Постановления международного суда

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Постановления международного суда" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Деятельность международного суда. Международный суд ООН и его решения

Международный суд ООН, в соответствии с п. 1 ст. 7 Устава организации, выступает в качестве одного из основных органов, уполномоченных на рассмотрение мировых споров. Данная инстанция функционирует на постоянной основе.

Международное право: Международный суд ООН

В п. 1 ст. 33 указанного документа приводится перечень средств урегулирования конфликтов между государствами. Одним из них выступает разбирательство в суде. Рассматриваемый институт был учрежден в 1945 году. Статут суда, совместно с гл. 14 Устава ООН, были разработаны на конференциях в Сан-Франциско и Думбартон-Оксе. Они проводились в 1945 и 1944 годах, соответственно. Все члены ООН выступают и как участники Статута Суда. Государства, не входящие в организацию, могут стать ими на условиях, установленных Ген. Ассамблеей по рекомендации СБ. Совет Безопасности устанавливает порядок, в соответствии с которым рассматривается каждое отдельное дело в Международном суде.

Состав

В Международный суд ООН входит 15 человек. Они формируют независимую коллегию. Члены инстанции выбираются независимо от гражданства. Они должны обладать высокими моральными качествами, удовлетворять требованиям, которые предъявляются в их государствах к кандидатам на высшие судебные должности. Члены органа могут быть также юристами, с признанным мировым авторитетом. Кандидаты в Международный суд в каждой стране выдвигаются «национальными группами». В них входят члены Постоянной палаты третейской инстанции.

В случае если какое-либо государство не участвует в ней, то формируется специальная национальная группа. Окончательный состав утверждается СБ и Генеральной ассамблеей из числа кандидатов, внесенных в перечень по представлению указанных групп. Международный суд выбирает председателя и вице-председателя. Продолжительность их полномочий — три года. Они могут быть переизбраны на следующий срок. Голосование осуществляется тайно по принципу абсолютного большинства. В случае если Председатель выступает в качестве одной из стороны в споре, который рассматривает Международный суд, он должен уступить свое место. Аналогичное правило действует и в отношении вице-председателя.

Секретарь

Он также избирается абсолютным большинством. Срок полномочий — 7 лет. Секретарь также может переизбираться. Аналогичный порядок действует и для его заместителя. Работа секретаря осуществляется в следующих направлениях:

  1. Судебном. Она заключается в подборе различных прецедентов, договорных, нормативных текстов, мнений компетентных юристов.
  2. Дипломатическом. В полномочия секретариата входит направление различных сообщений от имени Международного суда.
  3. Финансовом и административном. Секретариат выполняет работу, связанную с решениями кадровых вопросов, подготовкой бюджета, помещений и пр.
  4. Лингвистическом. В компетенцию секретариата входит выполнение редактирования и перевода документов.

Ad hoc

Деятельность Международного суда в отношении некоторых споров может осуществляться не только выбранными 15 членами. При разбирательстве определенных конфликтов могут участвовать и так называемые лица ad hoc. Они являются судьями, которые избираются по ст. 31 Статута по выбору страны-стороны в споре, если она не представлена на слушаниях. Если в составе коллегии присутствует лицо, являющееся гражданином одного из участников конфликта, другой может выбрать для присутствия на заседании лицо по собственному выбору. Такие судьи не выступают как постоянные члены. Они привлекаются только к разбирательству конкретных споров. Вместе с этим, в процессе рассмотрения материалов они обладают равными правами с другими избранными членами коллегии. Международный суд также может пригласить для участия в заседании асессоров. В отличие от лиц ad hoc, они не обладают правом голоса и выбираются самой коллегией, а не сторонами.

Процедура

Инстанция располагается в Гааге. Однако ее местонахождение не создает препятствий для выполнения своих задач в любом ином месте. По п. 1 ст. 23 Статута, орган действует постоянно, кроме вакаций (каникул), продолжительность и сроки которых устанавливает сам Суд. Члены коллегии должны находиться в распоряжении инстанции в любое время, кроме периодов пребывания в отпуске, на больничном или отсутствия по другим серьезным причинам. Заседания проводятся в полном составе коллегии, за исключением случаев, прямо установленных Статутом. Для формирования присутствия достаточно кворума в 9 судей. По п. 1 ст. 30 Статута, коллегия составляет регламент. В нем определяется порядок реализации инстанцией своих функций, устанавливаются правила судопроизводства. Заседания ведутся на английском или французском языках. При этом каждой стороне спора разрешается использовать и иной язык, переводя документы и речи на один из официальных.

Стадии

Разбирательство проходит, как правило, два этапа: письменный и устный. Первая стадия может продолжаться до нескольких месяцев. Это обуславливается тем, что от каждой стороны необходимо предоставление письменных разъяснений-меморандумов. Обычно для начала дела в Суд передается соглашение двух стран — так называемого компромисса о рассмотрении. Государство может принять на себя обязательство подчиниться компетенции коллегии. В этом случае подается односторонний иск в Международный суд от другой стороны. Устное рассмотрение спора начинается, когда все материалы изучены, и проведена подготовка к слушанию. Этот этап продолжается обычно несколько дней. В некоторых случаях он может длиться 2-3 недели. Выступление сторон осуществляется через их представителей. Участники разбирательства могут использовать помощь адвокатов и поверенных. После проведения устного разбирательства, начинается закрытое совещание.

Решения Международного суда ООН

После завершения устной стадии разбирательства коллегия удаляется на закрытое совещание. Решения Международного суда принимаются простым большинством. Если в ходе вынесения акта образовалось равное количество голосов, то определяющим будет мнение Председателя. По ст. 57 Статута, каждый член коллегии может представить свое особое мнение, если он не согласен с частью постановления Международного суда или с ним в целом. В п. 2 ст. 74 установлены ограничения для уполномоченных лиц. В частности, судьи вправе или только заявить о своем несогласии, или представить свое мнение, возражая против мотивов или решения в целом. В последнем случае мнение именуется особым, в первом — индивидуальным. Согласно практике Постоянной палаты, они должны быть представлены до второго чтения проекта постановления. Это необходимо для того, чтобы мнения и сам проект были направлены одновременно для публикации. Признание юрисдикции Международного суда не является обязанностью государств. Однако, если она была воспринята на официальном уровне, то акты, вынесенные коллегией, являются обязательными для исполнения на территории таких стран.

Обжалование и реализация

Решение Суда является окончательным — оспорить его нельзя. Стороны вправе только обратиться в инстанцию для толкования акта или пересмотра по открывшимся обстоятельствам, если последние не были известны при рассмотрении спора. П. 2 ст. 94 предусматривается способ обеспечения исполнения решения. Если кто-либо из участников не выполняет возложенные в соответствии с вынесенным актом обязательства, другая сторона может обратиться в СБ. Совет Безопасности, при необходимости, вправе направить рекомендации или предпринять принудительные меры.

Компетенция коллегии

Юрисдикция Международных судов определяется в гл. 2 и гл. 4 Статута. Компетенция распространяется только на межгосударственные споры. Суд не вправе рассматривать конфликты, возникшие между частным лицом и страной или двумя гражданами. Вместе с этим разбирательство может осуществляться только при согласии всех сторон. Из этого следует, что юрисдикция Суда для государств является факультативной, а не обязательной. Соответствующее положение о компетенции было закреплено на конференции в Сан-Франциско. Факультативность юрисдикции выражается в том, что по п. 1 ст. 36 Статута, к ведению коллегии могут относиться споры, которые переданы ей сторонами.

Читайте так же:  Восстановление пропущенных сроков возможно

Обязательная компетенция

Страны, участвующие в Статуте, могут признать ее по конкретным делам. В документе предусмотрено несколько вариантов принятия обязательности компетенции. Например, государство вправе выступить с заявлением или стать участником двустороннего соглашения, в условиях которого присутствуют соответствующие положения о юрисдикции Международного суда. К последним, в частности, относятся договоры о мире, сотрудничестве, совместном использовании естественных ресурсов, разграничении морского пространства и пр.

Практика оговорок

Она применяется достаточно широко и в ряде случаев значительно сужает пределы распространения обязательной юрисдикции Суда. В юридических изданиях выделяют, как правило, 4 типа оговорок. По своей сути, они выступают в качестве норм международного права. К ним относят оговорки:

  1. По ситуациям, имевшим место до принятия заявления.
  2. О неподсудности вопросов, входящих во внутригосударственную компетенцию.
  3. Об условиях взаимности.
  4. О частичном исключении из обязательной юрисдикции споров, касающихся исполнения и толкования многосторонних конвенций.

Дополнительная классификация

Прочие оговорки можно подразделить на 5 видов. Наиболее популярными считаются такие, которые относят признание обязательности компетенции Суда к спорам, при разрешении которых участники согласятся либо согласились использовать иные способы мирного урегулирования. Такие оговорки включаются в текст большинства стран. Следует сказать, что положение об использовании иных методов урегулирования споров имеет большое значение. Оно ограничивает область распространения обязательной компетенции только такими вопросами, в отношении которых нет договоренности о применении прочих мирных средств. Это положение вводит пределы субсидиарности, дополнительности юрисдикции Суда.

Достаточно важная группа конфликтных отношений из компетенции коллегии исключается оговорками, относящимися к событиям, связанным с военной оккупацией, войной, боевыми действиями, прочими вооруженными актами. В определенной степени опосредованной международным соглашением считается положение, включенное в заявление стран-членов Британского содружества о неподчинении споров, которые между ними возникают, юрисдикции Суда. Некоторые оговорки ограничивают компетенцию коллегии по конкретным спорам или конфликтам с определенными государствами. Так, к примеру, Гватемала в своем заявлении указала, что ее разбирательство с Великобританией о Белизе неподсудно инстанции и может рассматриваться в Международном суде исключительно на основах справедливости.

Заключение

Кроме заявлений государств, юрисдикция Суда предусмотрена в различных конвенциях. Этими документами регламентируются некоторые особые сферы межгосударственных отношений. В таких конвенциях обычно достаточно жестко фиксируются правила и условия, по которым страны могут передать дела на разбирательство в Международный суд. Все это говорит о том, что несмотря на сравнительно низкую степень признания обязательной компетенции коллегии, она все же наделяется в некоторых случаях достаточно широкими полномочиями.

В качестве одного из общепринятых положений выступает требование к истцу об обосновании юрисдикции Суда в рассмотрении данного конфликта по существу. Кроме того, именно на заявителя возлагается обязанность по доказыванию самого факта существования спора и его юридической природы. В случае нарушения этого требования предъявляемая претензия становится беспредметной. Соответственно, юрисдикция Суда применяться не может. Кроме прямых функций, коллегия исполняет и консультативные. Суд дает разъяснения по любым правовым вопросам по запросам любой организации или учреждения, которые уполномочены направлять их.

Источник: http://businessman.ru/new-deyatelnost-mezhdunarodnogo-suda-mezhdunarodnyj-sud-oon-i-ego-resheniya.html

МЕЖДУНАРО́ДНЫЙ СУД ООН

В книжной версии

Том 19. Москва, 2011, стр. 562-563

Скопировать библиографическую ссылку:

МЕЖДУНАРО́ДНЫЙ СУД ООН, глав­ный су­деб­ный ор­ган Ор­га­ни­за­ции Объ­е­ди­нён­ных На­ций. Уч­ре­ж­дён в 1945, функ­цио­ни­ру­ет в со­от­вет­ст­вии со Ста­ту­том, яв­ляю­щим­ся не­отъ­ем­ле­мой ча­стью Ус­та­ва ООН, и со сво­им Рег­ла­мен­том. На М. с. ООН воз­ло­же­на двой­ная функ­ция: 1) раз­ре­ше­ние в со­от­вет­ст­вии с ме­ж­ду­нар. пра­вом спо­ров, пе­ре­дан­ных ему на рас­смот­ре­ние го­су­дар­ст­ва­ми; 2) вы­не­се­ние кон­суль­та­тив­ных за­клю­че­ний по юри­дич. во­про­сам, за­пра­ши­вае­мых долж­ным об­ра­зом ор­га­на­ми ООН и её спе­циа­ли­зир. уч­ре­ж­де­ния­ми. Уча­ст­ни­ка­ми Ста­ту­та М. с. ООН яв­ля­ют­ся все го­су­дар­ст­ва – чле­ны ООН. Лю­бое го­су­дар­ст­во, ко­то­рое яв­ля­ет­ся уча­ст­ни­ком Ста­ту­та, мо­жет по­тен­ци­аль­но пе­ре­дать спор на рас­смот­ре­ние это­го Су­да. М. с. ООН мо­жет рас­смот­реть лю­бой во­прос, ко­то­рый ка­са­ет­ся ме­ж­ду­нар. пра­ва. На­хо­дит­ся в г. Гаа­га.

Источник: http://bigenc.ru/law/text/2199871

Международный суд ООН: история и функции

Международный Суд является главным судебным органом Организации Объединенных Наций. Он разрешает, на основании международного права, юридические споры между государствами и дает консультативные заключения по юридическим вопросам, которые могут быть перед ним поставлены органами или специализированными учреждениями ООН.

Учрежден Уставом ООН, подписанным 26 июня 1945 года в Сан-Франциско (США), вместо существовавшей с 1920 года при Лиге наций Постоянной палаты международного правосудия.

Суд формируется и действует в соответствии со своим Статутом, который является неотъемлемой частью Устава ООН, и своим Регламентом.

Статут Международного суда был подписан 26 июня 1945 года и вступил в силу 24 октября 1945 года.

Свое первое открытое заседание Международный Суд ООН провел 18 апреля 1946 года в Гааге (Нидерланды). Первое дело было представлено на его рассмотрение в мае 1947 года.

Сторонами в рассматриваемых Международным Судом ООН делах могут быть только государства. Суд не обладает уголовной юрисдикцией и не может судить физических лиц (например, военных преступников). Эта задача входит в компетенцию национальных судебных органов, специальных уголовных трибуналов, учрежденных ООН, а также Международного уголовного суда (МУС).

Суд уполномочен рассматривать правовые споры, связанные с нарушением международных договоров и обязательств или возникающие при их толковании; принимать обязательные к исполнению решения по всем спорам, которые передаются государствами на его рассмотрение; давать консультативные, не имеющие обязательной силы, заключения по правовым вопросам по просьбе Генеральной Ассамблеи ООН, Совета Безопасности и других органов ООН с разрешения ГА ООН.

В Суд могут обращаться участники его Статута, в число которых автоматически входят все члены ООН. Государство, не являющееся членом ООН, может стать участником Статута на условиях, определяемых в каждом отдельном случае ГА ООН по рекомендации СБ ООН. Все государства-участники Статута Международного Суда могут быть сторонами в рассматриваемых им делах. Другие государства могут передавать на его рассмотрение дела на условиях, определенных СБ ООН. Кроме того, СБ ООН может рекомендовать передать на рассмотрение Суда любой юридический спор.

Разбирательство возбуждается одним из двух следующих способов:

1) Посредством уведомления о специальном соглашении: специальное соглашение является двусторонним по своему характеру, заключается государствами, желающими совместно представить спор на рассмотрение Суда, и состоит из одного текста вопросов, которые они согласились передать на рассмотрение Суда; любое из этих государств может возбудить разбирательство, уведомив Секретариат об этом соглашении;

2) Посредством заявления: заявление, которое является односторонним по своему характеру, подается государством против другого государства на основе юрисдикционной статьи в договоре или заявлений в рамках системы «факультативной оговорки».

Заявление должно быть более подробным, чем специальное соглашение: государство-заявитель должно указать основания наличия, по его мнению, у Суда юрисдикции, точный характер претензии и представить краткое изложение фактов и оснований, лежащих в основе этой претензии. Секретарь препровождает специальное соглашение или заявление другой стороне и судьям, а также Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций и всем государствам-членам, имеющим право обращаться в Суд.

Он включает дело в общий список Суда и информирует прессу.

Решение Суда является обязательным для соответствующих сторон. Любое государство, независимо от того, является ли оно членом ООН или нет, которое считает, что другая сторона не выполнила решение Суда, может довести этот вопрос до сведения Совета Безопасности. Последний, если признает это необходимым, может сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение.

Читайте так же:  Нужен ли апостиль на свидетельство о рождении

В составе Суда 15 судей. Они избираются ГА ООН и СБ ООН, голосующими независимо друг от друга. При назначении обращается внимание на то, чтобы в Суде были представлены основные правовые системы мира. Судьи избираются на девятилетний срок, причем треть состава суда переизбирается каждые три года. Члены Суда не могут исполнять никаких политических или административных обязанностей и выступают в личном качестве, а не как представители государств, гражданами которых они являются, однако в числе судей не может быть более одного гражданина любого государства. К работе суда привлекаются также временные судьи.

Члены Суда при исполнении ими судебных обязанностей пользуются дипломатическими привилегиями и иммунитетами.

Суд избирает сроком на три года председателя и вице-председателя Суда, которые могут быть переизбраны. Суд назначает своего секретаря.

Официальные языки Суда — французский и английский.

Местопребыванием Суда является Дворец Наций в Гааге (Нидерланды).

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: http://ria.ru/20160418/1411983232.html

Международный уголовный суд

Международный уголовный суд (МУС) — первый постоянный международный суд, созданный на договорной основе для содействия прекращению безнаказанности за тяжкие преступления, совершенные в XXI веке.

Он был учрежден 17 июля 1998 года на основе Римского статута Международного уголовного суда, который вступил в силу 1 июля 2002 года после того, как его ратифицировали 60 государств.

Под юрисдикцию суда попадают самые серьезные преступления, совершенные физическими лицами и вызывающие озабоченность всего международного сообщества. В его компетенцию входят рассмотрение преступлений против человечности, агрессии и военных преступлений, а также преследование лиц, ответственных за геноцид.

Штат МУС насчитывает около 900 человек из 100 стран. Официальных языков шесть — английский, французский, арабский, китайский, русский и испанский. В качестве рабочих языков используются только английский и французский.

Основное здание суда находится в Гааге (Нидерланды). У международного уголовного суда есть шесть полевых офисов, которые находятся в Африке. Два из них расположены в Демократической Республике Конго, а остальные — в Уганде, Центральноафриканской Республике, Кении и Кот-д’Ивуаре.

Суд не обладает юрисдикцией в отношении лиц, не достигших 18 лет на момент предполагаемого совершения преступления. Он состоит из президиума, трех отделений (апелляционное, судебное и отделение предварительного производства), канцелярии прокурора и секретариата.

Высшим руководящим органом МУС является Ассамблея государств-участников статута. Его сессии проводятся в месте пребывания суда или в центральных учреждениях ООН один раз в год. На заседании Ассамблеи избираются 18 судей. При первых выборах одна треть судей, отбираемых по жребию, остается в должности в течение трех лет; еще одна треть — в течение шести лет, а остальные судьи остаются в должности в течение девяти лет. Прокурор и его заместители избираются путем тайного голосования абсолютным большинством голосов членов Ассамблеи на девять лет и не могут быть переизбраны.

МУС занимается преступлениями, совершенными после 1 июля 2002 года на территории государств-участников Римского статута или совершенными гражданами таких государств на территории других стран. При этом если государство, в котором произошло преступление, не является участником статута, то право выдачи мандата на начало уголовного преследования имеет Совет Безопасности (СБ) ООН.

Кроме того, государства, не являющиеся членами МУС и заинтересованные в расследовании преступления, совершенного на их территории, имеют право на подачу специального заявления с признанием юрисдикции суда по интересующему вопросу.

СБ ООН может приостановить работу суда и действие ордера на арест. МУС может назначать сроки заключения до 30 лет или пожизненно, однако он не имеет права выносить смертные приговоры.

Видео (кликните для воспроизведения).

Международный уголовный суд не подменяет национальные суды, а дополняет их. МУС может осуществлять свою юрисдикцию только в том случае, если национальный суд не способен или не готов сам ее реально осуществить.

Любое государство-участник может выйти из статута, направив генеральному секретарю ООН соответствующее письменное уведомление. Официальный выход из МУС происходит через год после его получения. При этом участник не освобождается от выполнения обязательств, которые возникли в период его участия, включая любые финансовые обязательства.

Расходы МУС покрываются в основном за счет начисленных взносов государств-участников. Он также имеет право принимать добровольные взносы правительств, международных организаций, физических лиц, корпораций и других образований.

МУС не является частью ООН и подотчетен странам, ратифицировавшим статут (эти страны берут на себя и финансирование суда).

Крупнейшие страны мира, такие, как США, Китай и Россия, не признают МУС и отказываются сотрудничать с трибуналом. Президент США Билл Клинтон в 2000 году поставил подпись под Римским статутом, однако уже через два года Вашингтон ее отозвал. Преемник Клинтона Джордж Буш-младший объявил деятельность МУС нарушающей национальные интересы США, и его администрация полностью отказалась от сотрудничества с этим судом.

Российская сторона подписала Римский статут 13 сентября 2000 года, но так и не ратифицировала его. 16 ноября 2016 года президент РФ Владимир Путин подписал распоряжение, согласно которому Россия перестала быть участником Римского статута Международного уголовного суда. С точки зрения МИД России, МУС не оправдал возложенных на него надежд и не стал подлинно независимым, авторитетным органом правосудия.

Согласно данным на сайте Международного уголовного суда, сейчас суд ведет 11 расследований, в предварительном порядке изучает еще 10 дел. Среди них — предполагаемые преступления, совершенные в Бурунди, Кении, Центральноафриканской Республике, Мали, Кот-д’Ивуаре, Ливии, Афганистане, Уганде и др.

За годы своего существования МУС так и не смог привлечь к ответственности ни одного действующего политического деятеля или хотя бы политика или военного, выступающего в конфликте на стороне государства. Пока все обвиняемые в МУС — это либо бывшие свергнутые лидеры, либо оппозиционеры-мятежники. Расследования и процессы над действующими политиками пока успехом не увенчались.

Источник: http://ria.ru/20180717/1524691887.html

Исполнение решений международных судов: иллюзии и реальность

На прошлой неделе появились сообщения о том, что Минюст России обратился в Конституционный Суд (КС) с запросом о возможности исполнения дополнительного Постановления ЕСПЧ по делу ОАО «НК «ЮКОС». Очевидно, что наше правительство не хочет исполнять решение ЕСПЧ 2014 г. о выплате всем бывшим акционерам компании ЮКОС компенсации в размере €1,866 млрд. И по-человечески его можно понять. Ситуация с бюджетом сверхнапряженная, а сама компания ЮКОС и ее основные акционеры давно уже ни у кого симпатии не вызывают. Отмена голландским судом решения арбитража о выплате бывшим основным акционерам ЮКОС $50 млрд, если не бросила тень на легитимность решения ЕСПЧ, то как минимум вдохновила российские власти постараться как-то решить этот вопрос, тем более, что механизм обращения в КС прошел обкатку на деле Анчугова и Гладкова.

С точки зрения международного права, обращение Минюста можно рассматривать как более чем своевременный повод поговорить о более общей проблеме выполнения государствами решений созданных ими международных судов.

Начну с утверждения, которое может кому-то показаться крайне крамольным. Даже в национальной правовой системе с ее механизмом принуждения в виде судебных приставов исполняются не все 100% вынесенных судами решений. Причин для этого может быть масса, начиная, например, с элементарного отсутствия денег у должника. Я был немало удивлен, узнав, что уровень исполнения нижестоящими американскими судами решений Верховного Суда США ниже, чем уровень исполнения решений Суда ЕС. Что же говорить о современной международной системе суверенных государств, где в принципе отсутствуют механизмы принуждения, аналогичные национальным (те же приставы), а само исполнение зависит целиком от самих же государств.

Читайте так же:  Иск о восстановление пропущенных сроков

При этом, как показывает статистика, современные международные суды отнюдь не стесняются выносить решения против государств. Так, в 90% всех решений ОРС ВТО установлена ответственность государств за как минимум одно нарушение соглашений ВТО. Тот же Суд ЕС за 1959-1990 гг. вынес решения против государств в 80% дел, инициированных против них. У ЕСПЧ этот уровень составляет 83%. Поразительно, но при этом большинство решений ответчиками исполняется.

Возникает вопрос: а зачем тогда государства создают международные суды, а затем и исполняют большинство вынесенных этими судами против них решений? Для ответа на этот вопрос надо посмотреть на эволюцию, которую проделало международное правосудие за последние 100 лет. До первой мировой войны для разрешения споров государства использовали создаваемые для разрешения конкретного спора ad hoc арбитражи. Им на смену пришли первые постоянно действующие международные суды – Постоянная палата международного правосудия, созданная при Лиге Наций (1922-1946), и Международный Суд ООН, юрисдикция которых рассматривать межгосударственные споры целиком зависела от согласия обоих сторон спора. И наконец, в 1990-х годах наступил черед судов с обязательной юрисдикцией. Такую смену парадигмы можно объяснить тем, что государства увидели и осознали, что постоянно действующим международным судам можно делегировать не только функции по разрешению споров. Принимая решение о создании того или иного постоянного международного суда и определяя его юрисдикцию, государства исходят из представления, что плюсы и выгоды, полученные от создания суда, будут превышать те неминуемые неудобства и издержки, связанные с этим.

Во-первых, суды могут своими решениями не только подправлять неудачные положения международного договора, заполнять пробелы и устранять неясности, но и модернизировать нормы договора, даже если для этого потребуется отойти от первоначального текста договора. Как показывает практика многих судов, такая ситуация вполне устраивает государства, которые понимают все издержки, связанные с внесением поправок в договор и предпочитают передоверить эту миссию созданным ими судам. Во-вторых, суды гораздо эффективнее, чем сами государства, могут контролировать адекватность и полноту исполнения государствами взятых на себя обязательств по международным договорам. Особенно это касается соглашений с большим количеством участников (в двусторонних договорах это делать гораздо проще). В-третьих, суды можно использовать для контроля за актами, принимаемыми органами международных организаций. Однако для успешного выполнения этих новых функций судам нужна обязательная юрисдикция по рассматриваемым ими спорам, и они эту юрисдикцию получили.

Одновременно стало очевидно, что сами государства иной раз отнюдь не горят желанием обращаться в суд с жалобой, имея другие приоритеты и принимая во внимание массу самых разнообразных факторов. Оказалось, что эту проблему контроля можно решить, если допустить в международные суды частных лиц, которые гораздо более активны в защите своих прав и менее склонны обращать внимание на большую политику. Так, международные суды, помимо обязательной юрисдикции, получили и право рассматривать жалобы частных лиц на действия государств.

Не менее очевидным было и то, что для эффективного выполнения возложенных на суды функций необходимо, чтобы их решения выполнялись. В этом отношении немало любопытного можно почерпнуть из анализа практики двух наиболее авторитетных судов по правам человека – Межамериканского суда по правам человека (МАСПЧ), созданный в рамках Организации американских государств, и того же ЕСПЧ, вопрос об исполнении решений которого будет рассматривать наш КС.

Так вот, оказывается, что государства-ответчики, в первую очередь, и то неохотно, выполняют финансовую часть решения (исполняется около 50 % таких обязательств). Гораздо хуже ситуация с предписаниями изменить законодательство – исполняется порядка 5-10%решений, и привлечь виновных к ответственности – не исполняется ничего. Проблема низкой исполнимости решений МАСПЧ является одним из главных вопросов его деятельности.

Если обратится к ЕСПЧ, то картина будет порадужней, хотя и далекой до идеала. Как было недавно заявлено в докладе группы экспертов о долгосрочном будущем системы Европейской конвенции, «неадекватное выполнение своих обязательств по Конвенции остается среди основных вызовов, если не самым большим из них, с которыми сталкивается конвенционная система». В отличие от МАСПЧ, вопросы исполнения решений ЕСПЧ контролирует Комитет министров Совета Европы, то есть сами государства, которые не настроены уступать Суду эту функцию. Согласно отчету за 2015 г. государства, как правило, не испытывают сложностей с исполнением решений ЕСПЧ, и быстрее всего исполняют решения о выплате компенсации заявителям. Сложнее дело обстоит с пилотными решениями, которые требуют принятия мер общего характера, в том числе и законодательного плана. Общая картина такова: на конец 2015 г. 10 652 (!) решения ЕСПЧ находились на контроле Комитета министров, из них 685 ожидали исполнения более чем 5 (!) лет. Статистика также весьма показательная.

Например, США после проигрыша ряда дел в Международном Суде ООН вышли из факультативного Протокола к Консульской конвенции 1963 г., предусматривающего обязательную юрисдикцию МС ООН по всем спорам, вытекающим из этой Конвенции. Иран также не исполнил решение все того же МС ООН по делу о захвате заложников в американском посольстве в Тегеране. Великобритания уже более 10 лет игнорирует решение ЕСПЧ по делу Hirst и все последующие решения в отношении избирательных прав заключенных.

Выбор в пользу неисполнения был сделан ЕС, когда введённый им запрет на импорт говядины, выращенной с использованием гормонов роста, был успешно обжалован США и Канадой в ОРС ВТО. Будучи уверенным в своей правоте, ЕС так и не пошел на отмену запрета, несмотря на введенные против него санкции, и в итоге выстоял в этом почти 15-летнем торговом конфликте. Он был закончен подписанием в 2012 г. специального соглашения, в рамках которого ЕС сохранял свой запрет в обмен на повышение для США и Канады квоты на ввоз в ЕС высококачественной говядины. Вынесенные против ЕС решения остались лишь листами бумаги.

Возможность неисполнения решений Суда ЕАЭС допускает и Статут Суда, который в пп. 114-115 говорит, что в этом случае вопрос передается на рассмотрение Высшего Экономического Совета, то есть политического органа Союза. Именно этот Совет, состоящий из президентов стран-членов ЕАЭС, и будет в конечном итоге решать вопрос о судьбе неисполненного решения Суда ЕАЭС, и далеко не факт, что финальный выбор первых лиц стран-членов Союза будет сделан в пользу Суда.

Итак, как мы видим, государства создают международные суды в своих целях, вполне справедливо полагая, что, помимо разрешения споров, судам можно делегировать некоторые другие функции, и суды будут в этом отношении более эффективны, чем межгосударственная дипломатия.

Итог всегда будет зависеть от действий как государств, так и самого суда. Если государства увидят, что выгоды, полученные от создания суда, превышают издержки, связанные с этим, то они будут стараться выполнить его решения. Прагматичный и рационально мыслящий международный суд должен также адекватно оценивать и исполнимость собственных решений, чтобы доказать этот решающий для его судьбы перевес плюсов в его создании над минусами. И для любого суда было бы фатальной ошибкой исходить из того, что раз государства его создали, то это высечено в камне на века и подразумевает беспроблемное исполнение всех его решений. Как показывает вся приведенная выше практика современного международного правосудия, это иллюзии, которые могут дорого стоит любому суду.

Читайте так же:  Заявление в районный суд о взыскании алиментов

Источник: http://zakon.ru/Blogs/ispolnenie_reshenij_mezhdunarodnyh_sudov_illyuzii_i_realnost/45703

Юрист: многие страны не исполняют решения Международного суда ООН

МОСКВА, 19 апр – РИА Новости. Многие страны, в том числе США, не исполняли решения Международного суда ООН, заявил РИА Новости адвокат Александр Липатников, комментируя решение суда относительно обеспечительных мер по иску Украины к России.

Международный суд ООН отказался удовлетворить требование Украины установить временные меры по иску к России в связи с нарушением конвенции о финансировании терроризма, но согласился ввести временные меры по конвенции о ликвидации расовой дискриминации. Суд постановил, что Россия «должна воздержаться от сохранения или введения ограничений на возможность сообщества крымских татар сберегать свои институты власти, в том числе меджлис, гарантировать возможность обучения на украинском языке.

«Что касается контроля за исполнением мер суда, то многие страны отказываются выполнять предписания суда, хотя и принимают его позицию к сведению. Например, когда в 1986 году суд обязал США возместить ущерб, нанесенный латиноамериканской стране Никарагуа в результате подрывных действий против никарагуанского социалистического правительства, США приняли решение суда во внимание, но отказались от его реализации. Никаких последствий для США этот отказ не повлек», — сказал Липатников.

При этом он отметил, что формально решение суда является обязательным. «Теоретически любой член ООН может довести неисполнение решения суда до сведения Совета Безопасности ООН, а далее уже принимает решение Совет Безопасности. Но РФ является членом Совбеза и обладает правом вето, что говорит само за себя», — пояснил адвокат.

Он также сообщил, что обращение в Международный суд ООН за принятием временных мер – достаточно распространенная практика, однако далеко не во всех случаях суд идет навстречу истцам. «Так, в апреле 1999 года Югославия подавала иск по принятию временных мер в отношении десяти стран НАТО, но суд отклонил иск, заявив, что не обладает должной юрисдикцией», — сказал Липатников.

Как напомнил собеседник агентства, в 2011 году суд опубликовал аналогичное решение по иску Грузии к России – тогда Тбилиси также обвинял Москву в нарушении международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. «Заявление Украины стало вторым после заявления Грузии иском в отношении российского государства. Вполне ожидаемо суд не стал его удовлетворять в полном объеме», — считает юрист.

Источник: http://ria.ru/20170419/1492626287.html

Решение Международного Суда ООН по делу Украина против России: как аукается прошлое

Вечером в пятницу 8 ноября 2019 г. ленты российских новостных агентств запестрели сообщениями о том, что Россия проиграла Украине в Международном Суде ООН (МС ООН). Лишь немногие СМИ предложили правильную версию происшедшего, сообщив, что МС ООН не согласился с возражениями России в отношении юрисдикции Суда в данном споре, и теперь дело будет рассматриваться по существу. Украина в своих требованиях заявляет, что действия России в Крыму нарушают Международную конвенцию о запрете всех форм расовой дискриминации 1965г., а действия России в Донбассе противоречат обязательствам России, взятым ею в рамках Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 г. Но в рамках данного поста мы не будем рассматривать сущностные требования, а сосредоточимся на процессуальных аспектах вынесенного МС ООН решения.

Решение МС ООН по вопросам юрисдикции по иску Украины к России интересно прежде всего тем, что позволяет сделать некие обобщения о взглядах государств на МС ООН и на международное правосудие в целом.

Другим событием, без которого не было бы решения МС ООН от 8 ноября, стало его же решение по юрисдикции в споре Грузия против России 2011 года. После конфликта в августе 2008 г. Грузия обратилась в МС ООН, обвиняя Россию в нарушении Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1965 г. в виде этнических чисток и насильственного переселения грузин, проживавших на территории Южной Осетии. Оговорки, сделанной СССР, уже не было, и России впервые в ее истории пришлось выступать в качестве ответчика в МС ООН. Курировавший этот спор МИД предельно серьезно подошел к этой задаче, наняв команду высокопрофессиональных юристов, имеющих богатый опыт преставления интересов клиентов в МС ООН. Первое испытание закончилось тогда для России хорошо – МС ООН в итоге согласился с доводами ответчика, что Грузия явно поспешила, направив иск в МС ООН спустя всего лишь несколько дней после начала конфликта и не выполнив тем самым требования об обязательном прохождении досудебных процедур в виде переговоров. Именно так МС ООН истолковал ст. 22 Конвенции, которая говорит буквально следующее:

«Любой спор между. государствами-участниками относительно толкования или применения настоящей Конвенции, который не разрешен путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции, передается по требованию любой из сторон в этом споре на разрешение Международного Суда, если стороны в споре не договорились об ином способе урегулирования».

По мнению МС ООН, формулировка данной статьи об обращении к «переговорам или процедурам, специально предусмотренным в настоящей Конвенции», представляет собой предварительные условия, которые должны быть выполнены перед тем, как дело будет принято к рассмотрению Судом. С учетом того, что Грузия не заявляла, что обращалась к «переговорам или процедурам, специально предусмотренным в настоящей Конвенции», МС ООН сосредоточился на том, выполнено ли истцом условие о проведении досудебных переговоров.

Суд в своем решении заявил, что «переговоры отличаются от простого заявления протеста или дебатов. и подразумевают нечто большее, чем простое противоречие правовых позиций или интересов межу сторонами, или наличие серии обвинений и контробвинений или даже предъявление требований и прямо противоположных встречных требований… Концепция «переговоров» отличается от концепции «спора» и требует по меньшей мере искренних попыток одной из сторон спора начать дискуссию с другой стороной с целью разрешить спор. » Очевидно, что в отсутствие реальных попыток провести переговоры условие об обязательных досудебных переговорах является невыполненным. Эти условия оказываются выполненными в случае провала переговоров или когда переговоры оказались тщетными или зашли в тупик.

Согласившись с аргументами России, МС ООН в своем решении по делу Грузия против России большинством голосов (10 на 6) признал, что у него отсутствует юрисдикция в данном споре в силу несоблюдения Грузией требования об обязательном проведении досудебных переговоров именно по вопросам Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1965 г. Это стало первым случаем в истории Суда, когда тот отказался признать свою юрисдикцию в деле лишь на этом основании. Шесть судей, проголосовавших против этого решения, написали весьма подробные особые мнения (dissenting opinion), среди которых отдельно можно выделить особое мнение судьи из Бразилии Кансаду Триндаде (Cançado Trindade), бывшего президента Межамериканского Суда по правам человека. Объёмом в два раза больше, чем само решение МС ООН (140 страниц против 70), оно больше похоже на фундаментальное исследование вопросов обязательной юрисдикции МС ООН. Судья Триндаде, как истинный выходец из суда по правам человека, призвал применить к ст. 22 эволютивное толкование и исходить при оценке досудебных формальностей не из намерений государств, а из особенностей ситуации и специфики Конвенции как соглашения о правах человека.

Читайте так же:  Минимальное количество участников полного товарищества составляет

Основательность такого подхода была в полной мере продемонстрирована в деле Украина против России. Был учтен как опыт Грузии, так и все процессуальные требования МС ООН к обязательному прохождению досудебных процедур, установленных обеими конвенциями. В решении МС ООН от 8 ноября 2019 г. достаточно подробно описано, как Украина последовательно, методично и скрупулезно фиксировала все свои шаги, показывающие выполнение со ее стороны этих процедур. Фактор времени был явно вторичен по сравнению с намерением опровергнуть любые возможные и ожидаемые возражения России в отношении юрисдикции Суда из-за несоблюдения истцом процессуальных досудебных формальностей.

а) Досудебные процедуры в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.

Эти процедуры в тексте Конвенции изложены следующим образом:

Ст. 24 гласит: «Любой спор между… государствами-участниками относительно толкования или применения настоящей Конвенции, который не может быть урегулирован путем переговоров в течение разумного периода времени, передается по просьбе одного из них на арбитраж. Если в течение шести месяцев со дня обращения с просьбой об арбитраже стороны не смогут договориться о его организации, любая из этих сторон может передать спор в Международный Суд, обратившись с заявлением в соответствии со Статутом Суда».

МС ООН в своем решении отметил, что первая нота с предложением провести переговоры по поводу соблюдения Россией этой Конвенции была направлена Украиной еще 28 июля 2014 г. За этим последовало еще несколько нот, а также серия двусторонних встреч в Минске, последняя из которых состоялась в марте 2016 г. (Украина обратилась в МС ООН в январе 2017 г.). Отметив как сам факт проведения переговоров, так и то, что стороны спора не достигли на них какого-либо прогресса, МС ООН пришел к выводу, что спор не был решен путем переговоров, и, тем самым, первое условие для признания юрисдикции Суда в рамках этой Конвенции выполнено.

Относительно выполнения второго условия досудебных процедур (обращения в арбитраж), МС ООН установил, что 19 апреля 2016 г. Украина направила России ноту, в которой констатировала провал переговоров, и просила Россию передать спор в арбитраж на согласованных сторонами условиях, как того требует Конвенция. Далее, по мнению МС ООН, стороны оказались не в состоянии прийти к согласию в отношении организации арбитража в установленный Конвенцией 6-месячный срок, и, таким образом, второе условие для передачи спора в МС ООН можно считать выполненным заявителем.

б) Досудебные процедуры в рамках Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1966 г.

Для начала МС ООН отметил, что обе стороны спора согласны, что крымские татары и украинцы, проживающие в Крыму, представляют собой этнические группы, защищаемые данной Конвенцией. Далее Суд по аналогии со спором Грузия против России исследовал вопрос об обязательном использовании досудебных процедур, как устанавливает Конвенция, «путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции».

В отношении обязательных досудебных процедур разрешения спора, устанавливаемых Конвенцией в уже упомянутой выше ст. 22, представители России воспользовались заготовкой, которая была заявлена еще споре с Грузией, но в тот раз не была использована МС ООН. Для отказа признать свою юрисдикцию он вполне удовлетворился фактом отсутствия переговоров. Россия настаивила, что формулировку «путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции», необходимо рассматривать не как устанавливающую некую альтернативу (в виде слова «или») предлагаемых процедур, а как совокупность процедур, которые надо обязательно пройти. Иными словами, Украина, по мнению России, сначала должна была провести переговоры, а потом обратиться с межгосударственной жалобой в Комитет, создание которого предусмотренного Конвенцией. И только после рассмотрения жалобы Комитетом Украина получала бы право обращения в МС ООН.

Несмотря на бесспорную креативность этого предположения, а также высокий уровень юридической казуистики, использованной представителями России в обоснование этой мысли, МС ООН с ней не согласился. По мнению Суда, Конвенция налагает на государства обязательства устранять расовую дискриминацию без какой-либо задержки (“without delay”). Поэтому, если слова «путем переговоров или процедур» толковать исходя из объекта и целей Конвенции, достижение целей Конвенции будет явно более затруднительно, если слово «или» рассматривать не как альтернативу, а как совокупность последовательных процедур. Придя таким образом к выводу, что ст. 22 устанавливает альтернативу в использовании досудебных средств разрешения спора, и отметив, что Украина не обращалась в Комитет, Суд сосредоточился на исследовании вопроса о проведении Украиной обязательных переговоров.

В том, что касается фактов проведения переговоров, возражать представленным Украиной доказательствам было трудно. Как отметил МС ООН в п. 118 решения, переговоры по вопросам, входящим в сферу Конвенции, продолжались около двух лет и проходили как путем обмена нотами, так и путем встреч в Минске, то есть, несмотря на отсутствие результата, Украина предприняла искреннюю попытку договориться, но к моменту подачи иска в МС ООН эти переговоры оказались в безнадежном тупике. Установив этот факт, Суд пришел к выводу, что он обладает юрисдикцией рассматривать требования Украины к России, заявленные в рамках Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1965 г.

Теперь спор переходит в стадию рассмотрения по существу, для чего Россия должна до 8 ноября 2020 г. представить свои возражения на требования Украины.

Но нас интересует другое. Могла ли Россия повторить свой успех 2011 года и отбиться от заявленных требований на стадии установления МС ООН своей юрисдикции? После отказа от политики СССР по заявлению оговорок в отношении юрисдикции МС ООН, такие шансы, если и были, то очень небольшие. Как показывает решение от 8 ноября 2019 г., скрупулезное и методичное выполнение заявителями процессуальных требований о прохождении досудебных процедур открывает дорогу к рассмотрению требований по существу, а сам МC ООН в новом составе склонен к ограничительному и менее формальному толкованию требований о досудебных процедурах, исходя при таком толковании из объекта и целей соглашений о защите прав человека.

Теоретически России был доступен вариант с выходом из обеих Конвенций и последующей их повторной ратификацией, но уже с оговорками в отношении обязательной юрисдикции МС ООН, как это сделала в свое время Республика Тринидад и Тобаго в случае с Факультативным Протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г. Но этот шаг стоило предпринять еще до направления Украиной иска в МС ООН, и он, несомненно, повлек бы за собой репутационные издержки. Поэтому, если этот вариант и рассматривался, то было принято решение его не задействовать.

В этой связи решение МС ООН от 8 ноября 2019 г. и неизбежная ныне перспектива перехода к слушаниям по существу могут поставить в повестку дня вопрос о целесообразности перехода к прагматичному подходу к оговоркам в отношении юрисдикции МС ООН. Иными словами, перехода к выборочному признанию юрисдикции МС ООН при подписании и ратификации конвенций, как это делают Китай, США и другие ведущие страны.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/Blogs/reshenie_mezhdunarodnogo_suda_oon_po_delu_ukraina_protiv_rossii_kak_aukaetsya_proshloe/80947

Постановления международного суда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here