенному материалу название, которое отличается от зарегистрированного названия этого селекционного достижения;

б) присваивает произведенным и (или) продаваемым семенам, племенному материалу название зарегистрированного селекционного достижения, при этом произведенные и продаваемые семена, племенной материал не являются семенами, племенным материалом этого селекционного достижения;

в) присваивает произведенным и (или) продаваемым семенам, племенному материалу название, настолько схожее с названием зарегистрированного селекционного достижения, что их можно спутать;

г) вносит недостоверные записи в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений и в отчетную документацию или дает указания на их внесение;

д) подделывает документы, изготавливает поддельные документы для выполнения положений настоящего Закона или дает указания на такие подделку или изготовление;

е) представляет документы, содержащие недостоверные сведения о селекционном достижении;

ж) реализует семена, племенной материал без сертификата.

2. Лица, совершающие действия, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, несут ответственность в соответствии с действующим законодательством.

3. Споры, связанные с применением настоящего Закона, рассматриваются в судебном порядке

>
Публикации
Содержание
Закон РФ от 6 августа 1993 г. N 5605-1 «О селекционных достижениях» (утратил силу)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Источник: http://base.garant.ru/10108391/7a69fb6632f5876efd3160114758a106/

Защита прав авторов и патентообладателей

Виды нарушений прав авторов и патентообладателей:

  • — присвоение результатов чужого труда и попытка выдать их за собственную разработку;
  • — не указание имени действительного разработчика в официальных и неофициальных публикациях;
  • — несанкционированное изготовление, вывоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью продукта, содержащего запатентованного изобретение, полезную модель или промышленный образец, а также применение способа, охраняемого патентом на изобретение, и др.

Споры, связанные с защитой патентных прав (рассматриваются судом):

  • 1) об авторстве изобретения, полезной модели, промышленного образца;
  • 2) об установлении патентообладателя;
  • 3) о нарушении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец;
  • 4) о заключении, об исполнении, об изменении и о прекращении договоров о передаче исключительного права (отчуждении патента) и лицензионных договоров на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца;
  • 5) о праве преждепользования;
  • 6) о праве послепользования;
  • 7) о размере, сроке и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения, полезной модели или промышленного образца;
  • 8) о размере, сроке и порядке выплаты компенсаций.

Гражданско-правовые способы защиты прав авторов и патентообладателей представляют собой предусмотренные законом меры принудительного характера, с помощью которых осуществляется восстановление (признание) нарушенных прав и интересов создателей изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, пресечение нарушений, а также имущественное воздействие на нарушителей.

Перечень возможных способов защиты субъективных гражданских прав содержится в ст. 12 ГК РФ. К ним относятся: требования о признании права, о восстановлении положения, существующего до нарушения права, о присуждении к исполнению обязанности в натуре, о возмещении убытков, о взыскании неустойки и др.

Ответственность за нарушение прав правообладателей

За нарушение прав правообладателей наступает гражданско-правовая, административная или уголовная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Российское законодательство предусматривает уголовно-правовую ответственность за некоторые нарушения прав изобретателей и патентообладателей.

В соответствии с УК РФ к числу уголовно-правовых нарушений отнесены незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти действия причинили крупный ущерб.

Источник: http://studwood.ru/652182/pravo/zaschita_prav_avtorov_patentoobladateley

О противоречии Конституции Российской Федерации статьи 147 Уголовного кодекса РФ в части ответственности за нарушение исключительных прав по патенту

О противоречии Конституции Российской Федерации статьи 147 Уголовного кодекса РФ в части ответственности за нарушение исключительных прав по патенту

Эффективная защита прав патентообладателей является необходимым условием успешного функционирования национальной патентной системы. Исключительные права по патенту являются частными правами соответствующих лиц. Традиционным способом защиты частных прав является гражданско-правовой способ. Однако, в ряде случае (например, кража) в силу социальной опасности нарушения государство охраняет частные права и нормами уголовного закона. При определении способов защиты патентных прав должно быть обеспечено соблюдение баланса частных и публичных интересов, в частности, исключена возможность злоупотребления правом со стороны правообладателей.

Существенной особенностью российской системы защиты прав патентообладателя является наличие уголовно-правовой нормы, защищающей исключительные права патентообладателя. Оговорюсь, что уголовная защита исключительных прав по патенту в случае, если факт нарушения установлен судом при рассмотрении иска, известна многим правовым системам. В этом случае такое деяние рассматривается, как невыполнение решения суда, то есть преступление против правосудия. Своеобразием российского законодательства является то, что оно позволяет обращаться с заявлением о возбуждении уголовного дела против нарушителя вместо обращения в суд с гражданским иском. Проведенный анализ существующей нормы Уголовного кодекса РФ показал, что само ее существование противоречит правовой природе патентного права и Конституции Российской Федерации. Как представляется, для исправления ситуации необходимо обращение в Конституционный Суд России с заявлением о признании части статьи 147 УК РФ противоречащей основному закону нашей страны.

Что же представляет из себя уголовно-правовая ответственность за нарушение патентных прав по отечественному законодательству. Уместно процитировать данную уголовно-правовую норму:

«Статья 147. Нарушение изобретательских и патентных прав

1. Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб, —

Читайте так же:  Определение частная жалоба отмена судебного приказа

наказываются штрафом в размере от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от четырехсот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от четырех до восьми месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет».

Уголовно-правовая ответственность за «разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству» действительно имеет право на существование в правовом государстве. При этом данная часть статьи 147 УК РФ, к сожалению, не работает в современных условиях, так как доказать присвоение авторства бывает практически невозможно. С позиции теории права, описанные действия действительно могут караться в рамках уголовного закона, если в них будут присутствовать все признаки состава преступления, предусмотренного в норме УК. Действительно, принуждение к соавторству или разглашение конфиденциальных сведений по заявке, причинившие крупный ущерб, являются общественно опасным деянием. Представляется, что подобная норма может существовать в уголовном законе, так как защита этих прав в порядке гражданского судопроизводства накладывает порой непосильное бремя на действительного автора, права которого присвоены недобросовестными лицами. В частности, собрать самостоятельно предусмотренные гражданским процессуальным законодательством доказательства факта плагиата крайне сложно.

Соглашаясь с правильностью уголовно-правовой защиты прав изобретателей от плагиата и незаконного раскрытия существа изобретения, следует отметить очевидный дефект действующего законодательства. Дело в том, что согласно Уголовному процессуальному кодексу РФ вышеописанная статья 147 УК РФ является статьей частно-публичного обвинения, то есть для возбуждения дела о «лжеавторстве» требуется заявление потерпевшего. Это означает, что Роспатент или иной госорган, даже вскрыв явное присвоение авторства, не может обратиться в прокуратуру для возбуждения уголовного дела. То есть все «зонтичные» и «спекулятивные» заявки (определение дано в вышеупомянутой монографии Джермакяна В.Ю.) могут являться основанием для уголовного преследования их «лжеавторов», только если найдется «действительный» автор такого изобретения, который обратиться в прокуратуру (ситуация утопическая). Можно сделать вывод, что в «лжеавторство» вряд ли с успехом может пресекаться в нашей стране, хотя формально такой состав в действующем УК имеется.

Зарубежная практика также идет по пути уголовной защиты таких правоотношений, борясь с таким явлением, как «лжеизобретательство». Законодательство каждой из стран имеет свою специфику, но общим является то, что обман Патентного ведомства чреват резко негативными последствиями для «лжеизобретателя».

Еще более четко уголовная ответственность за обман Патентного ведомства заявителем прописана в законодательстве Японии, где такое преступление отнесено к преступлениям «против государства и основ правопорядка» и наказывается вплоть до тюремного заключения. Причем данная статья является статьей публичного обвинения, то есть для возбуждения дела не требуется заявления потерпевшего, а факт обмана может быть вскрыт в ходе проверки, проводимой компетентными госорганами. Как представляется, подобный подход наиболее адекватен и сложившейся в России ситуации.

Рассмотрев ситуацию с предусмотренной в России уголовной ответственностью (статья 147 УК РФ) за действительно опасные общественные деяния (например, лжеавторство), требующие внимание «ока государева», можно сделать вывод, что пока такие действия остаются абсолютно безнаказанными из-за несовершенства законодательства.

Но основным тезисом, подлежащим обоснованию в рамках данной статьи, является противоречие самой природы патентного права и существующей в России уголовной ответственности за нарушение подтверждаемого патентом исключительного права на изобретение, полезную модель и промышленный образец.

Существующий в статье 147 состав преступления (выделен из текста статьи мною А.З.): «Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца…если эти деяния причинили крупный ущерб, совершенные неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от четырехсот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от четырех до восьми месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет». В чем же противоречие данного состава преступления теории патентного права и Конституции РФ?

При этом особенностью российского патентного законодательства является то, что признание патента недействительным в суде невозможно. Такие дела подведомственны Палате по патентным спорам. Иным словом, привлеченный к уголовной ответственности субъект не может в рамках своего собственного уголовного дела просить суд рассмотреть доказательства недействительности патента, в нарушении которого он обвиняется.

Учитывая эти положения теории патентного права можно указать конкретную статью Конституции РФ, которым противоречит соответствующая норма статьи 147 УК РФ.

Статья 49 Конституции РФ гласит: « 1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

Можно конечно сказать, что патент считается действительным, пока обратное не доказано. Для гражданского дела – это, безусловно, верно. Для уголовного – «Конституция не велит!». Действительность патента должна быть проверена в ходе следствия и судебного заседания. Для иллюстрации справедливости недопустимости такой презумпции действительности патента в уголовном праве можно просто поднять статистику решений Палаты по патентным спорам и представить, что за нарушения каждого признанного недействительным в последствии недействительным патента может согласно УК РФ отбывать наказание некий гражданин.

Конституция РФ в качестве высшей ценности признает свободу личности при этом Конституция РФ действительно предусматривает охрану интеллектуальной собственности. Однако, такой вид интеллектуальной собственности как исключительное право на изобретение, промышленные образцы и полезные модели (для создания которых вследствие отсутствия творческого условия патентоспособности, таких как «изобретательский уровень» или «оригинальность» по сути никаких интеллектуальных усилий не нужно) успешно может защищаться в рамках гражданского права при условии действенности таких институтов гражданского судопроизводство как предварительное обеспечение и исполнение судебных актов. В случае нарушения решения суда (в порядке предварительного обеспечения) возможна уголовная ответственность за преступление против правосудия и это абсолютно верно.

Введение уголовной ответственности как таковой за нарушение прав, само существование которых в законном порядке оспоримо, является ошибкой требующей немедленного исправления. Если патент признан недействительным -то как общество может вернуть личности годы, проведенные в местах лишения свободы, причем не из-за следственной или судейской ошибки, а из-за ошибки самого уголовного закона. В данном случае даже невозможна компенсация (как незаконно репрессированному), поскольку репрессировали законно. Однозначно неверным является сам закон. Принципиальным отличием уголовного наказания (особенно в виде лишения свободы и наличия судимости, ограничивающей права гражданина) от гражданской ответственности является то, что «обращение исполнения» (например, возвращение взысканных по ошибочному решению суда сумм) невозможно.

Конституция РФ в качестве высшей ценности признает свободу личности при этом Конституция РФ действительно предусматривает охрану интеллектуальной собственности. Однако, такой вид интеллектуальной собственности как исключительное право на изобретение, промышленные образцы и полезные модели (для создания которых вследствие отсутствия творческого условия патентоспособности, таких как «изобретательский уровень» или «оригинальность» по сути никаких интеллектуальных усилий не нужно) успешно может защищаться в рамках гражданского права при условии действенности таких институтов гражданского судопроизводство как предварительное обеспечение и исполнение судебных актов. В случае нарушения решения суда (в порядке предварительного обеспечения) возможна уголовная ответственность за преступление против правосудия и это абсолютно верно.

Читайте так же:  Соответствие заявления с решением суда

Введение уголовной ответственности как таковой за нарушение прав, само существование которых в законном порядке оспоримо, является ошибкой требующей немедленного исправления. Если патент признан недействительным, то как общество может вернуть личности годы, проведенные в местах лишения свободы, причем не из-за следственной или судейской ошибки, а из-за ошибки самого уголовного закона. В данном случае даже невозможна компенсация (как незаконно репрессированному), поскольку репрессировали законно. Однозначно неверным является сам закон.

Автор намеренно не затрагивал такой объект как полезная модель, само упоминание которого в уголовном законе является абсурдным в силу явочного характера выдачи патента. Также намеренно ситуация была идеализирована в сторону добросовестности изобретателя и были опущены обстоятельства, характеризующие нашу правоохранительную систему «не совсем еще…пока… в некоторой степени… совершенную», выражаясь языком басни.

В рамках данной скорее публицистической, чем научной статьи позволю себе лишь краткое научное отступление для доказательства противоречия, предусмотренного Конституцией РФ принципа охраны законом прав интеллектуальной собственности и действующей редакции статьи 147 УК РФ.

Очень хочется верить, что статья 147 УК РФ будет приведена в соответствие с Конституцией РФ до появления заключенных Иванова, Петрова и Сидорова (что может произойти в самое ближайшее время).

Источник: http://sojuzpatent.com/ru/publications/2349_655

Ответственность за нарушение патентного права

21 Сен Ответственность за нарушение патентного права

В этой статьей будет рассказано о том, какая ответственность предусмотрена законодательством России за нарушение патентных прав правообладателя.

В двух словах

Если кратко, то ответственность за указанное нарушение можно подразделить на следующие виды:

1. Гражданско-правовая:

  • возмещение убытков,
  • наложение запрета на продажу контрафактного товара (ст. 1252 ГК РФ).

2. Административная:

  • административный штраф на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей (ст. 7.12 КоАП РФ).

3. Уголовная (при наличии крупного ущерба):

  • штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо
  • обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо
  • принудительные работы на срок до двух лет, либо
  • лишение свободы на тот же срок (ст. 147 УК РФ).

Дополнительно ко всем из перечисленных видов ответственности возможно применение конфискации и уничтожения контрафактного товара.

Гражданско-правовая оветственность

В соответствии с п. 1 ст. 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования:

  1. о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним;
  2. о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб;
  3. о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права.

В соответствии с п. 2 ст. 1252 ГК РФ в порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав к материальным носителям, оборудованию и материалам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, могут быть приняты обеспечительные меры, установленные процессуальным законодательством, в том числе может быть наложен арест на материальные носители, оборудование и материалы.

В соответствии с п. 4 ст. 1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ.

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 года ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 ГК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

В практике арбитражных судов имеют место случаи, когда суд до минимума снижал ответственность добросовестного участника оборота, когда был известен первоначальный нарушитель.

Таким образом, гражданско-правовая ответственность может заключаться в запрете на продажу товара и в виде возмещения убытков правообладателю. При этом нарушитель несет ответственность без вины, а правообладатель должен будет доказать наличие убытков причиненных конкретным нарушителем при условии наличия и иных нарушителей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Убытки, причиненные поставкой товара с нарушением исключительного права, могут быть взысканы с поставщика.

Административная ответственность

В соответствии с п. 2 ст. 7.12 КоАП РФ незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца …. влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

В рамках рассмотрения дела об административном правонарушении соответствии со ст. 27.14 КоАП РФ может быть применена мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении в виде ареста товаров.

В соответствии с пп. 2 п. 3 ст. 29.10 КоАП РФ вещи, изъятые из оборота, подлежат передаче в соответствующие организации или уничтожению.

Согласно п. 15.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 02 июня 2004 года № 10 если в ходе судебного разбирательства с очевидностью установлено, что вещи, явившиеся … предметом административного правонарушения и изъятые в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, изъяты из оборота или находились в незаконном обороте (контрафактная продукция), то в резолютивной части решения суда указывается, что соответствующие вещи возврату не подлежат.

Уголовная ответственность

В соответствии со ст. 147 УК РФ (нарушение изобретательских и патентных прав) незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, …, если эти деяния причинили крупный ущерб, — наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Читайте так же:  Апелляция жалоба на решение суда образец

В силу п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 года № 14 учитывая, что применительно к статье 147 УК РФ ущерб, который может быть признан судом крупным, в законе не указан, суды при его установлении должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела (например, из наличия и размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов, полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации). При этом следует учитывать положения статьи 15 ГК РФ, в соответствии с которой, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Как следует из п. 28 указанного постановления при квалификации действий виновных по делам о преступлении, предусмотренном статьей 147 УК РФ, не должен учитываться причиненный потерпевшему моральный вред, в том числе связанный с подрывом его деловой репутации.

В соответствии с ст. 104.1 УК РФ на основании обвинительного приговора может быть произведена конфискация денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ, а также денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих законному владельцу (п. 29 постановления). До тех пор, пока обвинительный приговор не вынесен, возможно наложение ареста на указанное имущество в качестве меры уголовного-процессуального принуждения.

Согласно п. 31 постановления «в соответствии со статьями 25 и 28 УПК РФ суд вправе принять решение о прекращении уголовного дела на основании статьи 76 УК РФ в отношении лица, впервые совершившего преступление, предусмотренное … статьей 147 УК РФ, если оно примирилось с потерпевшими и загладило причиненный им вред, либо прекратить уголовное преследование лица на основании статьи 75 УК РФ в связи с деятельным раскаянием».

Источник: http://www.vvcl.ru/2014/09/otvetstvennost-za-narushenie-patentnogo-prava/

Особенности защиты и ответственности за нарушение интеллектуальных и других прав на изобретение, полезную модель, промышленный образец и селекционное достижение

В сфере интеллектуальных патентных прав наиболее актуальны вопросы защиты прав авторов и патентообладателей, а также ответственности за нарушение исключительных патентных прав. Поскольку споры, связанные с защитой возникших патентных прав, относятся к категории споров о праве гражданском, такие споры в соответствии со ст. 12 и 1406 ГК рассматриваются судом. Статья 1406 ГК содержит подробный, но не закрытый перечень подобных споров.

К таким спорам относятся, в частности, споры:

  • — об авторстве изобретения, полезной модели, промышленного образца;
  • — об установлении патентообладателя;
  • — о нарушении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец;
  • — о заключении, об исполнении, об изменении и о прекращении договоров о передаче исключительного права (отчуждении патента) и лицензионных договоров на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца;
  • — о праве преждепользования;
  • — о праве послепользования;
  • — о размере, сроке и порядке выплаты вознаграждения.

Очередность упоминания споров, связанных с защитой патентных

прав, определяется их природой, а также масштабами их возникновения. В первую очередь называются споры об авторстве изобретения, полезной модели и промышленного образца как важнейшем личном неимущественном праве, связанном, однако, со всеми имущественными правами. При разрешении данных споров важную роль играют такие элементы заявок, как формула изобретения или полезной модели и изображение охраняемого промышленного образца.

Далее идут споры об установлении патентообладателя. Они возникают обычно в случаях, когда на патент на идентичные результаты с одинаковой датой приоритета вправе претендовать несколько заявителей, а также когда патент на служебное изобретение заявлен в нарушение п. 3 ст. 1370 работником (автором), а не его работодателем. Один из споров последнего вида возник в 2011—2012 гг. в Москве, где против лица, оформившего на свое имя патент на, якобы, служебное изобретение и получившего 112 млн руб. вознаграждения за предоставление права использования данного изобретения по лицензионному договору, было даже возбуждено уголовное дело. Однако в ходе следствия служебный характер изобретения не подтвердился, и уголовное дело было прекращено [1] .

В рыночных экономических условиях следует ожидать увеличения числа споров о нарушении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец, влекущих применение к нарушителям санкций в форме возмещения убытков (см. ст. 15 ГК) или выплаты компенсации. Точно так же должно возрастать и число споров о заключении, исполнении, изменении и о прекращении договоров о передаче исключительного права (отчуждении патента) и лицензионных договоров на использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца.

В соответствии со ст. 1406.1 ГК в случае нарушения исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК (ст. 1250, 1252 и 1253), вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • — в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • — в двукратном размере стоимости права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующих изобретения, полезной модели, промышленного образца тем способом, который использовал нарушитель.

При этом патентообладатель вправе потребовать публикации в официальном бюллетене федерального органа по интеллектуальной собственности решения суда о неправомерном использовании изобретения, полезной модели, промышленного образца или об ином нарушении его прав.

Напротив, в связи со все большим осознанием физическими, юридическими лицами и публичными образованиями важности своевременного патентования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов и повышением уровня их знаний патентного законодательства число споров о праве преждепользования и праве послепользования может снижаться.

В судебном порядке рассматриваются также споры о размере, сроке и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения, полезной модели или промышленного образца в случаях, предусмотренных ГК, например о выплате вознаграждения работнику (автору) за служебный результат в соответствии с п. 4 ст. 1370. В том же порядке разрешаются споры о размере, сроке и порядке выплаты различных денежных компенсаций, предусмотренных ГК.

Защита патентных прав в административном порядке в соответствии с п. 2 ст. 1406 ГК, опирающейся на общую норму п. 2 ст. 11 ГК, осуществляется прежде всего в связи с квалификацией новшеств в качестве изобретений, полезных моделей или промышленных образцов и признанием патентов на них недействительными по нормам ст. 1387, 1390, 1391, 1398, 1401 и 1404 ГК. Эта защита осуществляется в соответствии с п. 2 и 3 ст. 1248 ГК. Так, например, решения федерального органа по интеллектуальной собственности об отказе в выдаче патента на изобретение, о выдаче патента на изобретение или о признании заявки на изобретение отозванной могут быть оспорены заявителем путем подачи возражения в указанный орган в течение семи месяцев со дня направления им заявителю соответствующего решения или запрошенных в этом органе копий материалов, которые противопоставлены заявке и указаны в решении об отказе в выдаче патента, при условии, что заявитель запросил копии этих материалов в течение трех месяцев со дня направления решения, принятого по заявке на изобретение. Данные правила применяются также к заявкам на полезную модель и на промышленный образец.

Читайте так же:  Возмещение убытков причиненных нарушением обязательства

Закон предусматривает также защиту и ответственность за нарушение интеллектуальных прав на селекционные достижения.

В соответствии с Правилами рассмотрения и разрешения споров по защите нарушенных интеллектуальных прав на селекционные достижения от 31.10.2007 № 559 споры, связанные с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на селекционные достижения, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления результатам интеллектуальной деятельности временной правовой охраны или с ее прекращением, рассматриваются и разрешаются в административном порядке федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям — федеральным государственным учреждением «Государственная комиссия Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений» (ФГУ «Госсорткомиссия»).

Что касается споров, связанных с нарушением прав патентообладателя, то они разрешаются в судебном порядке. При этом ГК исходит из презумпции того, что патентообладателем, права которого могут быть нарушены, прежде всего является автор селекционного достижения. Наряду с ним в качестве субъектов, чьи права могут быть нарушены, выступают иные лица, ставшие патентообладателями на основе закона, договора или в порядке наследования.

Основное назначение ст. 1446 ГК заключается в определении видов нарушений нрав автора селекционного достижения или иного патентообладателя. В числе этих нарушений прежде всего стоят действия, которые ГК разрешены правообладателю и другим управомоченным субъектам в качестве способов использования селекционного достижения (производство и воспроизводство, доведение до посевных кондиций, предложение к продаже и т.и.). Несанкционированное осуществление этих действий квалифицируется как нарушение прав автора селекционного достижения и иного патентообладателя.

Другие нарушения выражаются в присвоении произведенным и (или) продаваемым семенам, племенному материалу одного из трех ненадлежащих наименований, а именно наименования: 1) которое отличается от наименования соответствующего зарегистрированного селекционного достижения; 2) соответствующего зарегистрированного селекционного достижения, если семена, племенной материал на самом деле не являются семенами, племенным материалом этого селекционного достижения; 3) сходство с наименованием зарегистрированного селекционного достижения до степени смешения.

Автор селекционного достижения или иной патентообладатель вправе потребовать публикации федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям в официальном бюллетене решения суда о неправомерном использовании селекционного достижения или об ином нарушении прав патентообладателя.

Источник: http://studme.org/260217/pravo/osobennosti_zaschity_otvetstvennosti_narushenie_intellektualnyh_drugih_prav_izobretenie_poleznuyu_model

Гражданско-правовые способы защиты прав авторов изобретений и патентообладателей

Способы защиты нарушенных прав (как имущественных, так и личных неимущественных) авторов и патентообладателей в 4-й части ГК РФ не предусмотрены. В связи с этим, поскольку патентное право является частью гражданского права, применяются способы защиты, предусмотренные ст. 12 ГК РФ.

В указанной статье перечислены наиболее распространенные способы защиты гражданских прав. К ним относятся:

) восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

) признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки;

) признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

) присуждение к исполнению обязанности в натуре;

) компенсация морального вреда;

) прекращение или изменение правоотношения;

) неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего Закону;

) иные способы, предусмотренные Законом.

Нарушение положений ГК РФ влечет три вида ответственности. Наиболее распространенной является гражданско-правовая ответственность. Под гражданско-правовой ответственностью понимаются неблагоприятные имущественные последствия для лица, допустившего гражданское правонарушение, выразившееся в утрате этим лицом части своего имущества. Таким образом, гражданско-правовая ответственность всегда носит имущественный характер. Она может выступать в форме возмещения убытков (вреда, в том числе морального вреда), уплаты неустойки, потери задатка.

Меры гражданской ответственности устанавливаются в правовых нормах, реализация которых обеспечивается принудительной силой государства.

Об ответственности за использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя говорится в статьях 1253, 1301, 1311, 1472, 1515, 1537 ГК РФ.

Нарушение права патентообладателя может совершаться как в рамках лицензионного договора, так и в результате так называемого внедоговорного использования изобретения, полезной модели, промышленного образца, т.е. использования без согласия патентообладателя и без уплаты вознаграждения (за изъятиями, установленными в Законе). В этом случае патентообладатель должен доказать факт нарушения его прав на изобретение. При этом объем прав патентообладателя определяется формулой изобретения, под которой понимается краткая словесная характеристика изобретения, выражающая его сущность. Соответственно можно говорить о договорной и внедоговорной ответственности.

Основным требованием, с которым может обратиться патентообладатель, является требование о возмещении убытков, под которыми согласно ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы это право не было бы нарушено (упущенная выгода).

В данном случае речь может идти как о произведенных расходах (например, затратах на производство изделий, которые не были реализованы вследствие появления на рынке изделий, изготовленных с нарушением прав патентообладателей), так и об упущенной выгоде, которая заключается в неполученной прибыли от реализации изделий с использованием запатентованного изобретения.

Патентообладатель может также предъявить требование о прекращении действий, нарушающих его право (например, запрет на производство изделий, изготовленных с нарушением прав патентообладателя).

Кроме того, могут нарушаться личные неимущественные права автора изобретения. Характерными способами защиты таких нарушенных прав являются требование прекращения нарушения права, а также компенсация морального вреда.

Действующее патентное законодательство не предусматривает такой санкции, как уничтожение экземпляров изделий, изготовленных с нарушением прав патентообладателя.

В отдельных случаях за нарушение закона может возникнуть уголовная ответственность. Согласно ст. 147 УК РФ уголовная ответственность наступает за незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб. Такие действия наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет. Следует отметить, что на практике уголовная ответственность за нарушение прав изобретателей (патентообладателей) почти не применяется.

Незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

Читайте так же:  Возмещение ущерба дтп куда подавать

В качестве одного из способов защиты нарушенных прав ст. 1407 ГК РФ рассматривает публикацию решения суда о неправомерном использовании изобретения, промышленного образца, полезной модели или об ином нарушении его прав. В соответствии с правилами ст. 1407 ГК РФ решение суда о неправомерном использовании изобретения, промышленного образца, полезной модели или ином нарушении прав публикуется в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти. К правилам опубликования решения суда применяются положения п. 1 ст. 1252 ГК РФ. Требования об опубликовании решения суда предъявляются к нарушителю права.

Специфика исключительных прав такова, что ответственность за нарушение патента (контрафакцию) наступает только за правонарушения, непосредственно указанные в патентном законодательстве. Такой подход сложился исторически, так как на первом этапе развития патентного права в различных правовых системах главенствующую роль играла уголовная ответственность за нарушение патента, исключающая примерный или открытый перечень преступных деяний.

В настоящее время акценты сменились, на первый план вышла гражданско-правовая ответственность, которая в ряде стран является единственным видом ответственности за нарушение патента. Однако традиционный подход к формулировке перечней контрафактных действий остался прежним: они закрепляются в патентном законодательстве как исчерпывающие или закрытые.

Нетрадиционный подход к перечню контрафактных действий в российском патентном законодательстве чреват серьезными осложнениями, особенно в сфере уголовной ответственности за нарушение патента. Как известно, согласно статье 147 УК РФ «Нарушение изобретательских и патентных прав» незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца влечет за собой, помимо других более мягких наказаний (штраф, обязательные работы, арест), лишение свободы на срок до двух лет, а по квалификационным признакам (совершение деяния группой лиц по предварительному сговору; организованной группой) — на срок до пяти лет. Выходит, что Гражданский кодекс РФ открывает возможность привлечения к уголовной ответственности за деяния, непосредственно не указанные в законе, что грубо нарушает принципы возложения уголовной ответственности.

Открытый перечень нарушающих патент действий уже сказался, причем неблагоприятным образом, на содержании Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака». В пункте 10 этого Постановления Пленум ВС РФ указал: следует также считать незаконным использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия хотя бы одного из патентообладателей, поскольку порядок использования указанных объектов может определяться договором между обладателями патента.

Очевидно, что указанный случай является примером договорной ответственности, в соответствии с которой на виновную сторону могут возлагаться меры гражданско-правовой, а не уголовной ответственности. В приведенном случае сообладатель патента по своему статусу не может быть признан нарушителем патента, он может нести ответственность по правилам договорной (гражданско-правовой) ответственности.

Понятие использования изобретения, полезной модели или промышленного образца сформулировано в виде перечня способов такого использования.

В пункте 2 ст. 1358 ГК РФ изложен открытый (примерный) перечень способов использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, который одновременно в случае нарушения патента (контрафакции) играет роль перечня противоправных нарушающих патент (контрафактных) действий.

Указанный перечень необходимо рассматривать совместно с положением абзаца третьего п. 1 ст. 1229 ГК РФ, где дается общее определение контрафакции: использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами.

Что касается самого перечня способов использования изобретения, полезной модели или промышленного образца (или перечня противоправных (контрафактных) действий), то он по существу не претерпел никаких изменений. Сейчас этот перечень, включающий четыре позиции, выглядит следующим образом:

ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец;

совершение вышеуказанных действий в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом. Если продукт, получаемый запатентованным способом, является новым, идентичный продукт считается полученным путем использования запатентованного способа, поскольку не доказано иное;

совершение вышеуказанных действий в отношении устройства, функционирование (эксплуатация) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованным способом;

осуществление способа, в котором используется запатентованное изобретение.

В мировой патентной практике упомянутые выше противоправные (контрафактные) действия причисляются к так называемому прямому нарушению патента.

Самостоятельность указанных противоправных (контрафактных) действий заключается в том, что за каждое из них патентообладатель может преследовать нарушителя своего патента. Причем нарушителей может быть несколько, все зависит от конкретных обстоятельств дела.

В подпункте 3 п. 2 ст. 1358 ГК РФ закреплено положение, являющееся особенностью российского патентного законодательства в сфере защиты от нарушения патента (контрафакции). Согласно указанному положению использованием (в том числе незаконным) считается совершение действий по использованию в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется дополнительный способ. В практике экспертизы данное положение иллюстрируется следующим примером: если получен патент на способ обработки видеосигнала, у патентообладателя необходимо получить разрешение на ввоз, изготовление, применение, предложение о продаже, продажу, иное введение в оборот или хранение телевизоров, в которых аппаратно или программно реализуется такой способ обработки. Указанное положение существенно расширяет полномочия обладателей российских патентов на способ по защите своих имущественных интересов.

В пункте 3 ст. 1358 ГК РФ закреплены важные нормы об установлении фактов использования изобретения, полезной модели и промышленного образца. При этом установление факта использования объекта требуется как для квалификации нарушения патента (контрафакции), так и для других целей, в том числе для выплаты вознаграждения автору-работнику за служебное изобретение, служебную полезную модель и служебный промышленный образец (ст. 1370), для выплаты денежной компенсации за использование заявленного изобретения в период временной правовой охраны (ст. 1392), установления права преждепользования (ст. 1361), права послепользования (п. 3 ст. 1400).

В абзаце первом п. 3 ст. 1358 ГК РФ устанавливается, что понимается под использованием изобретения или полезной модели в продукте или способе: если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действия по использованию.

Формула изобретения или полезной модели служит критерием при установлении факта использования запатентованного изобретения или полезной модели, в том числе незаконного использования, т.е. нарушения патента (путем сравнения объектов, которые предположительно нарушают патент, с объектами, находящимися под охраной патента).

Кроме того, при толковании формулы изобретения или полезной модели может быть применена так называемая теория эквивалентов, согласно которой признаки считаются эквивалентными, если они выполняют одну и ту же техническую функцию для достижения одного и того же результата, хотя и отличаются по форме. Иными словами, при определении эквивалентности признаков учитывается их взаимозаменяемость.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studwood.ru/838570/pravo/grazhdansko_pravovye_sposoby_zaschity_prav_avtorov_izobreteniy_patentoobladateley

Ответственность за нарушение прав патентообладателя
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here