Прокурор обжаловал притворную сделку

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Прокурор обжаловал притворную сделку" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Верховный суд рассказал, как признавать сделку мнимой

Совершена ли сделка только для вида или стороны действительно желают ее исполнения? Точного ответа на этот вопрос нет, в каждом случае суд исследует доказательства и исходя из них делает тот или иной вывод. При этом если юридически значимые обстоятельства не были установлены, а действиям сторон не дана оценка, дело подлежит пересмотру. Об этом и сообщил недавно Верховный суд.

Игорь Марченко* на «Тойоте» въехал в «ВАЗ» Ивана Комова*. У Марченко не было ОСАГО, а значит, ему придется возмещать Комову ущерб из собственных средств. Пока он этого не сделал, при этом продал свою «Тойоту» матери за 100 000 руб. Комов решил, что сделка купли-продажи является мнимой и совершена лишь чтобы избежать возможного взыскания на автомобиль. Он пришел к такому выводу, поскольку стороны являются близкими родственниками, а договор купли-продажи заключен через неделю после ДТП. Поэтому Комов обратился в суд с требованием признать указанный договор недействительным, применить последствия недействительности ничтожной сделки и взыскать судебные расходы.

В суде выяснилось, что деньги по сделке не передавались, у матери Марченко нет водительских прав, автомобиль все еще находится в распоряжении Марченко, который допущен к его управлению и продолжает им пользоваться. Тем не менее Грязинский городской суд Липецкой области, а вслед за ним и судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в удовлетворении иска отказали. Суды сочли, что истец не представил доказательств мнимости сделки. По их мнению, родственные отношения между продавцом и покупателем ничего не подтверждают. Также судами отмечено, что об исполнении договора свидетельствует факт перерегистрации машины в ГИБДД и покупка матерью ответчика ОСАГО.

Тогда Комов обратился с кассационной жалобой в ВС. Тот решил, что действия ответчиков по заключению договора купли-продажи не были исследованы с учетом всех обстоятельств. По мнению ВС, апелляция не определила цель, которую преследовали стороны. В апелляционном определении нет результатов оценки каждого из представленных доказательств в отдельности, а также их взаимосвязи. Поэтому ВС отменил это определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 77-КГ17-22).

ВИДЕОЛЕКЦИИ LF ACADEMY

«Это дело является типичным примером попытки защитить свое имущество от обращения на него взыскания. Поскольку суды не установили действительную правовую волю сторон, направленную на исполнение сделки, не дали полной оценки всем доказательствам и показаниям свидетелей, суд направил дело на новое рассмотрение», – отметила старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина. «Подход ВС призывает суды нижестоящих инстанций при рассмотрении дел, в которых поведение сторон в значительной мере обусловлено мотивационными факторами, отходить от формальной оценки доказательств и досконально исследовать все обстоятельства дела», – заявил партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group Андрей Бежан. При этом советник практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк считает, что вероятность сохранения апелляционным судом отказного решения в силе весьма реалистична.

Все юристы сошлись на то, что это дело крайне ценно для правоприменения. «Определение ВС имеет важное правовое значение. Оно не только защищает права конкретного истца, но и упорядочивает гражданские правоотношения. Это определение напомнит гражданам, решившим уйти от ответственности посредством недобросовестного поведения, о неотвратимости наказания», – уверен директор ООО «Центр правового обслуживания» Анна Коняева. «Чаще всего сделки по выводу активов должника вне дел о банкротстве оспариваются на основании ст. 10 и ст. 168 ГК как совершаемые исключительно во вред кредиторам. В этом же деле ВС указал на необходимость применения ст. 170 ГК, квалифицировав сделку в качестве мнимой. Такой подход можно поприветствовать», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин.

* имя и фамилия изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/story/view/145387/

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

Структура

О Генпрокуратуре России

Документы

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Контакты

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Прокуратурой области в судебном порядке оспорены притворные сделки, заключенные в отношении муниципального имущества.

Прокуратура области (Саратовская область). 26 сентября 2014

Муниципальным унитарным предприятием переданы коммерческим организациям во владение объекты недвижимого имущества путем заключения договоров хранения и оказания услуг.

Прокуратурой города Саратова в ходе осуществления надзора за соблюдением законодательства о муниципальной собственности проведен анализ договоров, заключенных в отношении муниципального имущества.

Установлено, что муниципальным унитарным предприятием «Банно-прачечное хозяйство» коммерческим организациям переданы во владение объекты недвижимого имущества путем заключения договоров хранения и оказания услуг.

Из буквального толкования положений договоров усматривается, что помещения и конструктивные элементы здания фактически предоставлены в аренду без согласия собственника имущества и проведения конкурса (аукциона).

Прокуратура области установив, что договоры являются притворными сделками, заключенными в нарушение требований Федерального закона «О защите конкуренции», обратилась в Арбитражный суд Саратовской области с исками в порядке ст. 52 АПК РФ о признании сделок недействительными (ничтожными) и применении последствий их недействительности.

Источник: http://genproc.gov.ru/smi/news/regionalnews/news-360556/

Прокурор обжаловал притворную сделку

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

от 05 мая 2010 года Дело N А56-31747/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 27 апреля 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 05 мая 2010 года.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Гафиатуллиной Т.С., судей Захаровой М.В., Константинова П.Ю.,

при участии от прокуратуры Санкт-Петербурга Кузнецовой Я.В. (удостоверение N 036776), Котовой Е.А. (удостоверение N 097230),

рассмотрев 27.04.2010 в открытом судебном заседании кассационную жалобу заместителя прокурора Санкт-Петербурга на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.10.2009 (судья Балакир М.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2010 (судьи Полубехина Н.С., Мельникова Н.А., Старовойтова О.Р.) по делу N А56-31747/2009,

Читайте так же:  Форма и содержание судебного приказа

у с т а н о в и л:

Заместитель прокурора Санкт-Петербурга обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в интересах Федерального агентства по управлению государственным имуществом в лице Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Ленинградской области с иском к федеральному государственному унитарному предприятию «Завод им. М.И. Калинина» (далее — Завод), индивидуальному предпринимателю Исакову Юрию Михайловичу о признании недействительным договора от 16.12.2008 N 418 о предоставлении услуг, заключенного между ответчиками, а также применении последствий его недействительности как ничтожной сделки путем обязания предпринимателя передать Заводу помещение общей площадью 141,2 кв.м, расположенное в здании N 47 по адресу: Санкт-Петербург, ул. Уральская, д. 4.

В судебном заседании 28.10.2009 судом первой инстанции произведена замена истца на Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Санкт-Петербурге.

Решением от 28.10.2009, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 04.02.2010, в иске отказано.

В кассационной жалобе заместитель прокурора просит отменить вынесенные по делу судебные акты, ссылаясь на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права. По мнению подателя жалобы, суд первой инстанции ошибочно квалифицировал спорный договор как договор аренды движимого имущества, указав на его незаключенность ввиду отсутствия в нем всех существенных условий. Суд не оценил оспариваемый договор на предмет соответствия требованиям закона, оставив без внимания доводы прокуратуры о притворном характере сделки.

По мнению подателя жалобы, апелляционный суд, согласившись с доводами прокуратуры о притворном характере оспариваемой сделки и ее ничтожности, неправомерно оставил решение суда об отказе в иске без изменения. Его вывод об отсутствии нарушения интересов Российской Федерации в связи с возвращением имущества Заводу и расторжением договора на момент обращения с иском не может служить основанием к отказу в иске. Прекращение действия договора не исключает возможности признания его судом недействительным по мотиву несоответствия требованиям закона.

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

В судебном заседании представители прокуратуры поддержали кассационную жалобу, подтвердив приведенные в ней доводы.

Другие лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы извещены надлежащим образом, однако своих представителей в суд не направили, что в соответствии со статьей 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, 16.12.2008 ответчики заключили договор N 418, в соответствии с которым Завод предоставил, а предприниматель принял во временное владение и пользование 7 рабочих мест, обеспеченных энергоснабжением и водоснабжением, для осуществления деятельности, связанной с обработкой и хранением пиломатериалов. Рабочие места располагаются во встроенном нежилом помещении здания N 47 по адресу: Санкт-Петербург, ул. Уральская, д. 4 на площади 141,2 кв.м.

Согласно пункту 2.1 договора ответчик вносит ежемесячную плату за использование рабочих мест в сумме 35 300 руб.

Пунктом 3.1 договора установлен срок его действия — с 16.12.2008 по 15.11.2009.

Полагая, что действительная воля сторон была направлена на передачу во временное владение и пользование предпринимателю указанного в договоре помещения, а заключенный сторонами договор о предоставлении услуг прикрывает собой договор аренды недвижимого имущества, заместитель прокурора обратился в суд с настоящим иском.

На основании статьи 52 АПК РФ прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок, совершенных государственными унитарными предприятиями, а также о применении последствий недействительности совершенной государственным унитарным предприятием ничтожной сделки.

В соответствии с пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

В силу указанной нормы права признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на ее исполнение у обеих сторон, а также намерение сторон фактически прикрыть другую сделку.

В предмет доказывания по делам о признании недействительными притворных сделок входит установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора.

Отказывая в иске, суд первой инстанции квалифицировал договор от 16.12.2008 N 418 как договор аренды движимого имущества и исходил из его незаключенности ввиду отсутствия существенных условий данного вида договора.

Апелляционный суд пришел к выводу о притворном характере оспариваемой сделки, прикрывающей передачу в пользование нежилых помещений без согласия собственника, и, как следствие о ничтожности договора. Однако суд учел, что на дату принятия решения нарушенное право Российской Федерации как собственника имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения за Заводом, восстановлено, и оставил решение от 28.10.2009 без изменения.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены либо изменения обжалуемых судебных актов.

Согласно статьям 606, 611, 614 ГК РФ содержание договора аренды составляют обязанность арендодателя предоставить арендатору во временное владение и пользование имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества, и обязанность арендатора вносить плату за пользование этим имуществом.

Как установлено судами, предметом договора от 16.12.2008 N 418 является предоставление предпринимателю во временное владение и пользование 7 рабочих мест во встроенном нежилом помещении здания N 47 по адресу: Санкт-Петербург, ул. Уральская, д. 4, расположенных на площади 141,2 кв.м (1-й этаж — 130,2 кв.м, 2-й этаж — 11,0 кв.м), для осуществления деятельности, связанной с обработкой и хранением пиломатериалов.

Имущество (предмет договора) было передано предпринимателю, им использовалось, за что уплачивалась арендная плата в размере, определенном в договоре.

Согласно пункту 1 статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Из буквального толкования условий договора от 16.12.2008 N 418 следует, что действительная воля сторон была направлена на заключение и передачу в аренду нежилых помещений.

В соответствии со статьей 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду.

Читайте так же:  Информация о персональных данных на сайте

В силу статей 294 и 295 ГК РФ предприятие вправе с согласия собственника сдавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество в аренду, а собственник имущества в свою очередь имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия.

Аналогичные нормы содержатся в статье 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

С учетом изложенного вывод апелляционного суда о ничтожности договора как притворной сделки, прикрывающей передачу в пользование нежилых помещений без согласия собственника, является правильным.

Кассационная инстанция находит не противоречащим действующему законодательству вывод судов об отсутствии оснований для удовлетворения иска о применении последствий недействительности сделки, поскольку на дату принятия судебных актов ответчики заключили соглашение от 31.07.2009 о расторжении договора, а рабочие места возвращены Заводу по акту приема-возврата от 31.07.2009. Следовательно, нарушенное право Российской Федерации как собственника имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения за Заводом, восстановлено.

Довод жалобы об отсутствии у судов оснований к отказу в иске не принимается кассационной инстанцией, поскольку по смыслу гражданского законодательства реализация заинтересованным лицом права на обращение в суд с требованием о признании сделки недействительной должна повлечь восстановление нарушенных прав истца, в то время как избранный заместителем прокурора способ защиты при указанных обстоятельствах не направлен на восстановление прав.

В мотивировочной части постановления апелляционного суда дана оценка оспариваемому договору, что влечет определенные правовые последствия для участвующих в деле лиц.

Довод подателя жалобы о том, что отказ в иске создает препятствия в реализации права собственника имущества на дальнейшее взыскание части прибыли от его использования, не может служить основанием, указанным в статье 286 АПК РФ, для отмены судебных актов.

Оснований для отмены или изменения решения и постановления не имеется.

п о с т а н о в и л:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.10.2009 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2010 по делу N А56-31747/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу заместителя прокурора Санкт-Петербурга — без удовлетворения.

Председательствующий
Т.С.Гафиатуллина
Судьи
М.В.Захарова
П.Ю.Константинов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:

Источник: http://sudrf.kodeks.ru/rospravo/document/885064828

Прокурор обжаловал притворную сделку

Дело в том, что при оспаривании притворных сделок применимы не все правила, характерные для недействительных сделок, поэтому на практике зачастую стороны допускают ошибки, которые не позволяют достичь поставленной цели. Так к притворным сделкам не применяются правила о реституции (возвращение сторонами друг другу всего полученного по сделке).

В силу статьи 170 ГК РФ притворная сделка – это сделка совершенная с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях или с между иными участниками. Срок исковой давности оспаривания притворной сделки составляет три года, так как она является ничтожной. Здесь надо сразу пояснить, что при желании оспорить сделку по причине ее притворности, необходимо чтобы между сторонами (иногда и другими участниками) фактически существовали иные правоотношения, к которым применяются иные нормы права или иные условия взаимодействия сторон.

Видео (кликните для воспроизведения).

Проще говоря, должно быть две (или более) сделки, одна из которых реальная (прикрываемая), а другая юридически-оформленная (прикрывающая). Если прикрываемой сделки нет, то ни о каком оспаривании притворной сделки говорить нельзя.

В качестве прикрываемой или прикрывающей может выступать не одна, а ряд сделок, в том числе сделок на других условиях. В этом случае необходимо доказывать их взаимосвязь и направленность на достижение одного результата.

Если сделок две (или более), одна из которых прикрывающая, то недействительной будет признана только она, а прикрываемая сделка будет сохранена и к правоотношениям сторон будут применяться характерные для нее правила и нормы. Чаще всего заинтересованная сторона прибегает к оспариванию сделки при желании избежать негативных последствий этой сделкой порождаемых.

Например, контрагент может попытаться оспорить сделку не желая платить по ней. Так вот, прибегая к этому способу защиты необходимо помнить, что достичь желаемых последствий возможно не удастся, так как даже в случае отмены прикрывающей сделки, правоотношения между сторонами сохраняться, но в измененном виде.

Итак, следующее на что надо обратить особое внимание при оспаривании сделки на основании 170 статьи ГК РФ , это то, что обе стороны сделки заключая ее имели намерение и желание прикрыть ею другие правоотношения, желания только одной стороны недостаточно.

Очень часто притворные сделки совершаются в сфере микрозаймов, например, выдается займ с обещанием заключить договор залога имущества, в качестве обеспечения обязательств по возврату займа, а оформляется не залог, а купля-продажа имущества или заключается отступное в пользу кредитора. При этом должнику обещают перепродать обратно имущество в случае выплаты займа, а когда излишне доверчивый и юридически неподкованный должник лишается имущества (квартиры например), то возникает необходимость оспаривать сделку.

В качестве примера хочу привести Определение ВС РФ от 09.01.18 №32-КГ17-33.

Между заемщиком и займодавцем был заключен договор займа, в обеспечение возврата займа займодавец (покупатель) приобрел квартиру у продавца (аффилированного с заемщиком лица). В день регистрации договора купли-продажи заемщик передал займодавцу деньги. При этом займодавец в квартиру не вселялся, заемщик и продавец продолжали проживать в квартире и платить за нее коммунальные платежи. В последствии займодавец перепродал квартиру третьему лицу. Оспаривая первоначальный договор продажи квартиры истцы (заемщик и продавец) ссылались на то, что он прикрывает договор залога, а последующий договор продажи квартиры, по мнению истцов, заключался с целью создания видимости добросовестного приобретения. То есть второй договор также оспаривается истцами, только уже как мнимая сделка. В материалах дела имеется расписка продавца (истца) в получении денежных средств от займодавца (покупателя, ответчика) за продажу квартиры. Также имеется расписка заемщика о получении суммы займа. Суд первой инстанции посчитал, что оба договора исполнены и оснований для их отмены нет. Апелляция напротив посчитала, что продавая квартиру заемщику воля сторон была направлена на заключение договора залога и иск удовлетворила.

Верховный суд РФ отменяя судебный акт принятый в пользу истцов, отправил дело на новое рассмотрение, при этом суд указал следующее. Признание договора притворной сделкой не влечет таких последствий как реституция. Апелляционный суд признавая договор купли-продажи притворной сделкой, должен был применить к ней правила залога, а этого сделано не было тем более, что квартира находится в собственности третьего лица. Также суду необходимо установить имело ли место фактическое получение денег продавцом от займодавца (покупателя) за проданную квартиру.

Читайте так же:  Время обжалования судебного решения

Здесь я должна дать пояснения, что в силу ст. 808 ГК РФ договор займа заключается в письменной форме. Помимо этого займ является реальным договором, то есть пока деньги не будут переданы договор не вступает в силу ( ст. 807 ГК РФ ). Не соблюдение письменной формы договора лишает стороны возможности ссылаться на показание свидетелей как на доказательство получения займа ( 162 ГК РФ ).

Коротко говоря, доказательства получения займа (не подписание договора займа) должны быть только письменные. Это может быть расписка, перевод денег через банковский счет, почтовый перевод, письмо заемщика, подтверждающего получение займа и иные письменные доказательства. Договор купли-продажи квартиры также должен заключаться в письменной форме с последующей государственной регистрацией перехода права собственности.

Исполнение договора продажи также должно доказываться письменными, а не устными доказательствами, и эти письменные доказательства в виде двух расписок в деле есть. То есть устные объяснения истцов, что расписки выдавались без передачи денег, не могут служит надлежащим доказательством, «расписка перевесит». Если вы сталкиваетесь с подобной ситуацией, готовьте сразу основания и доказательства для оспаривания самой расписки, причем оснований будет очень немного, например, выдача под влиянием насилия, угрозы, обмана ( ст. 179 ГК РФ ), либо подделка.

Еще одно пояснение касается вывода суда о недопустимости реституции по договору продажи квартиры (возвращение сторонами друг другу полученного по договору продажи), тем более, что квартира находится в собственности третьего лица. В случае признания договора продажи притворным, стороны считаются состоящими в отношениях залога, то есть квартира находится в залоге у займодавца.

Действительности последующего договора продажи квартиры третьему лицу судом должна была быть дана правовая оценка. Как минимум действительность этой сделки суд должен проверить на соответствие статьям 10, 168, 170 (мнимость) ГК РФ , в случае ее недействительности, к уже можно применить реституцию. Законодательство исходит из того, что прикрываемая сделка также может быть признана недействительной по основаниям, установленным ГК РФ или другими законами.

Еще одним очень важным моментом при оспаривании сделок является определение норм права, по которым договор признается недействительным. По общему правилу (которое многократно подтверждалось Конституционным судом РФ) истцу принадлежит право определения и формулирования предмета иска. То есть суд рассматривает тот предмет и те основания, которые заявлены в иске.

Тем не менее суд, в силу ст. 133 и 168 АПК РФ , должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, нормы права, подлежащие применению и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права, а не с той на которую сослался истец.

Такие разъяснения судам даны в п. 9.1 Постановления Пленума ВАС РФ №63 от 23.12.10, и хоть этот Пленум посвящен банкротству, разъяснения в этой части применимы к общим правилам оспаривания сделок в суде.

Иными словами, применительно к приведенному в пример делу, даже если бы истец не оспаривал второй договор продажи квартиры, суд должен был бы сам рассмотреть вопрос его действительности.

Надеюсь, что настоящая статья будет полезна вам и вы не «споткнетесь» на правовых нюансах притворных сделок. Всегда буду рада помочь в решении любых правовых вопросов и споров.

Источник: http://xn—24-5cdaf0bo4ecv.xn--p1ai/osparivanie-pritvornyih-sdelok.html

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить. Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье. Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян. Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело 19-КГ17-10). Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца. А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей. А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать. Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб. Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Читайте так же:  Сколько получать разрешение на оружие

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию. Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб. (в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной. Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год). Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций. Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК). Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы. Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного права национальной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно. Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой. Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения. Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего. Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков. «Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры». Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев. Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

Источник: http://pravo.ru/review/view/142075/

Притворная сделка

Притворная сделка – это сделка, которая заключается только для формального (документального) прикрытия другой сделки. Притворная сделка – это одна из разновидностей недействительных сделок. Цель притворных сделок – маскировка иных сделок, которые стороны в действительности собираются совершить.

Притворная сделка и гражданское законодательство

Определение притворной сделки дано в пункте 2 статьи 170 Гражданского Кодекса РФ. Согласно данной норме, притворная сделка – это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях. Из этого определения притворной сделки можно выделить две неотъемлемых составляющих притворной сделки:

прикрывающий договор – это и есть притворное соглашение, которое совершается только для вида;

прикрываемая сделка – т.е. собственно тот договор, который стороны хотели бы полностью скрыть от всех остальных лиц, в том числе проверяющих. Это фактическое незаконное взаимодействие сторон (к примеру, реализация большей партии товаров, чем было указано в прикрывающем договоре для ухода от налоговых последствий и необходимости начислять налоги).

Читайте так же:  Некоммерческое партнерство список

Отметим, что прикрываемая сделка может быть действительной или недействительной. Когда прикрываемая сделка в своём основании не имеет ничего противозаконного, к ней применяются правила, регулирующие данный вид сделок. Если прикрываемая сделка незаконна, то, как и притворная, признается недействительной.

Притворная сделка отражает объект учета вместо другого объекта учета с целью прикрыть его. Например, заключение договора аренды вместо имевшей место сделки купли-продажи.

Признаки притворной сделки

С учетом имеющейся судебной практики можно выделить следующие типичные признаки притворной сделки:

Участие в прикрывающей и прикрываемой сделке одних и тех же сторон. При этом в практике имеются примеры, когда сторона прикрываемой сделки в прикрывающей не участвует, но знает об истинной цели ее совершения и оказывает содействие в ее проведении. Также часто используется целая цепочка прикрывающих сделок, в результате которых стороны прикрывающей и прикрываемой сделки должны совпасть.

Воля сторон прикрывающей сделки должна привести посредством прикрываемой сделки к созданию гражданско-правовых отношений, отличающихся от закрепленных посредством прикрывающей сделки.

Наличие умышленной формы вины у обеих сторон притворной сделки.

Отличие притворной сделки от мнимой сделки

В той же статье 170 ГК РФ содержится и близкое понятие так называемой мнимой сделки. В юридическом смысле и мнимые, и притворные формы взаимодействия относятся к недействительным сделкам. Однако отличие между этими сделками существенное:

Притворный договор заключается законно для того, чтобы прикрыть с его помощью незаконную операцию (или целую цепочку операций). То есть существует и правовой факт соглашения, и реальные последствия.

Мнимый договор заключается ради того, чтобы создать правовой факт, но без каких-либо реальных последствий.

Таким образом, притворная сделка отличается от мнимой тем, что в первом случае стороны на самом деле вступают в правоотношения. Но при этом правоотношения, возникающие между сторонами по факту, отличаются от тех, которые должны возникнуть на основании оформленной сделки.

Отметим, что заинтересованные лица, считающие сделку притворной, должны предоставить доказательства этого. В противном случае сделка будет признана действительной со всеми вытекающими последствиями.

Юридическая ничтожность притворной сделки

Всякая недействительная сделка ничтожна. Под юридической ничтожностью понимается, что сами договоры (и любые соглашения, приложения к ним) признаются незаконными.

При этом существует два способа признания недействительности сделки:

сделка ничтожна – подобное решение принимается в досудебном порядке.

сделка оспорима – более сложный случай, когда приходится признавать факт недействительности в суде.

Примеры притворных сделок

В притворной сделке, в отличие от мнимой, стороны на самом деле вступают в юридическую связь.Но реально возникающие правоотношения при этом не совпадают с теми, которые должны были установиться на основании оформленной сторонами сделки.При этом следует выделять в составе притворной сделки:

собственно притворную сделку, оформляемую для маскировки настоящей сделки (прикрывающая сделка);

осуществленную в действительности сделку (прикрываемая сделка).

Прикрывающая сделка является ничтожной, а прикрываемая должна отдельно оцениваться на предмет действительности с точки зрения законодательства, применяемого к соответствующим гражданско-правовым отношениям. В практике гражданского судопроизводства подобные сделки встречаются довольно часто.

По определению все они связаны с тем, что лицо (или группа лиц) стараются «притвориться» и прикрыть другие договоры, от которых необходимо отвлечь внимание проверяющих органов, заинтересованных лиц и других участников. Это наиболее распространенные ситуации, которые наблюдаются в судебной практике. Вот несколько типичных примеров:

Компании заключают договор на одних условиях, но пытаются отвести внимание проверяющих органов от фактической ситуации. Например, есть договор поставки одной партии товара, однако по факту поставлено несколько партий. Таким образом, юридические лица желают уменьшить свою налоговую нагрузку.

Выдача доверенности на управление автомобилем вместо составления договора купли-продажи – с целью миновать уплату госпошлины за регистрацию транспорта в ГИБДД.

Заключение договора дарения вместо договора купли-продажи. Данный пример притворной сделки может быть использован кем-либо из супругов при приобретении недвижимости с целью лишить другого супруга права претендовать на такую недвижимость.

Продается дом, продавец и покупатель сговорились о цене в 950 000 руб. При этом составляется договор купли-продажи, в котором указывается цена в 300 000 руб., чтобы снизить налог на доходы физических лиц.

Порядок признания сделки притворной

Если сделка по своему виду, форме и правовой сути является ничтожной, то обращения в суд не требуется. Стороны могут просто отказаться от всех ранее взятых обязательств и фактически игнорировать требования договора. С другой стороны, подобное разрешение дела наблюдается редко, поскольку каждое лицо может обратиться в суд для защиты своих прав. Поэтому чаще всего признание притворной сделки таковой (а значит, и недействительной) происходит в судебном порядке. Последовательность действий в общем случае следующая:

Истец обращается в суд с заявлением, которое можно заполнить в соответствии с таким образцом. В данном случае необходимо писать заявление в суд общей юрисдикции, место нахождения которого соответствует имущественному объекту;

В суде требуется доказать, почему договор был заключен незаконно – т.е. фактически необходимо показать свое добросовестное заблуждение (невозможность узнать заранее, что противоположная сторона действует незаконно, сознательно прикрывая свои намерения). С другой стороны, требуется доказать, что ответчик действовал незаконно и умышленно прикрывал договором свои истинные планы;

Если дело будет выиграно истцом, сделка признается притворной, и наступают соответствующие правовые последствия.

Последствия признания недействительности притворной сделки

Притворная сделка гражданским законодательством относится к недействительным сделкам. В этом случае договор признается полностью недействительным. И стороны должны вернуть все полученное по этому договору в течение всего срока его действия. То есть и ответчик, и истец должны полностью вернуть все имущественные объекты, права и прочие блага, которые они получили по притворной сделке.

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.audit-it.ru/terms/agreements/pritvornaya_sdelka.html

Прокурор обжаловал притворную сделку
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here