Постановление пленума верховного суда по присвоению

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Постановление пленума верховного суда по присвоению" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 декабря 2007 г. N 51

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

ПО ДЕЛАМ О МОШЕННИЧЕСТВЕ, ПРИСВОЕНИИ И РАСТРАТЕ

В связи с вопросами, возникшими в судебной практике при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что в отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами.

2. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ , может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

4. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

5. В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

6. Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ .

Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по части 1 статьи 327 УК РФ . Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ .

В том случае, если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ , а также частью 3 статьи 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей частью статьи 159 УК РФ .

Читайте так же:  Судебный приказ статья гпк

7. Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ .

8. В случаях создания коммерческой организации без намерения фактически осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющего целью хищение чужого имущества или приобретение права на него, содеянное полностью охватывается составом мошенничества. Указанные деяния следует дополнительно квалифицировать по статье 173 УК РФ как лжепредпринимательство только в случаях реальной совокупности названных преступлений, когда лицо получает также иную, не связанную с хищением, имущественную выгоду (например, когда лжепредприятие создано лицом не только для совершения хищений чужого имущества, но и в целях освобождения от налогов или прикрытия запрещенной деятельности, если в результате указанных действий, не связанных с хищением чужого имущества, был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, предусмотренный статьей 173 УК РФ ).

Исходя из примечания к статье 169 УК РФ крупным ущербом в статье 173 УК РФ признается ущерб, превышающий двести пятьдесят тысяч рублей.

9. Если лицо осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность путем изготовления и реализации фальсифицированных товаров, например спиртсодержащих напитков, лекарств, под видом подлинных, обманывая потребителей данной продукции относительно качества и иных характеристик товара, влияющих на его стоимость, содеянное образует состав мошенничества и дополнительной квалификации по статье 171 УК РФ не требует. В тех случаях, когда указанные действия связаны с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом фальсифицированных товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 159 и 238 УК РФ .

10. Не образует состава мошенничества тайное хищение ценных бумаг на предъявителя, то есть таких ценных бумаг, по которым удостоверенное ими право может осуществить любой их держатель (облигация, вексель, акция, банковская сберегательная книжка на предъявителя или иные документы, отнесенные законом к числу ценных бумаг). Содеянное в указанных случаях надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества.

Последующая реализация прав, удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (то есть получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество.


Источник: http://rulaws.ru/vs_rf/Postanovlenie-Plenuma-Verhovnogo-Suda-RF-ot-27.12.2007-N-51/

Семь дел, где применили постановление Пленума ВС о мошенничестве

Оплата чужой картой – вопросы квалификации

Пластиковые карты распространяются все шире. Преступлений в этой сфере тоже становится больше. По какой статье их правильно квалифицировать, разъясняет Пленум Верховного суда в Постановлении № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Например, если человек использовал чужую карту в банке, магазине, другой организации, это «мошенничество с использованием электронных средств платежа» – при условии, что он говорил сотрудникам, что это его собственная карта, или просто молчал. Самый «простой» состав такого мошенничества предусмотрен ч. 1 ст. 159.3 УК и предусматривает в том числе лишение свободы до трех лет.

Действия Дениса Килина суд сначала квалифицировал как кражу. Килин подобрал на тротуаре чужую карточку и отправился по магазинам. Вводить пин-код не требовалось, так что в итоге он успел потратить порядка 20 000 руб. За это первая инстанция приговорила подсудимого к 1,5 годам лишения свободы по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»). Максимальное наказание по этому составу – шесть лет лишения свободы.

С решением районного суда оказался не согласен Верховный суд Удмуртии. Он напомнил о содержании п. 7 Постановления Пленума № 48. Согласно ему, использование чужой карты надо квалифицировать как мошенничество, если человек говорил сотрудникам магазина, что это его карта, или молчал, что она чужая. Но первая инстанция не разобралась, как Килин расплачивался чужой картой, участвовали ли в этом продавцы и каким образом. Нужно было установить эти факты и определить, было ли это тайное изъятие или мошенничество, указывается в апелляционном определении № 22-528/2019. С такими указаниями апелляция отправила дело на новое рассмотрение.

Похожую ошибку в другом деле исправил Калининградский областной суд. Там Сергей Кипайкин оплатил покупки и онлайн-игру чужой картой на 15 000 руб. Апелляция указала, что таким образом осужденный создал у продавцов впечатление, будто использует ее правомерно. Фактически он обманул их, что имеет право расплачиваться картой. Поэтому областной суд переквалифицировал действия Кипайкина с кражи на мошенничество с использованием платежных карт. В итоге тот получил 1 год и 8 месяцев лишения свободы (дело № 22-1703/2018).

Где будут судить за мошенничество с картами

В п. 5 постановления Пленума говорится о мошенничестве с безналичными денежными средствами. Преступление считается оконченным тогда, когда деньги были списаны со счета, а их владелец потерпел ущерб. Суды используют это разъяснение, когда определяют место совершения преступления и территориальную подсудность. Такой вопрос возник в деле В. Добровольского, который, по мнению следствия, похитил деньги с банковского счета УМВД России по Новгородской области. Дело поступило в Новгородский районный суд.

Но сторона защиты ходатайствовала о том, чтобы перенести рассмотрение дела в Дорогомиловский райсуд Москвы. Адвокат указывал, что Добровольский действовал на территории Москвы и там же организовал дальнейшее движение полученных средств. Кроме того, большинство свидетелей находятся в Москве, обращала внимание защита. Первая инстанция согласилась перенести рассмотрение дела в столицу, но апелляция оказалась другого мнения.

Как напомнил Новгородский областной суд, особенность хищения «безнала» в том, что оно считается оконченным уже в момент изъятия денег. Это значит, что местом совершения мошенничества надо считать место нахождения банковского счета. В случае Добровольского – это Великий Новгород. И нет разницы, где совершены предшествующие действия и где лицо распорядилось деньгами, указала апелляция в Постановлении № 1-206-22-400/2019.

Читайте так же:  Избрание ревизионной комиссии акционерного общества

Онлайн-переводы и компьютерные вмешательства

Похитить чужие средства можно и без карты, например, с помощью чужого «мобильного банка» или системы интернет-платежей, обманув владельца. Это кража, но если при этом виновный незаконно не влиял на программное обеспечение серверов, компьютеров или сами сети. Это разъясняет п. 21 Постановления № 48.

Эти разъяснения не учел суд первой инстанции, который квалифицировал действия А. Ербягина п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»). Ербягин использовал «мобильный банк», чтобы переводить себе деньги с чужого счета. Сколько именно, из судебных актов вымарано, указано только, что «ущерб значительный». По п. «г» ч. 3 ст. 158 УК Ербягин получил два года лишения свободы. Но Красноярский краевой суд счел наказание слишком суровым и объяснил это в определении № 22-993/2019.

Апелляция решила, что осужденный совершил «простую» кражу в крупном размере, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК. По ней санкции заметно меньше, чем по п. «г» ч. 3 этой же статьи. Дело в том, что Ербягин пользовался «мобильным банком», но не вмешивался в работу программ, серверов и информационно-телекоммуникационных сетей. Краевой суд убрал этот квалифицирующий признак из приговора и с учетом других смягчающих обстоятельств назначил подсудимому год исправительных работ с удержанием 10% зарплаты.

Компьютерное вмешательство имело место в другом уголовном деле, где судили продавца салона связи «Мегафон» Петра Зволя. С помощью переоформления счетов абонентов он вывел порядка 500 000 руб., принадлежавших «Мегафону». Махинации он проводил в компьютерной базе лицевых счетов. Поэтому районный суд определил преступление как «мошенничество в сфере компьютерной информации» (ч. 1 ст. 159.6 УК). При этом первая инстанция отказалась дополнительно квалифицировать действия Зволя по ч. 3 ст. 272 УК («Неправомерный доступ к компьютерной информации с использованием служебного положения»). Районный суд объяснил свое решение тем, что Зволь использовал доступ к базе данных для реализации преступного намерения завладеть деньгами «Мегафона». То есть эти действия и так входили в состав мошенничества.

Первую инстанцию поправил Самарский областной суд со ссылкой на п. 20 Постановления Пленума № 48. Там содержатся правила квалификации мошеннических действий, которые сопряжены с «неправомерным доступом к компьютерной информации или использованием вредоносных компьютерных программ». Это не только ст. 159 УК «Мошенничество», но и одна из трех специальных статей в зависимости от обстоятельств преступления: ст. 272 («Неправомерный доступ к служебной информации»), 273 («Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ») или 274 УК («Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей»). Апелляция сочла, что здесь требуется дополнительная квалификация. Все-таки продавец «Мегафона» неправомерно занимался модификацией охраняемой законом информации, за что предусмотрена ответственность ст. 272 УК, говорится в определении № 22-6541. В итоге дело направилось на пересмотр.

Хищение с подделкой: как квалифицировать

Если мошенник использовал подделки официальных документов, то преступление надо дополнительно квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК, указывается в п. 7 постановления Пленума. По этому пункту наказание за «подделку официального документа, который предоставляет права или освобождает от обязанностей», предусматривает, в частности, принудительные работы или лишение свободы на срок до двух лет. Это в два раза меньше, чем санкция по ч. 2 этой статьи за «те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение».

Первая инстанция не учла разъяснения ВС, когда оценивала действия Гуляйлы Омахановой в одном из уголовных дел. Директора ООО «Центр моды и дизайна» осудили за махинации при выкупе муниципального помещения у Махачкалы. С помощью поддельных документов директор хотела «сбить» цену на 1 млн руб. Она предъявила отчеты, которые подтверждали ремонт на эту сумму, хотя на самом деле никаких работ не проводилось, а подписи на бумагах оказались подделаны.

За это Омаханова получила 3,5 года условно (по совокупности за покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и «подделку с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» (ч. 2 ст. 327 УК). Верховный суд Республики Дагестан в целом поддержал приговор районного суда, но поменял квалификацию подделки на ч. 1 ст. 327 УК в соответствии с указаниями Пленума Верховного суда РФ. Это отразилось на итоге дела. Поскольку «дополнительное» преступление небольшой тяжести, то по нему уже успел закончиться двухлетний срок привлечения к ответственности. Поэтому ВС Дагестана освободил Омаханову от ответственности. В апелляционном определении № 22-572 остались только 3 года условно за покушение на мошенничество.

Должностное преступление без должности

Чем отличается мошенничество с использованием служебных полномочий, разъясняет п. 29 Постановления Пленума № 51. В частности, его может совершить лицо, которое использует во вред свои «служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции».

Для правильной квалификации преступления их необходимо четко определить, напомнил Оренбургский облсуд в уголовном деле Игоря Перепелкина. По итогам такого пересмотра подсудимому удалось добиться смягчения наказания.

Районный суд приговорил его к 2,5 годам в колонии общего режима и штрафам в общей сумме на 750 000 руб. Перепелкина признали виновным в уклонении от уплаты налогов (ч. 1 ст. 199 УК) и покушении на мошенничество в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). Как установило следствие, фактический руководитель ООО оформлял фиктивные поставки и пытался возместить из бюджета более 3 млн руб. НДС. Первая инстанция решила, что Перепелкин совершил мошенничество с использованием служебного положения, потому что он распорядился учредить эту фирму и фактически управлял ею (бизнес был оформлен на родственницу лишь номинально).

Иного мнения оказался Оренбургский областной суд. Он применил более формальный подход. По документам осужденный в компании никто и никаких полномочий не имеет. «Суд не указал в приговоре, какими служебными полномочиями был наделен Перепелкин и какие он использовал при совершении преступления», – излагается в определении № 22-680/2019. Придя к таким выводам, апелляция уменьшила штраф на 250 000 руб.

Читайте так же:  Родителям о правонарушениях несовершеннолетними

Источник: http://pravo.ru/story/211364/

Мошенничество, присвоение и растрата: позиция Пленума ВС по уголовным проблемам в бизнесе

Опубликовано постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». В документе ВС РФ приводит первые за последние 10 лет масштабные разъяснения о нормах Уголовного кодекса, регламентирующих ответственность за преступления такого рода. Обновление позиций потребовалось, в том числе, в связи с включением в УК РФ новых статей, предусматривающих ответственность за мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат, а также кибермошенничество с использованием платежных карт и в сфере компьютерной информации. С даты утверждения нового постановления прежнее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 с аналогичными разъяснениями утратило силу.

Рассмотрим подробнее некоторые выводы, сделанные судьями. Ведь теперь на них могут ориентироваться адвокаты, прокуроры и судьи во время рассмотрения уголовных дел о мошенничестве, растрате и присвоении.

Квалификация мошеничества

Верховный суд разъяснил, как квалифицировать случаи мошенничества. Ведь кроме статьи 159 УК РФ , которая предусматривает ответственность за «классическое» мошенничество, существуют еще 5 статей, регламентирующих ответственность за:

  • статья 159.1 УК РФ кредитное мошенничество;
  • статья 159.2 УК РФ мошенничество при получении выплат;
  • статья 159.3 УК РФ мошенничество с использованием платежных карт;
  • статья 159.5 УК РФ мошеннические действия в сфере страхования;
  • статья 159.6 УК РФ мошеннические действия в сфере компьютерной информации.

Кроме того, в статье 159 УК РФ части 5-7 устанавливают ответственность за подобное преступление в предпринимательской сфере. Поэтому всего в распоряжении следователей и судей получается семь видов мошеннических действий, к тому же разделенных на подвиды внутри каждой статьи. Несмотря на такое разнообразие, с классификацией возникают неясности, которые и постарался устранить ВС РФ. Судьи, в частности, указали, что:

  1. Если лицо получило чужое имущество или приобрело право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества, его деяние следует квалифицировать как мошенничество. Главные условия: ущерб, нанесенный потерпевшему, и наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество еще до получения этого имущества или права на него.
  2. В случае с мошенничеством, в результате которого гражданин утратил право на жилое помещение, действия виновного следует квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.
  3. В случае с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности ВС РФ обязал привлекать к уголовной ответственности виновных лиц, если их деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере от 10 тысяч рублей и более.

Мошенничество с выплатами

Судьи вывели состав преступления по статье 159.2 УК РФ. Они указали, что предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги образут состав такого преступления. Виновное лицо может сообщить, к примеру, неправдивую информацию:

  • о личности получателя;
  • об инвалидности;
  • о наличии детей или иждивенцев;
  • об участии в боевых действиях;
  • о невозможности трудоустройства.

Такая неправдивая информация, по мнению ВС РФ, доказывает наличие умысла. Кроме того, уголовно наказуемым деянием является умолчание получателя выплат об изменении обстоятельств, вследствие которых он теряет право на получение денег. Например, гражданину дали другую группу инвалидности, а он продолжает получать выплаты по прежней группе.

При этом, как отметил Пленум ВС РФ, всевозможные гранты, стипендии в поддержку науки, образования, а также сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства не относятся к социальным выплатам. Поэтому сообщение ложной информации для их получения, а также прочие мошеннические действия в этой области следует квалифицировать по подходящей под ситуацию части статьи 159 УК РФ.

Приготовление или покушение на мошенничество

Верховный суд считает, что за приготовление к мошенничеству нужно судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление. При этом именно доказывание умысла является сложным при такого рода преступлениях. При этом в документе даны определения таким понятиям, как обман и злоупотребление доверием. В частности:

Обман — это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение. К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п. А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

А вот злоупотребление доверием — это использование доверительных отношений с человеком с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. В таком случае речь может идти, например, о доверии со стороны банка или МФО к заемщику.

Кроме того, судьи отметили, что мошенничество считается совершенным, а преступление оконченным, когда преступник завладел имуществом или правом на него и получил реальную возможность пользоваться и распоряжаться им. Если этого не произошло, но умысел на совершение преступления был, речь идет о приготовлении мошенничества.

Кредиты и компьютеры

Особое место в постановлении Пленума ВС РФ занимают вопросы, связанные с обманом при получении кредитов, использовании платежных средств и компьютерной техники. Судьи указали, что:

1. Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита. К таким сведениям относится:

  • сведения о месте работы;
  • данные о доходах;
  • сведения о финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации;
  • данные о наличии непогашенной кредиторской задолженности;
  • сведения об имуществе, являющемся предметом залога.

2. Вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на:

  • серверы;
  • средства вычислительной техники (компьютеры);
  • ноутбуки;
  • планшетные компьютеры;
  • смартфоны,
Читайте так же:  Время на кассационное обжалование

если такое воздействие нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник. Ведь если денег на счету нет, потерпевшему был причинен ущерб, а куда они ушли, уже не играет роли. При этом местом совершения и окончания такого преступления является адрес банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет. Это необходимо для правильного определения территориальной подсудности.

Источник: http://ppt.ru/news/141030

Документы Пленума и Президиума Верховного суда

(Введите номер и/или часть названия или дату документа.

Видео (кликните для воспроизведения).

ВАЖНО: дата документа вводится в формате «дд.мм.гггг»)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 29.01.2020)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019)

«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»

«О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми»

«О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и от 16 октября 2009 года N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»

«О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 18.12.2019)

«О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019)

«О некоторых вопросах, возникающих в связи с рассмотрением судами административных дел о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке»

«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза»

«О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления»

«О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 29.05.2019)

«О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации»

«О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии»

«О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации»

«О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2019)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.04.2019)

«О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам»

«О судебной практике по делам о наследовании»

«О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.03.2019)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.03.2019)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.03.2019)

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.03.2019)

«О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»

Страница 1 из 17.

Задайте вопрос юристу:

Кодексы РФ

Популярные материалы

Законы Российской Федерации

«О ратификации Десятого дополнительного протокола к Уставу Всемирного почтового союза, принятого Чрезвычайным конгрессом Всемирного почтового союза»

«О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Ангола о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях»

«О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации»

Указы и распоряжения Президента Российской Федерации

«О компетентных органах Российской Федерации, ответственных за реализацию Протокола о порядке передачи наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, являющихся вещественными доказательствами по уголовным делам, от 11 октября 2017 г.»

«О внесении изменения в перечень государственных органов, на транспортные средства которых устанавливаются устройства для подачи специальных световых и звуковых сигналов при отсутствии специальных цветографических схем на наружной поверхности этих транспортных средств, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 19 мая 2012 г. N 635»

«Об утверждении порядка принятия гражданами Российской Федерации наградного оружия от глав иностранных государств и глав правительств иностранных государств»

Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации

«Об утверждении коэффициента индексации выплат, пособий и компенсаций в 2020 году»

«О решениях по итогам совещания у Михаила Мишустина по вопросам профилактики и контроля за распространением коронавирусной инфекции»

«О внесении изменений в распоряжение Правительства РФ от 13.03.2019 N 425-р»

Нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации

«О внесении изменений в приказы Федерального агентства железнодорожного транспорта»

«О внесении изменения в приказ Федерального агентства железнодорожного транспорта от 10 октября 2017 г. N 388»

«Об открытии железнодорожной станции Ключи-Славгородские Западно-Сибирской железной дороги — филиала ОАО «РЖД»

Источник: http://rulaws.ru/vs_rf/

Некоторые спорные положения о присвоении и растрате в постановлении пленума верховного суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 «о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

Несомненно, важность и необходимость Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» очевидны. Во-первых, ранее подобного постановления не существовало, а во-вторых, органы дознания, следствия, суды ежедневно сталкиваются с труднейшими вопросами квалификации присвоений и растрат, требующих единого и однозначного решения.

Но, к сожалению, Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» не только не ответило на большинство сложных вопросов квалификации, обозначенных в его наименовании, но и добавило неопределенности и противоречивости, подчас доходящих до явного игнорирования устоявшихся теоретических положений науки уголовного права и общей концепции применения уголовного законодательства. Указанные разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, к сожалению, внесли еще большую путаницу в правоприменительный процесс.

Читайте так же:  Образец заявления о замене стороны в суд

Российская газета. 2008. 12 янв.

На наш взгляд, с некоторыми положениями Постановления, упомянутого выше, трудно согласиться. К таковым относятся:

  1. абз. 1 п. 18 Постановления, где речь идет сразу о нескольких принципиальных моментах: понятии присвоения и растраты, а также о субъекте этих форм хищения. Перегруженность терминов в данном абзаце представляется ненужной и сложной для понимания. Помимо этого, хотелось бы отметить, что в общем определении присвоения и растраты указаны не все признаки хищений, определенные в примечании 1 к ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. Так, совершенно необоснованно в данных определениях отсутствует указание на корыстную цель этих противоправных деяний.

Также непонятно, почему в данном разъяснении Пленума Верховного Суда Российской Федерации так и не содержится однозначного понятия субъекта присвоения и растраты. Считаем, правильным было бы установить и на законодательном уровне, что лицом, которому имущество вверено, признается материально ответственное лицо, с которым заключен договор о полной материальной ответственности. Это позволило бы избежать расширительного толкования субъекта этих форм хищений, что очень часто происходит в правоприменительной деятельности;

  1. абз. 2 п. 19 рассматриваемого Постановления, в котором Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал следующее: «Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу». Полагаем, данный состав хищения Пленум Верховного Суда необоснованно ограничил за счет неверно сформулированного окончания данной формы хищения — с момента начала совершения действий, направленных на обращение имущества в свою пользу. Ведь сам Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 11 июля 1972 г. N 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» указал в абз. 1 п. 10: «Хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им» .

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). М.: Спарк, 2005. С. 91.

Также полагаем, что при отграничении присвоения от растраты целесообразно указать, что последующие неправомерные действия (израсходование, потребление и т.д.) с присвоенным имуществом, над которым уже установлено, хотя бы и на непродолжительное время, неправомерное владение, лежат за пределами состава преступления и не могут рассматриваться как хищение в форме растраты;

Также хотелось бы поставить под сомнение необходимость дублирования в рекомендациях Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» отдельных положений Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. N 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» по поводу квалификации кражи, где в абз. 3 п. 2 Пленум разъяснил: «Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше правомочиями, но имеющим к нему допуск в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража» .

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). М.: Спарк, 2005. С. 92.

Аналогичные указания содержатся и в абз. 2 п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»: «Решая вопрос об отграничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить наличие у лица вышеуказанных полномочий. Совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано по статье 158 УК РФ» .

Российская газета. 2008. 12 янв.

Приведенные замечания приводят к выводу о том, что противоречивые разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации нуждаются в совершенствовании и доработке. В связи с этим необходимо напомнить о том, что руководящие положения Пленума Верховного Суда носят рекомендательный характер.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/33023-nekotorye-spornye-polozheniya-prisvoenii-rastrate-postanovlenii-plenuma

Острожно, мошенничество? (Краткий сравнительный анализ ППВС РФ № 48 от 30.11.17 и ППВС №51 от 27.12.07)

В качестве преамбулы следует обьяснить, почему мы сравниваем оба постановления. Напомню всем, что акты толкования высшей судебной инстанции рассматриваются относительно исторического момента, поскольку в данном случае единообразие судебной практики, которому призвано служить Постановление, обеспечивает историческое толкование в том числе. Таким образом, если в ППВС что-то было, Но исчезло, это напрямую указывает правоприменителю, что Верховный суд требует от этой практики отказаться как от неверной.

Итак, первые две общие ремарки. 1) назвать постановление новым можно с большой натяжкой. Оно сохраняет примерно 70% старого текста, а дополнено преимущественно толкованиями дробных мошенничеств, которыми прирос УК. 2) Как говорит одна моя мудрая приятельница: «Лучше не стало, стало иначе». В данном случае это не совсем так. В новом ППВС (далее — ППВС № 48) в отличие от старого (далее — ППВС № 51) отсутствуют несколько очень значимых откровенно неудачных формулировок, открывавших шлюз к страшному произволу, а также просто кондовых ляпов в духе акций как документарных ценных бумаг на предъявителя (за последнее отдельное спасибо, потому что объяснять студентам, что это вообще понаписали такого, сил больше не было). Пленум, как обычно, обошёл вниманием сложные и высокотехнологичные актуальные вопросы: недвижимость и иные объекты, изменившиеся в регулировании в ГК, криптовалюту и прочие виртуальные штучки, финансовые инструменты, корпоративку, а также традиционно не справился с расчетными картами. Наверное, в нынешнем отставании уголовной юстиции от остальных сфер, это следует признать не худшим вариантом. Иначе мы рисковали бы получить какого-нибудь бессмысленного уродца.
За отправную точку мы берём текст ППВС №48 и двигаемся по нему.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/Blogs/ostrozhno_moshennichestvo_kratkij_sravnitelnyj_analiz_ppvs_rf__48_ot_301117_i_ppvs_51_ot_271207/71834

Постановление пленума верховного суда по присвоению
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here