Проблема судебно психологической экспертизы

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Проблема судебно психологической экспертизы" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Часть 1. Общие проблемы судебно-психологической экспертизы

1. ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОЗНАНИЙ В СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

1.1. Судебно-психологическая экспертиза

Это очень важное обстоятельство для лиц, назначающих экспертизу, поскольку нигде в законодательном порядке не оговаривается, кого считать профессионально компетентным для производства судебной экспертизы, в том числе проводимой психологом. Если в отношении психологов, являющихся сотрудниками специализированных экспертных учреждений, таких сомнений не должно возникать, то при назначении экспертами иных специалистов в области психологии (преподавателей высших учебных заведений, сотрудников научных институтов и других учреждений) вопрос о наличии у них специальных психологических познаний следует решать индивидуально. Возможность их привлечения для производства конкретной экспертизы решается лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом с учетом образования, специализации психолога, стажа его работы, дополнительной подготовки по судебной психологии, опыта экспертной деятельности, наличия ученой степени и т.д.

1.2. Формы использования специальных психологических познаний

Основной процессуальной формой использования специальных психологических познаний является судебно-психологическая экспертиза и комплексные с нею виды судебных экспертиз. Кроме того, возможно привлечение следователем лица, обладающего специальными психологическими познаниями, не в качестве эксперта, а в качестве специалиста. Специалист может быть вызван и для участия в судебном разбирательстве. Основные уголовнопроцессуальные обязанности специалиста — это участие в производстве следственных действий с использованием своих специальных профессиональных знаний и навыков для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств; обращение внимания следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств; дача пояснения по поводу выполняемых им действий (ст. 133 1 УПК РСФСР).

В судебно-следственной практике возможны и другие формы использования специальных психологических познаний — в первую очередь справочно-консультационная деятельность сведущего лица [II]. Это непроцессуальная, не регулируемая уголовно-процессуальным законодательством деятельность психолога, действующего в качестве сведущего лица. Она заключается в информировании следователя или суда о возможности существования тех или

иных явлений, с точки зрения современного уровня развития теории психологии и накопленных

в психологии эмпирических фактов. Консультативная справка психолога по запросу следователя или суда оформляется в письменной форме и приобщается к уголовному делу. Консультация сведущего в психологии лица, составленные им справочные данные могут учитываться при вынесении различных процессуальных решений.

При необходимости использования специальных психологических познаний следователям в каждом конкретном случае нужно четко решать, в какой форме это следует сделать. Несоблюдение этого правила может приводить к существенным судебно-следственным ошибкам.

Например, следователь (подробнее об этом см. [6]), рассматривая уголовное дело по обвинению врача К. в совершении ряда тяжелых преступлений по сексуальным мотивам, включая убийства, назначил судебно-психологическую экспертизу, поскольку К. происходил из благополучной и уважаемой семьи, характеризовался исключительно положительно, состоял в браке, имел двух малолетних детей, и обвинение его в тяжких преступлениях вызвало у окружающих сильные сомнения. При этом эксперту не разрешалось задавать К. вопросы, относящиеся к предмету его обвинения, и не показывались материалы уголовного дела. В своем заключении эксперт отметил, что у испытуемого «имеется выраженность преступных тенденций. Преступления, совершаемые этими людьми, бессмысленно жестоки, не спланированы, нередко принимают дикие, необычайно жестокие формы сексуальных преступлений и убийств. Анализ психологического профиля обрисовывает тип антисоциального, аморального психопата». Это заключение использовалось следователем для доказательства вины К. в инкриминируемых ему деяниях. Эксперты-психиатры диагностировали у К. психопатию с комплексом сексуальных извращений. Он был признан вменяемым и приговорен к высшей мере наказания.

в практических делах, а вся его активность в этом направлении сведется к психическим переживаниям, мечтам, фантазиям и т.п. Кроме того, особенности его психологической мотивации могут найти свое выражение в относительно безвредных поступках, не нарушающих норм уголовного права. Иными словами, спектр возможностей по реализации рассматриваемых особенностей психики чрезвычайно широк и не сводится к определенным формам поведенческой активности. С этой точки зрения очевидно, что все высказывания эксперта относительно «выраженности преступных тенденций» К. являются лишь гипотетическими рассуждениями и не могут рассматриваться в качестве доказательства по делу. Подобные высказывания противоречат юридическому принципу презумпции невиновности, ибо здесь обвинение подкрепляется не с помощью достоверно установленных фактов, а на основании выводов, которые в лучшем случае носят вероятностный характер. Поскольку одним из оснований назначения судебно-психологической экспертизы по делу К. было явное несоответствие между его социальным статусом и тяжестью преступлений, в которых он обвинялся, можно было бы посоветовать в подобных случаях прибегать не к судебнопсихологической экспертизе, а к другим формам использования специальных познаний.

Здесь был бы уместен вариант составления психологом совместно с психиатром справки, в которой указывалось бы, что согласно современным научным представлениям психологии и психиатрии, между психическими особенностями обвиняемого и характером деяний, которые ему инкриминированы, нет непреодолимого психологического противоречия. Она не имеет

доказательной силы по вопросу о совершении или не совершении конкретным лицом конкретных поступков, а дает лишь общее представление относительно некоторых медикопсихологических аспектов расследуемого уголовного дела.

В качестве примера привлечения психолога как сведущего лица можно привести и составление «психологического портрета» разыскиваемого преступника по данным психологического анализа собранных материалов уголовного дела (показания свидетелей, вещественные доказательства и т.п.); особенно это важно при оперативно-розыскной деятельности и расследовании так называемых «серийных» преступлений (убийств на сексуальной почве и изнасилований), когда совершается целый ряд однотипных криминальных действий. Справочно-консультативная деятельность психолога в непроцессуальной форме часто состоит и в сообщении судебно-следственным органам информации о целесообразности проведения судебно-психологической или комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, о правильной постановке вопросов в постановлении (определении), входящих в компетенцию эксперта-психолога и т.п. Такие консультации не обязательно составлять в письменном виде, и они не приобщаются к делу.

1.3. Судебные экспертизы с участием психолога

Кроме того, назначение и проведение психолого-психиатрической экспертизы имеет некоторые практические преимущества для судебно-следственных органов, так как вместо последовательного проведения двух экспертиз (судебно-психиатрической и судебнопсихологической) однократное проведение комплексной экспертизы существенно повышает рентабельность производства экспертизы и сокращает сроки следствия. Для экспертовпсихологов участие в комплексной экспертизе иногда дает преимущество в том плане, что они могут осуществлять экспертное исследование и в стационарных условиях, тогда как судебнопсихологическая экспертиза проводится только амбулаторно или в зале судебного заседания. Роль психолога в производстве комплексной психолого-психиатрической экспертизы несколько шире, чем при проведении судебно-психологической экспертизы. Для того, чтобы четко очертить функции психолога в комплексной экспертизе, рассмотрим взаимодействие в ней психолога и психиатра.

Читайте так же:  На сколько берется академический отпуск в колледже

Заметим, что при проведении судебно-психиатрической экспертизы психолог не выступает в роли эксперта — экспертом, решающим вопросы судебно-следственных органов здесь является только психиатр. В судебно-психиатрической экспертизе для обоснования клинического диагноза обычно применяют широкий спектр дополнительных параклинических исследований, привлекая при необходимости к обследованию подэкспертных специалистов — невропатологов, электрофизиологов, биохимиков, рентгенологов и др., в том числе и медицинских психологов. Психолог оказывает эксперту-психиатру консультативную помощь для правильного решения диагностических и экспертных вопросов, относящихся к компетенции судебной психиатрии. Для этого проводится экспериментально-психологическое исследование познавательных процессов и личностных особенностей подэкспертного, по данным которого составляется

письменное заключение. Оно может помочь врачу более точно установить медицинский диагноз и ответить на вопросы судебно-следственных органов (см. рис. 1). Очевидно, что в проведении судебно-психиатрической экспертизы может принимать участие психолог, не обладающий специальными познаниями в судебной психологии, но владеющий знаниями, навыками и умениями в медицинской психологии. Заключение по данным экспериментальнопсихологического исследования сохраняется в истории болезни, а отдельные ее положения могут быть использованы в заключении судебно-психиатрической экспертизы для обоснования диагноза или решения экспертных вопросов.

Рис.1. Взаимодействие психолога с экспертом-психиатром при производстве судебнопсихиатрической экспертизы

При проведении однородной судебно-психологической экспертизы психолог выступает как самостоятельный эксперт. Он проводит экспериментально-психологическое исследование, в котором больший удельный вес обычно имеют методы, направленные на исследование личности, а не познавательных процессов (памяти, мышления, внимания). Кроме того, он обязательно проводит тщательный психологический анализ материалов уголовного дела и медицинской документации. Ответы на вопросы, интересующие суд и следствие, базируются на сопоставительном анализе как экспериментальных данных, так и результатов психологического анализа документов (см. рис. 2).

Рис. 2. Функции психолога при производстве судебно-психологической экспертизы

В комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизе психолог выступает сразу в двух ролях. На первом этапе производства комплексной экспертизы он проводит экспериментально-психологическое исследование, из которого психиатр-эксперт извлекает данные, имеющие значение для установления психиатрического диагноза и решения экспертных психиатрических вопросов. В тех случаях, когда обвиняемый подэкспертный признан способным «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими» (т.е. рекомендовано суду его считать вменяемым), а у свидетеля, потерпевшей по делу об изнасиловании или несовершеннолетнего обвиняемого не обнаруживается психических расстройств, имеющих юридическое значение, — эксперт-психолог использует экспериментально-психологическое исследование наряду с психологическим анализом материалов уголовного дела для ответов на вопросы судебно-следственных органов, относящиеся к его компетенции (см. рис. 3).

Источник: http://studfile.net/preview/7688967/page:2/

Общая характеристика судебно-психологической экспертизы

Главная задача СПЭ состоит в оказании помощи органам предварительного расследования, суду в более глубоком исследовании специальных вопросов психологического содержания, помогающих установить истину об обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

Судебно-психологическая экспертиза может исследовать только такие вопросы психологического содержания, которые относятся к ее предмету.

Предмет СПЭ составляет психическая деятельность человека (психические процессы, психические состояния и психические свойства) в норме и в экстремальных условиях, изучение которой существенно для правильного разрешения уголовного дела.

Компетенция СПЭ определяется с учетом следующих критериев:

  • (1) научно-методического уровня развития современной психологической науки, прежде всего научно-методического уровня развития базовых наук — общей и юридической психологии. На разрешение судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены только такие вопросы, на которые психология в состоянии ответить, т.е. располагает научно-методической базой для научно обоснованного разрешения определенных вопросов, относящихся к компетенции СПЭ, методикой их правильного разрешения и составления по ним научно обоснованного заключения. Поскольку уровень развития знаний в психологии постоянно повышается, возможности судебно-психологической экспертизы будут расширяться и возрастать, т.е. этот критерий не носит постоянного характера;
  • (2) в компетенцию СПЭ не может входить решение юридических вопросов (оценка юридических признаков субъективной стороны преступления — вины, ее формы, мотива и цели преступления — оценка доказательств, юридическая квалификация деяния, а также нравственная оценка личности и поведения подэкспертного). Это положение играет особую роль, поскольку оно включает в себя требования, предъявляемые как к профессиональной квалификации, так и нравственно-этической стороне экспертной работы.

Реализация этических правил соответствует интересам как подэкспертного, так и самого эксперта, поскольку специфика психологического исследования обвиняемого или подсудимого предполагает, в частности, возможность установления психологического контакта с ним только в том случае, когда испытуемый убежден, что сообщение посторонним лицом сведений, которые даются им в ходе СПЭ, запрещено законом. Поэтому неслучайно многие юристы и психологи настаивают на необходимости введения законоположения, гарантирующего сохранение экспертной тайны, а также соблюдение иных требований этического характера.

Серьезная проблема — проведение СПЭ лицами, не имеющими для этого достаточной подготовки, не владеющими методами психологического исследования, правилами составления заключений и т.д. В условиях, когда штатных психологов- экспертов еще не хватает, обращение следственных и судебных органов к психологам, работающим в педагогических институтах, психиатрических больницах и т.п., практически неизбежно. Однако в целях повышения престижа судебно-психологической экспертизы и качества судебно-психологической экспертизы, по-видимому, следует ввести квалификационные экзамены на право заниматься психологической экспертизой в уголовном судопроизводстве.

Компетенцию СПЭ можно определить и через выделение круга вопросов психологического содержания, относящихся к компетенции отдельных видов психологической экспертизы.

В настоящее время с учетом названных выше критериев и потребностей следственной и судебной практики к компетенции судебно-психологической экспертизы относятся:

СПЭ проводится на основании постановления следователя или определения суда. В этих документах:

  • • содержится изложение оснований для назначения судебно-психологической экспертизы;
  • • излагаются обстоятельства дела, имеющие отношение к предмету экспертизы;
  • • определяется, какие именно факты требуют анализа с применением специальных познаний в области юридической и общей психологии;
  • • указывается, кому поручается проведение экспертизы, и формулируются вопросы, которые ставятся на разрешение экспертов. Формулируя вопросы, следует учитывать:
  • (1) объект, предмет, компетенцию и научно-методические возможности судебно-психологической экспертизы;
  • (2) уголовно-правовое, уголовно-процессуальное и криминалистическое значение устанавливаемых с помощью данной экспертизы фактов;
  • (3) конкретные обстоятельства дела, в которых возникли основания и повод для назначения соответствующего вида судебно-психологической экспертизы.
Читайте так же:  Оформление загранпаспорта копия трудовой книжки

Вопросы и задания с целевыми установками

1. В новом УК РФ (1996) последовательно проведена идея соответствия уголовно-правовых последствий преступления характеру и степени общественной опасности, обстоятельствам совершения и личности виновного. Значительно расширено, уточнено по сравнению с предыдущим УК и детализировано использование понятий и терминов, относящихся к сфере психологии, что вполне понятно, так как преступное поведение — разновидность произвольного (управляемого) поведения.

В УК РФ 1996 г. значительно расширены предусмотренные законом задачи и пределы исследования по уголовному делу личности обвиняемых и потерпевших (с выделением особенностей такого изучения применительно к некоторым категориям личностей — несовершеннолетним, рецидивистам и пр.).

Законодатель достаточно смело использовал данные психологии и для регламентации многих новых дефиниций, норм и институтов уголовного права, применяя непривычные для практики психологические термины, воспринятые из психологической науки. Это, например, «отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством» (как обстоятельство, устраняющее уголовную ответственность); «уровень психического развития, иные особенности личности несовершеннолетнего» (как обстоятельство, индивидуализирующее наказание); «обоснованный риск» (как обстоятельство, устраняющее преступность деяния); «садизм» (как обстоятельство, отягчающее наказание) и др. В новом УК использованы базовые для уголовной ответственности и наказания понятия, требующие психологического анализа их содержания с учетом положений общей и юридической психологии. Например, вменяемость, возраст, с которого наступает уголовная ответственность, уголовная ответственность вменяемых лиц с психическими расстройствами, разграничение неосторожной вины и казуса, мотив преступления, личность и др. Установление многих из них требует проведения психологической экспертизы по конкретному уголовному делу [1] .

Какова актуализация проблем использования профессиональных психологических познаний при разъяснении, интерпретации, комментировании для следственной, прокурорской, экспертной, судебной практики положений уголовного закона, при производстве судебно-психологических экспертиз, научных консультаций по конкретным уголовным делам? Свой ответ аргументируйте и приведите примеры.

2. Определите, какие методы СПЭ (наблюдение, эксперимент, тестирование) обозначены римскими цифрами (I), (II), (III).

Отличием метода (I) от иных методов выступают невмешательство исследователя в протекание изучаемых психических явлений.

Использование метода (II) предлагает такое, хотя и незаметное для испытуемых, вмешательство ради создания условий, в которых изучаемые психические явления и механизмы предстали бы в наиболее чистом виде.

В основном метод (III) аналогичен методу (II), однако при его использовании испытуемые знают, что являются таковыми.

3. Установите, к какому из методов СПЭ (анкеты, тест, интервью, беседы) относится положение.

Испытуемому предъявляется специально подобранное кратковременное задание, выполнение которого зависит от наличия у испытуемого определенных качеств.

8.2. Виды судебно-психологической экспертизы

СПЭ способности воспринимать важные для дела обстоятельства

Поводом для назначения данной экспертизы могут служить: принципиальное несовпадение показаний свидетеля или потерпевшего с другими материалами дела; данные о каком-либо особом психическом состоянии в момент восприятия информации, имеющей значение для дела; большой срок давности событий, составляющих содержание показаний; данные о личности свидетеля или потерпевшего (возраст, профессия, уровень интеллектуального развития, низкая степень владения речью и т.д.); основанные на анализе условий восприятия сомнения в способности конкретного лица воспринимать те или иные обстоятельства; данные о характере воспринимавшегося раздражителя и т.д.

В подобных ситуациях можно рекомендовать следующие типовые вопросы:

(1) Учитывая индивидуальные особенности зрения (или другого органа чувств) свидетеля (потерпевшего) и конкретные условия, в которых происходило событие (указывается, какое), мог ли свидетель (потерпевший) правильно воспринимать определенные обстоятельства (указывается, какие)?

Данный вопрос в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть модифицирован или даже разделен на несколько отдельных вопросов, в особенности в тех случаях, когда имелись противоречия в показаниях на разных этапах судопроизводства.

  • (2) Каковы основные индивидуально-психологические особенности свидетеля?
  • (3) Мог ли свидетель в силу имеющихся у него индивидуально-психологических особенностей правильно воспринимать события преступления (указывается, какие) и давать о них правильные показания: а) в период допроса (указывается дата); б) в настоящее время?

Основанием для такой дифференциации могут служить сведения об экстремальных условиях восприятия, о динамике психического состояния субъекта, о стрессовых условиях, в которых были даны первоначальные показания.

Более конкретные вопросы могут быть сформулированы так:

  • (1) Обладает ли свидетель абсолютной чувствительностью зрительного (или другого) анализатора, необходимой для восприятия раздражителя (указывается какого)?
  • (2) Обладает ли свидетель разностной чувствительностью зрительного (или другого) анализатора, достаточной, чтобы в имевших место условиях восприятия ощутить изменение в силе раздражителей?

Если объектом экспертизы являются несовершеннолетние (малолетние) свидетели или потерпевшие, предметом экспертизы может стать характерная для определенного возраста (и представителей некоторых типов характера) тенденция к фантазированию, результатом которой могут стать показания свидетеля или потерпевшего.

Наряду с этим у некоторых детей одной из ведущих черт характера на определенное время становится повышенная внушаемость. Как правило, это преходящее качество, однако в ряде случаев оно становится устойчивой характерологической чертой и у взрослых.

Для установления этих индивидуально-психологических особенностей формулируются следующие вопросы:

  • (1) Имеются ли у свидетеля признаки повышенной склонности к фантазированию?
  • (2) Имеются ли у свидетеля признаки повышенной склонности к внушаемости?
  • (3) Может ли свидетель с учетом выявленного у него уровня развития речи давать правильные показания?

(4) Обладает ли свидетель такими особенностями внимания, памяти и мышления, которые могли способствовать запоминанию им информации (указывается, какой) и сохранения ее на протяжении длительного времени (указывается, какого)?

В необходимых случаях вопросы, направленные на установление способности испытуемого правильно воспринимать обстоятельства преступления, могут сочетаться с другими вопросами: о наличии физиологического аффекта, психологических показателей беспомощного состояния, некоторых особенностей личности и характера и т.д.

Видео (кликните для воспроизведения).

Объектами данного вида экспертизы могут быть как взрослые, так и дети, являющиеся, как правило, свидетелями и потерпевшими по делу, хотя в некоторых случаях вопрос о способности правильно воспринимать факты и давать о них правильные показания может быть поставлен и в отношении обвиняемого и подсудимого.

Вопросы и задания с целевыми установками

В монографии Китаева Н.Н., Тельцова А.П. «Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств» в качестве примера приводится дело по обвинению ранее судимых Самченко и Николаева в разбойном нападении на П. и его убийстве с особой жестокостью.

Читайте так же:  Областной суд жалобы апелляции

Тело потерпевшего было расчленено в квартире — месте совершения преступления, голова и руки сожжены в печи для затруднения идентификации личности П., остальная часть трупа сокрыта в колодце. Работники уголовного розыска выявили Кибиреву и Высоцкую как лиц, присутствовавших при совершении этого преступления и затем способствовавших сокрытию его следов.

Николаев на допросе дал показания о динамике совершенного разбоя и убийства, проверка подтвердила их объективность, позволила отыскать ряд важных вещественных доказательств. Самченко вину отрицал, выдвигая различные легенды, впоследствии стал приписывать преступление неизвестным лицам, действия которых он вынужденно наблюдал. Показания очевидцев Кибиревой и Высоцкой, изобличавших его, Самченко объявил оговором, сделанным под внушением работников дознания. Областной суд вернул дело на дополнительное расследование, подвергнув сомнению объективность показаний Кибиревой и Высоцкой.

При проведении судебно-психологической экспертизы было установлено, что объем механической памяти у Кибиревой небольшой, приемов запоминания она не знает. После изучения дела, психологического обследования испытуемой и анализа фонограммы ее допроса эксперт заключил: «. рассказ Кибиревой содержит большой объем информации; запомнить такой объем она смогла только потому, что в восприятии преступления, которое совершалось в присутствии Кибиревой, участвовали зрительные, слуховые и двигательные аппараты. Кроме того, восприятие сопровождалось сильными эмоциональными переживаниями (страх, ужас).

Во время воспроизведения событий речь Высоцкой несколько раз прерывалась слезами. Поведение следователя было пассивным, он не перебивал ее, не задавал вопросов, тактично просил успокоиться и продолжать показания, которые представляют собой рассказ, содержащий огромный объем информации».

На основе заключения данной СПЭ ответьте на следующие вопросы.

Являлись ли Кибирева и Высоцкая непосредственными очевидцами и участниками преступления ?

Какие факторы повлияли на точность запоминания ими события преступления ?

Имеются ли противоречия в их показаниях и могут ли они быть положены судебной коллегией в основу приговора?

Источник: http://studref.com/539843/pravo/obschaya_harakteristika_sudebno_psihologicheskoy_ekspertizy

Проблемы назначения судебно-психологической экспертизы аффекта

(Будякова Т. П.) («Эксперт-криминалист», 2014, N 1)

ПРОБЛЕМЫ НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ АФФЕКТА

——————————— Problems of assignment of judicial-psychology expert evaluation of temporary insanity. Budyakova Tatyana Petrovna, head of the Chair of Psychology of I. A. Bunin Eletsk State University, candidate of psychological sciences, assistant professor.

Будякова Татьяна Петровна, заведующая кафедрой психологии Елецкого государственного университета имени И. А. Бунина, кандидат психологических наук, доцент.

Рассматриваются как уголовно-правовые, так и связанные с ними юридико-психологические проблемы судебно-психологической экспертизы аффекта. Обосновываются предложения по совершенствованию уголовно-правового определения аффекта исходя из психологической теории аффекта. Анализируется проблема экспертной психологической оценки временного критерия при определении возможности управления поведением в состоянии аффекта.

Ключевые слова: аффект, судебно-психологическая экспертиза, случайный преступник, жертва.

How criminal law and related to them, legal and psychological problems of forensic psychological examination of affect. Substantiated proposals to improve the criminal law definition of affect, based on the psychological theory of affect. The problem of expert psychological assessment of a time criterion in determining the possibility of controlling the behavior of passion.

Key words: affect, forensic psychological examination, occasional criminal, the victim.

Текст комментариев к проекту Уложения не содержит информации о том, что при его разработке использовались данные научной психологии или физиологии, как утверждают некоторые авторы. К примеру, С. Шишков писал, что замена использовавшихся первоначально в Уголовном Уложении России признаков для квалификации аффекта «запальчивость и раздражение» на термин «сильное душевное волнение», появившийся в российском Уголовном Уложении 1903 г., «была во многом обусловлена научными достижениями рубежа XIX — XX в., прежде всего в области психологии и физиологии» . Однако текст комментариев к проекту Уложения свидетельствует об обратном. ——————————— Шишков С. Установление внезапно возникшего сильного душевного волнения // Законность. 2002. N 11. С. 19.

Признаки «запальчивость и раздражение» были удалены из диспозиций статей, предусматривавших привилегированную ответственность за аффектированные преступления, не из-за достижений в психологии и физиологии, а потому что старая формулировка, имевшаяся в уголовном законе, допускала ограничительное понимание аффектов. Ограничивая легальное проявление аффектов «запальчивостью и раздражительностью», закон оставлял без внимания другие заслуживающие снисхождения случаи аффектов, например, обусловленные страхом, отчаянием, стыдом и т. д. Соглашаясь с приведенными нами выше доводами профессора Легонина, редакционная комиссия поддержала также его мнение о том, что формулировка «сильное душевное волнение», использовавшаяся тогдашними уголовными законодательствами Австрии и Венгрии, отвечает задаче закрепления в уголовном законе общих признаков разных по своему происхождению аффектов, а также позволяет их отделить от страстей, «развивающихся продолжительное время и держащихся на относительно незначительном уровне» . ——————————— Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. … С. 81 — 82.

Замечательный российский эксперт-психиатр А. У. Фрезе характеризовал состояние психологии в период составления и обсуждения проекта Уголовного Уложения как продукт кабинетного, умозрительного мышления, основанный на случайно собранных, отрывочных, поверхностных данных наблюдения или литературных образах, вдобавок еще и субъективно интерпретируемых. В силу скудости психологического знания в рассматриваемый период психология, по мнению А. У. Фрезе, объективно не могла стать основой для судебной экспертизы . ——————————— Фрезе А. У. Очерк судебной психологии. Предисловие. Казань, 1874. С. 7, 8.

Примечательно, что выдающийся русский криминалист Н. С. Таганцев в начале XX в. писал о том, что вопрос о влиянии и значении аффектов в уголовном праве представляется весьма спорным (выделено нами. — Б. Т.), как со стороны теоретической, так и практической . Это свидетельствовало, в частности, и о том, что дальнейшее изучение уголовно-правовых аффектов требовало дополнительных, предметно ориентированных психологических исследований. Прежде чем строить правовые конструкции, надо было изучить сам предмет юридического опосредования — психологию аффекта. Вместе с тем именно потребности юридической теории и судебно-следственной практики подтолкнули и психологическое изучение аффектов. ——————————— Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 1. М., 2001. С. 384.

Традиционно, начиная с Б. Спинозы, в психологии изучалась преимущественно способность аффектов вызывать висцеральные реакции организма, по которым можно судить о степени значимости для человека эмоциогенного события, в т. ч. преступления (В. Вундт, З. Фрейд, А. Р. Лурия и др.) . Но одно дело — выявлять причастность человека к преступлению, другое — определять наличие аффекта в момент его совершения. Данные, полученные в этих исследованиях, стали первым шагом в практической разработке методик экспертизы аффекта — определения наличия аффекта по остаточным аффективным следам в психике человека. ——————————— Лурия А. Р. Психология в определении следов преступления // Психологическое наследие. М., 2003. С. 107; Лурия А. Р. Экзамен и психика // Там же. С. 126 — 127.

Читайте так же:  Патент на работу для самозанятых граждан

Иной ракурс в изучении аффектов, как отмечал С. Л. Рубинштейн, возник из потребностей судебной и следственной практики. Так, при квалификации преступления нужно было определить наличие или отсутствие сильного душевного волнения в момент совершения убийства или умышленного причинения тяжких телесных повреждений или менее тяжких телесных повреждений (см., например, признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 144 и 151 УК РСФСР 1922 г.). Определение аффекта, данное С. Л. Рубинштейном, решало задачу соотнесения юридической категории «сильное душевное волнение» с психологическим понятием «аффект». Некоторыми экспертами-психологами в дальнейшем оно было признано классическим . По С. Л. Рубинштейну, аффект — «это стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера» . Ученый предлагал также различать понятия «страсть» — сильную, но длительную реакцию и «аффект» — краткосрочную, бурно протекающую реакцию взрывного характера . Это был второй шаг в экспертной психологической диагностике аффекта — отделение его от других сильных эмоций. ——————————— Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1999. С. 175. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2007. С. 579 — 580. То же. С. 580.

На наш взгляд, к классическим можно отнести и определение аффекта, данное А. Н. Леонтьевым: «Аффектами называют в современной психологии сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями» . ——————————— Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы, эмоции. М., 1976. С. 25.

В советской психологии уже в 80-е гг. был описан феномен кумулятивного аффекта. Отмечалось, что «повторение ситуаций, вызывающих то или иное отрицательное аффективное состояние, ведет к аккумуляции аффекта, который может разрядиться в бурном неуправляемом аффективном поведении — «аффективном взрыве» . Это стало основанием для совершенствования законодательного определения уголовно-правового понятия аффекта при принятии УК РФ в 1996 г. ——————————— Вилюнас В. К. Аффект // Большой психологический словарь / Сост. Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко. М., 2002. С. 48.

В правовой литературе отмечалось, что «юридическая оценка преступления, совершенного в состоянии аффекта, не может ограничиваться совершением аффекта вообще, а предполагает наличие т. н. оправданного аффекта, вызванного извинительными с позиции общечеловеческой морали обстоятельствами» . Другими словами, одним из векторов развития учения об аффекте в уголовном праве является направление по выявлению из вариантов проявления аффектов у человека юридически значимых вариантов. С точки зрения проблем судебно-психологической экспертизы, это, например, задача вычленения перечня «неизвинительных» аффектов, когда СПЭ аффекта вообще будет не нужна, поскольку в диспозициях статей об аффектированных преступлениях будет закреплено соответствующее ограничение. ——————————— Сидоров Б. В. Аффект, его уголовно-правовое и криминалистическое значение. Казань, 1978. С. 5.

Пятый критерий, который можно рассматривать как обстоятельство, или уменьшающее в отдельных случаях виновность, или, напротив, не смягчающее ответственность, — это характерологический облик личности виновного. В нашем исследовании личностей случайных преступников было установлено, что преступники, совершившие аффектированное преступление, не всегда раскаиваются в содеянном, нередко винят в произошедшем исключительно жертву . Это создает опасность рецидива подобных деяний, поскольку, оправдывая себя, такой человек не исключает для себя возможность повторения подобного поведения. Значит, наказание здесь не достигает одной из своих целей — предупреждения новых преступлений. ——————————— Будякова Т. П. Проблемы профилактики виктимизации случайного преступника // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. N 2. С. 84 — 90.

При обсуждении содержания норм об аффектированных преступлениях Проекта Уголовного Уложения России высказывалось мнение, что иногда аффектированное преступление является последствием простого нежелания сдерживать порывы страсти, последствием привычки легко и небрежно относиться к интересам других. По мнению разработчиков Проекта, указанные характерологические свойства не являются извинительными, если они стали причиной аффектированного преступления . ——————————— Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. … С. 80.

Подобное мнение высказывалось и в современной научной литературе. Б. В. Сидоров отмечал, что аффект не может смягчать ответственность в тех случаях, когда он вызван мотивами или личными качествами и привычками, отрицательно характеризующими виновного, которые отчетливо проявились в конфликтной ситуации (повышенная мстительность и склонность к насилию, нравственная и эмоциональная распущенность и т. п.) . ——————————— Сидоров Б. В. Указ. соч. С. 5.

В работах по судебно-психологической экспертизе в качестве одного из диагностических психологических параметров при экспертизе аффекта указываются устойчивые особенности личности виновного . Экспертизой, в частности, может быть установлено наличие у обвиняемого негативных характерологических свойств, в формировании которых виноват он сам. При надлежащем отношении к оценке социальной приемлемости собственного поведения виновный должен был бы попытаться избавиться от негативных черт характера. Если он этого не сделал и эти черты стали причиной аффективной реакции, то такой аффект не может по нравственным основаниям считаться извинительным. Здесь необходима судебно-психологическая экспертиза, целью которой было бы установление наличия или отсутствия негативных черт характера личности обвиняемого, исключающих возможность применения к нему норм, смягчающих ответственность за аффектированное преступление. Однако, чтобы было основание для проведения такого вида СПЭ, нормы УК РФ, предусматривающие ответственность за совершение преступления в состоянии аффекта, должны быть дополнены соответствующим ограничительным условием. ——————————— Коченов М. М. Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977. С. 60.

1. Будякова Т. П. Проблемы профилактики виктимизации случайного преступника // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. N 2. С. 84 — 90. 2. Коченов М. М. Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977. 3. Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999. 4. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы, эмоции. М., 1976. 5. Попов А. Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. 6. Сидоров Б. В. Аффект, его уголовно-правовое и криминалистическое значение. Казань, 1978. 7. Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. СПб., 1895. 8. Шишков С. Установление внезапно возникшего сильного душевного волнения // Законность. 2002. N 11. С. 17 — 19.

Читайте так же:  Обжалование частного определения суда по гражданскому делу

Источник: http://center-bereg.ru/f16.html

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Методологические принципы судебно-психологического экспертного исследования

Системный подход

Основой производства судебно-психологической экспертизы является психодиагностическая деятельность эксперта. Потребность в применении специальных психологических познаний появляется у судебно-следственных органов именно тогда, когда они не могут доступными им средствами получить объективные данные об особенностях психической деятельности человека, имеющих значение для принятия судебного решения, и которые могут быть получены только в результате психодиагностического исследования, проведенного профессиональным психологом.

Психодиагностика в целом — это теория и практика постановки психологического диагноза. Психодиагностика применяется в самых разных прикладных отраслях психологии, и различия психодиагностической деятельности психологов, практикующих в этих областях, определяются не столько тем, какие методы психологического исследования они применяют, сколько тем, какой методологии они придерживаются в своей работе.

Психодиагностическая деятельность эксперта-психолога имеет свою ярко выраженную специфику, обусловленную тем, что она вплотную примыкает к деятельности судебно-следственных органов. Эта специфика вытекает из своеобразного положения психодиагностической деятельности эксперта-психолога, определяемой необходимостью использования специальных психологических познаний для исследования разных сторон психики человека в целях правильного решения правовых вопросов.

Предметом исследования эксперта-психолога являются особенности и нарушения структуры и динамики психической деятельности, имеющие юридическое значение и влекущие определенные правовые последствия. В большинстве предметных видов судебно-психологической экспертизы объектом внимания становятся такие свойства психики, которые нарушают способность подэкспертного лица к осуществлению той или иной деятельности, предусмотренной уголовным правом и сформулированной в определенных юридических критериях. Эти юридические критерии, являясь уголовно-правовыми нормами, сформулированы в психологических понятиях, раскрывающих наиболее интегративные, обобщенные особенности отражения окружающего мира и регуляции поведения.

Следовательно, основным методологическим принципом исследования психической деятельности подэкспертных лиц является системный подход. Для конкретизации особенностей системного подхода в судебной экспертизе необходимо проанализировать проблему нормы и патологии регуляции поведения.

Можно выделить три основных операциональных подхода к этой проблеме. Следует подчеркнуть, что они употребляются практически одновременно, только в разных ситуациях на первый план могут выступать те или иные элементы.

Первый-подход можно обозначить как «измерительный». В предельном своем выражении такой подход приводит к пониманию различий между нормой и патологией как количественных. Это, например, методологический принцип Кречмера, рассматривающий различия между здоровьем и психическими заболеваниями как количественные. Согласно такому подходу, существует цепочка «нормальные характеры — акцентуированные характеры — психопатические характеры», и не случайно центральным становится понятие не «личности», а «характера», поскольку в психологии с измерительным подходом связывают в первую очередь инструментальные проявления — характер и темперамент. В судебной психиатрии — это так называемая «осевая» модель [II], построенная по принципу измерения глубины психических расстройств. Таким образом, одним из вариантов рассмотрения проблемы нормы и патологии в отношении свойств психики является понятие «количественной (статистической) нормы».

Другой подход можно обозначить как «оценочный». В крайнем своем выражении такой подход подразумевает патологию как социальную патологию, поскольку нормативное, адаптивное поведение предполагает социализацию, приспособление к окружающей действительности. Положение о том, что различие между нормой и патологией выступает как социальное, или оценочное, хорошо иллюстрирует история становления взглядов на проблему психопатий. Широко известны попытки ввести термин «социопатия». В основе понимания психопатии как «анетопатии» также лежат социальные основания: отсутствие совести, чувства любви, вины и т.д. В судебной психиатрии такой подход необходим, например, при выборе вида принудительных мер медицинского характера, при оценке «социальной опасности» больных, совершивших общественно опасные действия. Итак, другим вариантом соотношения нормы и патологии психических особенностей человека является понятие «социальной нормы».

Третий подход к проблеме нормы и патологии — с позиций изучения структуры психики (структурно-динамических особенностей мотивационной, эмоциональной, волевой, смысловой сфер и т.д.). В центре внимания такого подхода оказываются различные аспекты психической деятельности, но их объединяет понимание различий между нормой и патологией как различий в структуре психики, мотивации, поведения. Патология выступает как расстройство нормальной структуры психических функций, как системное нарушение. При таком подходе на первый план выходит «системно-структурная норма».

Итак, проблема нормы и патологии решается с помощью трех элементов: 1) через установление количественных изменений (измерительный подход), 2) через социальную оценку (оценочный подход), либо 3) через установление различий в системно-структурной организации психических процессов (объяснительный подход). Оговоримся, что в термине «объяснительный» главным является не вопрос «почему», не причины поведения, а вопрос «как» — важно, каким образом нарушена структура регуляции поведения.

Понятие «нормы» с позиций уголовного права выступает как норма регуляции поведения или лежащей в его основе психической деятельности. У разных подэкспертных данная норма наполняется определенным смысловым содержанием и выступает как норма регуляции криминального поведения у обвиняемых или норма регуляции осознания поведения виновного и способности производить по отношению к нему особые действия у потерпевших, и т.д. Именно сохранность у подэкспертных рассматриваемых норм и позволяет им быть полноценными участниками уголовного процесса. Иными словами, если не затрагивать онтологический и гносеологический аспекты проблемы нормы, то в практическом плане это понятие зафиксировано в уголовном праве в виде различных юридических критериев и сформулировано в психологических понятиях «способности» подэкспертных к тем или иным действиям, раскрывающих, как отмечалось выше, результирующие, наиболее обобщенные особенности отражения окружающего мира и регуляции поведения. Необходимость выяснения степени влияния психической патологии на нормальную регуляцию поведения требует в первую очередь объяснительного подхода, системного анализа и экспертной оценки структуры психики.

В свою очередь, системно-структурный подход в судебно-психологической экспертизе раскрывается посредством ряда методологических принципов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zdamsam.ru/b42873.html

Проблема судебно психологической экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here