Решение гражданского суда для уголовного дела

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Решение гражданского суда для уголовного дела" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Конституционный Суд заключил, что преюдиция не может быть абсолютной

Конституционный Суд РФ огласил сегодня постановление о проверке конституционности положений УПК о преюдиции. Несмотря на то, что КС не усмотрел в статье 90 УПК РФ нарушения Основного закона, в своем решении он дал ей ограничительное истолкование: указал, что преюдиция не столь неопровержима, как это считается, и что она не может быть абсолютной.

Предыстория вопроса

В 2004 году супруги Егор и Вера Власенко заключили с Галиной Чернышовой предварительный договор купли-продажи недостроенного жилого дома в Ставрополе. В 2007 году покупательница подала иск о понуждении продавцов к заключению основного договора и признания за ней права собственности на здание. Промышленный районный суд города Ставрополя удовлетворил эти требования, но в 2010 году по жалобам четы Власенко органы внутренних дел возбудили в отношении Чернышовой уголовное дело по признакам мошенничества в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ), полагая, что для подтверждения права собственности на здание Чернышова представила фиктивные документы. Та, в свою очередь, через суд добилась признания незаконным решения о возбуждении уголовного дела: он сослался на ст.90 УПК РФ, согласно которой обстоятельства, уже установленные вступившим в законную силу решением суда, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

После этого супруги обратились в Конституционный Суд, оспаривая норму ст.90 УПК, которая не позволяет правоприменительным органам провести проверку определенных фактов, если ранее по ним было вынесено судебное решение, которое вступило в законную силу (принцип преюдиции). По мнению Власенко, это нарушает конституционные права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на государственную защиту, доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Преюдицию подвергли сомнениям

В ноябре дело рассматривалось в КС. Со стороны президента тогда выступил Михаил Кротов, который и рассказал, в чем заключается основная причина принятия поправок в ст.90 УПК РФ – у законотворцев стояла задача декриминализации налоговых правонарушений, чтобы оправданный арбитражным судом налогоплательщик, выходя из здания суда, не попадал сразу в руки ОБЭП по подозрению в налоговом преступлении. Однако, по его же словам, «граждане нередко злоупотребляют своим правом на судебную защиту — не получив желаемого решения в гражданском судопроизводстве, они пытаются добиться его через уголовное».

Высший Арбитражный Суд РФ представил в КС РФ свою позицию в письменном виде. Как сообщили «Право.Ru» в ВАС, он поддержал действующую редакцию статьи УПК о преюдиции: она согласуется с принципом равенства всех перед законом и обеспечивает единство судебной практики, а также устанавливает для всех граждан обязательность вступивших в законную силу судебных актов.

Решение Конституционного Суда

Сегодня Конституционный Суд огласил решение по вопросу преюдиции. Несмотря на то, что КС не усмотрел в статье 90 УПК РФ нарушения права на судебную защиту, он дал ее истолкование. Судьи Конституционного Суда указывают в своем решении, что «осуществляя правосудие как свою исключительную функцию, суд во всех видах судопроизводства, в том числе уголовном, обязан предоставлять сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций». А преюдициальность, по мнению КС, служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. В решении объясняется, что «отказ дознавателя, следователя или прокурора, осуществляющих уголовное судопроизводство, от признания действия преюдициальности как свойства законной силы судебного решения, принятого в рамках гражданского и административного судопроизводства, означал бы [..] преодоление вступивших в законную силу судебных решений административными органами».

Но результатом межотраслевой преюдиции, говорится в постановлении, «может быть лишь принятие судом, рассматривающим уголовное дело, данных о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, но не о его квалификации с точки зрения уголовного закона». Например, решение по гражданскому делу, возлагающее гражданско-правовую ответственность на определенное лицо, не может приниматься другим судом по уголовному делу как устанавливающее виновность этого лица в совершении уголовно наказуемого деяния, и в этом смысле не имеет для уголовного дела преюдициального значения.

При этом, напоминая про существующий институт пересмотра судебных решений, КС подчеркивает, что «как признание, так и отрицание преюдициального значения окончательных судебных решений не могут быть абсолютными и имеют определенные, установленные процессуальным законом пределы». Пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам КС РФ считает единственным способом преодоления преюдиции, и указывает, что основаниями такого пересмотра могут быть заведомо ложные показания свидетеля или заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, преступления сторон или судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела. Что касается случая супругов Власенко, то судьи КС указывают, что установленное право собственности Чернышовой необходимо было опровергать в рамках нового уголовного дела, возбужденного по признакам фальсификации доказательств. Расследованию такого дела статья УПК о преюдиции препятствовать не будет.

Толкуя ныне действующую редакцию ст.90 УПК РФ, судьи Конституционного Суда указывают, что же она означает. «Принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого», — говорится в постановлении КС Такие выводы должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе на данных, указывающих на фальсификацию доказательств или подлог, не исследованных ранее при разбирательстве гражданского дела. «Такого рода доказательства исследуются в процедурах, установленных уголовно-процессуальным законом, и могут в дальнейшем повлечь пересмотр гражданского дела», — напоминает КС РФ.

«Фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу», — приходит к выводу в своем постановлении Конституционный Суд.

Он также указывает, что решения по делу супругов Власенко подлежат пересмотру в той степени, в которой они противоречат выявленному в данном постановлении конституционно-правовому смыслу ст. 90 УПК РФ.

При этом отдельный пассаж своего решения Конституционный Суд посвящает проблеме неисполнения его решений российскими судами. КС напоминает, что уже неоднократно подчеркивал необходимость пересмотра решений, основанных на акте, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его смыслом, впоследствии выявленным Конституционным Судом. «Отказывая в таком пересмотре, суды […] фактически настаивали бы на истолковании акта, придающем ему другой смысл, […] не соответствующий Конституции, и тем самым преодолевали бы юридическую силу решения Конституционного Суда, чего они […] делать не вправе».

Наталья Шиняева, Мария Кунле

Источник: http://pravo.ru/review/view/66313/

Преюдиция в уголовном, арбитражном и гражданском процессах

Преюдиция (или заранее предустановленная сила) – это юридический термин, означающий признание обстоятельств, установленных судебным актом, при рассмотрении последующих дел без дополнительной проверки.

Для начала приведем законодательное обоснование.

  1. Преюдиция в уголовном процессе.

2.Преюдиция в арбитражном процессе

3.Преюдиция в гражданском процессе

Приведем примеры преюдиции в рамках гражданского процесса:

Читайте так же:  Исковое о восстановлении срока для принятия наследства

1) Первый процесс – определение порядка пользования жилым помещением. Второй процесс – разделение коммунальных платежей пропорционально выделенной по первому решению суда жилплощади.

2) Первый процесс – определение места жительства ребенка с отцом. Второй процесс – взыскание алиментов с матери.

Примеры преюдиции в рамках арбитражного процесса (этот вид преюдиции очень похож на преюдицию в гражданском процессе):

1) Первый процесс – взыскан долг. Второй процесс – взыскана неустойка за просрочку выплаты долга.

2) Первый процесс – установлено право собственности на недвижимость. Второй процесс – выселение арендаторов, незаконно занимающих эту недвижимость.

Примеры преюдиции в рамках уголовного процесса:

1) Первый процесс – хищение имущества. Второй процесс – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

2) Первый процесс – растрата денег организации. Второй процесс – неправомерные действия при банкротстве.

Преюдиция может фигурировать в разных процессах.

1) Первый процесс уголовный, приговор по факту злостного уклонения от уплаты алиментов. Второй процесс – гражданский, по лишению родительских прав.

2) Первый процесс – уголовный (мошенничество), второй процесс – арбитражный (признание сделки недействительной),

В настоящее время все три закона (ГПК, АПК и УПК) синхронизированы и приведены в соответствие друг с другом, то есть судебные акты этих трех ветвей судебной системы имеют равное значение и преюдицию друг для друга. Но еще пару лет назад ситуация была иной: приговор по уголовному делу имел предопределяющее значение и был важнее, чем решения судов по арбитражным и гражданским делам. То есть приговор имел преюдициальное значение для решений гражданских судов; а решения гражданских судов преюдицией для уголовного суда не являлись.

Стало ли сейчас лучше?

В основной своей массе, уголовные дела не нуждаются в гражданской преюдиции. Это кражи, грабежи, разбои, наркотики, причинение телесных повреждений. Перечисленные категории дел представляют большинство, основной удельный вес среди общего числа уголовных преступлений. Но есть и преступления экономические, преступления интеллектуальные, или «беловоротничковые», как их иногда называют. И тут мы имеем иную картину.

Так, например, налоговые преступления (статьи 198 – 199.2 УК РФ) весьма сложны в доказывании. Сейчас доказывание вины в уклонении от уплаты налогов производится на основании документов, актов проверок налоговой службы, решений арбитражных судов. Вот что по этому поводу говорит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»:

23. Судам надлежит иметь в виду, что доказательствами, подтверждающими наличие или отсутствие в содеянном признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 198, 199, 199.1 и 199.2

УК РФ, могут быть налоговые декларации, другие необходимые для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов документы, акты проверок исполнения законодательства о налогах и сборах, иные формы проведения налогового контроля органами, уполномоченными на это законодательством, а также заключение эксперта, материалы проверок исполнения законодательства о налогах и сборах иных органов.

При рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях судам необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов, судов общей юрисдикции, а также другие решения, постановленные в порядке гражданского судопроизводства, имеющие значение по делу. Такие решения подлежат оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по правилам статьи 88 УПК РФ.

Но если рассмотреть арбитражный процесс и процесс по проведению налоговых проверок, то получаем следующую картину: решение выносится только на основании документов, предоставленных налогоплательщиком. Налоговая служба направляет на предприятие уведомление о том, что начинается налоговая проверка, требуется представить все документы к определенному сроку. Соответственно, получив это уведомление, директор предприятия в связке с главных бухгалтером имеют предостаточно времени, чтобы сделать все документы (читай: подделать), свидетельствующие о доходах/расходах предприятия. Далее: арбитражный суд тоже выносит решение только по представленным документам. При этом ни налоговая служба, ни арбитражный суд не имеют полномочий по оперативно-розыскной деятельности, то есть процесс доказывания весьма ущемлен – я бы даже сказал, ущемлен до степени невозможности доказывания в некоторых случаях.

Теперь смотрим, как было ранее: при существовании налоговой полиции, в штате состоял оперативно-розыскной отдел, которым на законодательном уровне принадлежали полномочия при осуществлении оперативной деятельности. Соответственно, налоговые опера вправе были осуществлять различные мероприятия: прослушку телефонных переговоров (в которых директор и бухгалтер обсуждают завышение расходов), обследование помещения бухгалтерии и кабинета директора (в столе и в сейфе которых зачастую изымались поддельные печати предприятий-однодневок), изъятия документов (на которых липовые подписи и печати) и т.д. Эффективность такого подхода была значительно выше.

В настоящее же время смысла во всем этом немного, т.к. налоговая служба и арбитражный суд уже вынесли решение, зафиксировали отсутствие недоимки, и все – наступила преюдиция, обязательность арбитражного решения для уголовного суда. И даже если оперативники целый год собирали информацию и в итоге собрали ее, нашли неопровержимый компромат на директора и бухгалтера – уголовный суд не будет рассматривать эту информацию в силу той же преюдиции.

Так было после принятия федерального закона от 29 декабря 2009 года N 383-ФЗ, который внес изменения в статью 90 УПК «Преюдиция» и уравнял значение решений арбитражного, гражданского и уголовного судов.

Но, как это часто бывает у нас, ошибки законодательной власти исправляет судебная власть. И этот раз не был исключением.

21 декабря 2011 г. Конституционный Суд вынес Постановление РФ от N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» и постановил:

Таким образом, хоть в тексте закона решения трех разных судов (уголовный, арбитражный и гражданский) и имеют равное и преюдициальное друг для друга значение, но толковать это надо именно так, как толкует Конституционный суд. Приговор уголовного суда все равно стоит особняком, и это правильно.

Источник: http://pravoektb.ru/stati/preyuditsiya-v-ugolovnom-arbitrazhnom-i-grazhdanskom-protsessakh/

Решение гражданского суда для уголовного дела

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 ноября 2005 г. N 20-В05пр-35 Преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу для гражданского дела ограничено лишь вопросами, имело ли место соответствующее деяние и совершено ли оно данным лицом. Сам по себе факт вынесения оправдательного приговора в отношении истца не является доказательством того, что им не совершались аморальные действия, которые послужили основанием для расторжения с ним трудового договора

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 ноября 2005 г. N 20-В05пр-35

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 ноября 2005 г. по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора РФ З. на определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. и определение президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г. дело по иску И. к Каякентской средней школе N 1 о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Читайте так же:  Подать встречный иск на развод

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ В., поддержавшей надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ З., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

И. работал в Каякентской средней школе N 1 учителем географии и биологии. Приказом директора школы от 3 января 2002 г. N 20 он был уволен с работы по п. 3 ст. 254 КЗоТ РФ за совершение аморального проступка. В отношении И. было возбуждено уголовное дело по ст. 133 УК РФ (понуждение к действиям сексуального характера).

И. обратился в суд с вышеуказанными требованиями, ссылаясь на то, что аморального проступка не совершал, увольнение явилось следствием его отказа проголосовать на выборах главы администрации Каякентского района за родственника директора школы. По уголовному делу приговором суда он оправдан.

Ответчик иск не признал.

Решением Каякентского районного суда от 15 мая 2003 г. И. в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. решение суда первой инстанции было отменено с вынесением нового решения об удовлетворении иска.

Определением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г. определение суда кассационной инстанции оставлено без изменения.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ З. просит отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. и определение президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г., оставить без изменения решение суда первой инстанции.

Определением Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 2005 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 11 октября 2005 г. передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции — в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ З. обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Из материалов дела усматривается, что суды кассационной и надзорной инстанций Республики Дагестан допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с п. 3 ст. 254 КЗоТ РФ, действовавшей на время увольнения И. и предусматривавшей дополнительные основания для прекращения трудового договора (контракта) некоторых категорий работников, трудовой договор (контракт) работника, выполняющего воспитательные функции, может быть прекращен в случае совершения аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы.

Как видно из дела, поводом для увольнения И. послужило его аморальное поведение в отношении учениц 6 «в» класса Каякентской средней школы N 1 С., Т. и И.

Суд первой инстанции признал увольнение И. по п. 3 ст. 254 КЗоТ РФ законным. Суд установил, что И., пригласив указанных учениц на дополнительные занятия, «наступал на их ноги, гладил их спины, ощупывал различные части тела, встав сзади них, прижимал их к столу». Такое поведение И., работа которого непосредственно связана с воспитанием детей, является аморальным, несовместимый с продолжением воспитательной деятельности.

Судебная коллегия по гражданским делам и президиум Верховного суда Республики Дагестан, не согласились с выводами суда, полагая, что в силу ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда, которым И. был оправдан по предъявленному обвинению по ст. 133 УК РФ за отсутствием события преступления, был обязателен для суда, рассматривавшего данное гражданское дело.

Между тем, согласно п. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Таким образом, преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу для гражданского дела ограничено лишь вопросами, имело ли место соответствующее деяние и совершено ли оно данным лицом. Все другие факты подлежат доказыванию по общим правилам, предусмотренным ст. 56 ГПК РФ.

Сам по себе факт вынесения оправдательного приговора в отношении истца по ст. 133 УК РФ не является доказательством того, что им не совершались аморальные действия, которые послужили основанием для расторжения с ним трудового договора.

При рассмотрении уголовного дела была установлена неправильная квалификация совершенного И. деяния по ст. 133 УК РФ, но не было признано, что он вообще не совершал тех действий, за которые был уволен. Обстоятельства совершения И. аморального проступка подтверждены по гражданскому делу исследованными и оцененными судом в соответствии со ст. 67 ГПК РФ доказательствами: материалами служебного расследования, показаниями свидетелей и другими. Этим доказательствам в решении суда первой инстанции дана надлежащая оценка, в связи с чем оснований для отмены этого решения в кассационном порядке не имелось.

На основании ст.ст. 390 , 391 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

Видео (кликните для воспроизведения).

определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. и определение президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г. отменить.

Оставить в силе решение Каякентского районного суда от 15 мая 2003 г.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/12043639/

Верховный суд напомнил о преюдиции

Суд указал на факты

Ольга Пискарева купила два земельных участка, построила на них нежилое здание и несколько других объектов и зарегистрировала право собственности. Позже оказалось, что земля принадлежит Самарской области. Это спустя некоторое время было подтверждено вступившим в силу решением суда по иску об истребовании участков из незаконного владения, в котором было указано: территория предоставлена в постоянное пользование школы-интерната .

Заручившись этим решением, Минимущества области предъявило к Пискаревой иск, в котором потребовало снести постройку. Первая инстанция на заочном заседании решила, что требования обоснованные – ведь у Пискаревой не было прав на землю. Но в апелляции по делу приняли новое решение об отказе в сносе здания. Суд счел, что Пискарева в период строительства еще была собственником участков и о незаконности строений, исходя из этого, речь не идет. К тому же, отметили в апелляции, участки фактически не используются, а вопрос о сносе строений при рассмотрении первого иска об истребовании участков из незаконного владения не ставился.

Минимущества не согласилось с такой позицией и обжаловало ее в ВС (дело № 46-КГ 18-34). Там поддержали министерство. Верховный суд напомнил о преюдиции – ведь вступившим в силу судебным актом подтверждено, что Пискарева не имела права на участки, значит, постройка считается самовольной, сделал вывод ВС. При этом то, что участок не использовался, не имеет значения, а заявлять требование о сносе вместе с иском об изъятии земли необязательно: иск может быть отдельным.

Читайте так же:  Право полиции проверять документы удостоверяющие личность

В целом апелляция должна или обязать снести постройку, или признать право собственности. Но там сделали противоречивый вывод: с одной стороны, о необходимости восстановить права заявителя, что без сноса невозможно, с другой – о правомерности строения. Это противоречит выводам преюдициального судебного акта, указал ВС и направил дело на новое рассмотрение апелляции, где на этот раз должны принять во внимание преюдициальный судебный акт.

Когда преюдиция не работает

Истец: УК «Отрада»

Суть дела: Оспаривание предписания РПН со ссылкой на то, что СОЮ уже отменял постановление об административной ответственности за это нарушение

Позиция судов по преюдиции: речь идет не о преюдиции, а о презумпции истинности фактов, а она преодолима

Согласно позиции КС, «единственным способом опровержения преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам». Виктория Богачева, юрист BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании × , отмечает, что этот подход был закреплен и в практике арбитражных судов. «В постановлении от 20.11.2012 № 2013/12 по делу № А41-11344/11 Президиум ВАС отметил, что любой «судебный акт, который имеет свойство преюдициальности, является обязательным до тех пор, пока он не будет отменен в установленном законом порядке и все установленные в нем факты до их опровержения принимаются судом по другому делу», – напомнила она.

Есть и ряд дел, которые обосновывают исключения из позиции о преюдициальности. Так, суды могут указать на то, что речь идет не о преюдиции, а о «презумпции истинности фактов». «Такая презумпция истинности фактов является преодолимой, если заинтересованная сторона представила достаточные и достоверные доказательства, ее опровергающие. Также суды указывают, что она применима только к фактам, а не к правовым выводам суда, содержащимся в ранее принятом судебном акте. Положения ч. 2 ст. 69 АПК освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их иной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – говорит Виктория Богачева.

Однако из правил преюдициальности есть исключения, напоминает Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × .

Дело №19-КГ17-17.
Апелляция: факты, установленные в другом деле, нельзя считать преюдициальными, так как к делу при новом разбирательстве привлечено третье лицо.
Верховный суд: если лицо, не участвовавшее в ранее рассмотренном судом деле, не оспаривает установленные факты и обстоятельства, то они обязательны для суда, рассматривающего новое дело с участием лиц, участвовавших в прошлом деле. Опровергать установленные факты новое лицо не может.

Дело №А40-152245/2014.
Суть дела : по иску о взыскании неустойки истец сослался на необходимость применения специальных норм о поставке товаров, предусмотренных для военных организаций. В обоснование он сослался на судебный акт по спору между теми же сторонами, в котором суд применил эти нормы.
Первая инстанция : требования удовлетворены с применением ч. 2 ст.69 АПК в части применения специальных норм.
Экономколлегия ВС : применение нормы ч. 2 ст. 69 АПК ошибочно.

Дело №А40-36007/15.
Суть дела: истец заявил требование о взыскании денежных средств по соглашению о новации.
Суд первой инстанции: отказал, сославшись на то, что соглашение о новации ранее было признано ничтожной сделкой в другом споре.
Суд кассационной инстанции: отменил решение, указав, что правовая квалификация соглашения о новации не имеет преюдициального значения и необязательная для суда.

Дело №А53-22107/2012.
Суть: спор о признании постройки самовольной.
Верховный суд: наличие вступившего в силу судебного акта о признании права собственности на объект недвижимости само по себе не имеет правового значения при рассмотрении в последующем иска о признании такого объекта самовольной постройкой и его сносе.

Позиция отражена в определении КС от 27.09.2016 № 1748-О, которое поставило точку в юридических спорах, связанных со сносом самовольных построек в Москве, получивших название «Ночь длинных ковшей».

Дело №А58-3515/08.
Первая инстанция: суд отказал истцу-налогоплательщику в признании недействительным решения налоговой о привлечении к административной ответственности.
Суды апелляционной и кассационной инстанций : удовлетворили иск, сочтя, что в другом деле ответчик признал исковые требования, суд принял признание иска, а значит, фактические обстоятельства установлены судебным актом.
Президиум ВАС : ч. 2 ст. 69 АПК понята неверно, в случае признания иска суд не исследует фактические обстоятельства спора и не рассматривает дело по существу.

Проблемы преюдиции

Помимо этого, существует и ряд связанных с преюдицией проблем. Так, суды формально подходят к вопросу об отсутствии преюдициальности фактов, установленных судебным актом, который впоследствии был отменен в апелляции из-за отказа от иска или мирового соглашения.

С точки зрения закона действительно, если истец отказывается от иска либо стороны заключили мировое соглашение, то решение суда первой инстанции подлежит отмене, а производство – прекращению. Но свидетельствует ли это о том, что факты, установленные в первой инстанции, участники спора могут игнорировать?

Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

Отменяя судебный акт суда первой инстанции, апелляция не ликвидирует его как содержащий в себе судебную ошибку, отмечает Григорян. По его словам, в данном случае надо помнить о возможных злоупотреблениях: так, недобросовестная сторона спора может отказаться от иска, чтобы дезавуировать неудобные для себя факты.

Григорян также считает, что особым образом следует урегулировать преюдициальность фактов, установленных в рамках упрощенного производства, когда стороны ограничены в своих состязательных возможностях и судебное заседание не проводится. «Суд в некоторой степени ограничен в процессе поиска, исследования и оценки фактических обстоятельств дела», – поясняет юрист.

Источник: http://pravo.ru/story/206377/

Преюдиция в гражданском процессе

Состоялся гражданский суд решение суда со ссылкой на ст 61 гпк полностью основано на принятых ранее решений судов в административном производстве (кас рф) на иные доказательства судья во внимание не приняла причем как истца, так и ответчика при этом соответчик участником разбирательств по кас не был вопрос — допустимо ли в гражданском процессе преюдициальное значение решения вынесенного в рамках административного судопроизводства в принципе (КАС РФ) а в дополнение к нашему случаю для соответчика который не был участником в процессе по кас рф.

Исходя из статьи 61 ГПК РФ в описанном вами случае преюдиция не должна применяться такак соответчик не был участником процеса по КАС РФ Нужно обжаловать это решение ст 322 ГПК РФ В апелляционной жалобе указать на неверное применение преюдици что согласно ст 330 ГПК РФ является основанием для отмены решения

ГПК РФ Статья 61. Основания для освобождения от доказывания

Читайте так же:  Послать анонимное письмо

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

Со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции ч. 4 ст. 61 излагается в новой редакции (ФЗ от 28.11.2018 N 451-ФЗ).

4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

(часть 5 введена Федеральным законом от 29.12.2014 N 457-ФЗ)

При рассмотрении гражданских дел суды общей юрисдикции и арбитражные суды приходят к противоположным выводам о преюдициальности обстоятельств, установленных в порядке административного судопроизводства.

Суды общей юрисдикции ориентируются на правовую позицию, выраженную Пленумом Верховного Суда в постановлении от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении». Верховный Суд разъяснил, что при оценке значения судебного постановления по делу об административном правонарушении следует применять по аналогии правило о преюдициальности приговора по уголовному делу (ч. 4 ст. 61 ГПК РФ). Поэтому суды не вступают повторно в обсуждение вины ответчика, а в рамках гражданских дел лишь разрешают вопрос о размере возмещения вреда, причиненного административным правонарушением.

Здравствуйте, согласно положениям ГПК РФ

Статья 61. Основания для освобождения от доказывания

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Здравствуйте, преюдициальность, предусмотренная ст. 61 ГПК РФ применяется в споре, лишь в том случае, когда имеется полная тождественность настоящего спора и спора рассматриваемого судом ранее между аналогичными лицами.

Тождественным является спор, в котором совпадают стороны, предмет и основание требований. При изменении одного из названных элементов, спор не будет являться тождественным и заинтересованное лицо вправе требовать возбуждения дела и его рассмотрения по существу. При этом предметом иска является конкретное материально-правовое требование истца к ответчику, возникающее из спорного правоотношения и по поводу которого суд должен вынести решение.

При отсутствии вышеуказанных условии о преюдициальности речи никакой идти не может.

Уважаемая Надежда г. Горно-Алтайск!

В действующем гражданском процессуальном законодательстве отсутствует определение понятия «преюдиция» (или «преюдициальный»).

Несмотря на то, что преюдициальность является одним из свойств судебного решения, сам термин «преюдиция» присутствует только в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, в связи с чем на практике возникает множество вопросов и противоречий.

Удачи вам Владимир Николаевич

г. Уфа 16.03.2019 г.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. N 30-П город Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко»

Суть данного постановления заключается в том что несмотря на требования процессуального законодательства о преюдиции судебных решений само это право не является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ

Соответственно, по смыслу статьи 90 УПК Российской Федерации в системе норм процессуального законодательства, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением, которым завершено рассмотрение дела по существу в рамках любого вида судопроизводства, имеют преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя или дознавателя по уголовному делу в отношении лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом по другому делу. В силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не являлись предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом

фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.

Источник: http://www.9111.ru/questions/15458397/

Георгий Смирнов → Преюдиция решений по гражданским делам в уголовном судопроизводстве

Скоро исполнится четыре года с того момента, как законодатель поменял статью УПК о преюдиции и создал порядок, когда содержание решений по гражданским и административным делам могло блокировать расследование уголовных. К.ю.н. Георгий Смирнов сомневается, что эта новелла соответствует Конвенции ООН о защите прав человека и основных свобод, российской Конституции и другим нормам. Опираясь на анализ правоприменительной практики, проведенный Следственным комитетом, он пишет о том, как надо изменить режим преюдиции.

Федеральный закон от 29.12.2009 № 383-ФЗ изложил ст.90 Уголовно-процессуального кодекса РФ в новой редакции. Согласно ей обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором или решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. Теперь лица, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны считать для себя безоговорочно установленными, то есть соответствующими действительности, обстоятельства, факты и события, о которых указано в таких решениях. Законодатель предполагал, что проверка их истинности уже была проведена судом в рамках другого судопроизводства – гражданского или административного.

Но основной задачей уголовного судопроизводства (ст. 10 УПК РФ) является установление события преступления таким, каким оно было в действительности. А в гражданском процессе применяется правило, согласно которому обстоятельство, признанное обеими сторонами, считается установленным и принимается судом без дополнительной проверки его достоверности. Поэтому часто в орбиту уголовного судопроизводства попадают решения судов по гражданским делам и делам об административных правонарушениях, в которых те или иные обстоятельства представлены не такими, какими они были в действительности.

Анализ правоприменительной практики, проведенный Следственным комитетом, позволил выявить несколько типичных ситуаций, когда происходят подобные искажения. Наиболее распространены случаи, когда одна из сторон или обе целенаправленно вводит суд в заблуждение относительно фактических обстоятельств дела. Так, например, истцом может быть представлено заведомо сфальсифицированное доказательство, которое при отсутствии возражений противоположной стороны, считается установленным и истинным и кладется в основу итогового судебного решения. Встречаются также случаи, когда ответчик, будучи заинтересованным, признает их. Помимо этого, в практике встречаются случаи заключения сторонами мирового соглашения, которое без проверки указанных в нем обстоятельств утверждается судом.

Читайте так же:  Срок исполнения досудебной претензии

В судебной практике также распространены случаи, когда интересы ответчика по заведомо подложной доверенности представляет фактически неуполномоченное им лицо. Такой представитель признает заведомо необоснованные исковые требования, а также соответствующие им недостоверные факты. А те, кто совершает преступление, принимают меры, чтобы ответчик до вступления в законную силу решения суда, использующегося в криминальных целях, не знал о судебном процессе.

Другим фактором, способствующим искажению фактических данных в гражданском процессе и при рассмотрении дел об административных правонарушениях, является ограниченная — по сравнению с уголовным судопроизводством — возможность достоверного установления обстоятельств дела. Признав обстоятельство недоказанным, суды исходят из того, что оно не имело места в действительности.

Широко распространены и случаи искажения данных по делам об административных правонарушениях. Например, должностные лица вносят в протоколы недостоверные сведения, чтобы незаконно привлечь к административной ответственности заведомо невиновное лицо.

Типичной также является ситуация, когда вскоре после преступления виновный демонстративно совершает дорожно-транспортное происшествие, по результатам которого в протокол об административном правонарушении вносятся неточные данные о времени совершения ДТП. В результате преступник получает алиби.

Во всех этих ситуациях следователь и дознаватель фактически лишены возможности принять законное и обоснованное решение, основываясь на действительных обстоятельствах происшедшего события. Напротив, они вынуждены исходить из недостоверных фактических данных, установленных в судебных решениях, принятых по другим делам, до тех пор, пока такое решение не будет отменено. Между тем сделать это во многих случаях невозможно.

Во-первых, правом на обжалование наделены только лица, участвовавшие в деле, по которому они и были вынесены (ч.1 ст.312 АПК РФ, ст.394 ГК РФ). Во-вторых, ликвидация юридического лица или смерть гражданина без правопреемства, которые выступали в качестве стороны гражданского процесса, является основанием для прекращения гражданского дела (ст.150 АПК РФ, ст.220 ГПК РФ). Следовательно, дело не может быть пересмотрено.

В-третьих, гражданское и арбитражное процессуальное законодательство в качестве основания для отмены судебных решений предусматривает обязательное наличие вступившего в законную силу приговора суда за заведомо ложный донос, показания, недостоверное заключение эксперта, фальсификацию доказательств, вынесение заведомо неправосудного судебного решения и т.д., которые и повлекли за собой вынесение неправосудного судебного акта (ст.311 АПК РФ, ч.2 ст.392 ГПК РФ). Но вынести подобный приговор зачастую не представляется возможным, так как лицо, совершившее преступление против правосудия, может скончаться, его могут не установить, оно может скрываться от следствия и суда, а срок давности уголовного преследования по большей части составляет два года. В отдельных случаях вообще эти преступления выявляются уже по истечении данного срока.

Кроме того, как ГПК, так и АПК устанавливают сроки давности обращения с жалобой на незаконное судебное решение для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам (ст.394 ГПК РФ, ч.1 ст.312 АПК РФ). Этот срок составляет три месяца и в силу объективных причин может быть также соблюден не во всех случаях.

Во всех перечисленных выше ситуациях лицо, ведущее уголовное дело, а также иные участники процесса, заинтересованные в установлении истинных обстоятельств дела, фактически ставятся в «процессуальный тупик». С одной стороны, они не могут преодолеть безусловную преюдициальную силу судебного решения и возбудить уголовное дело по факту деяния, повлекшего его неправосудность. С другой, для отмены данного судебного решения требуется наличие приговора, устанавливающего это деяние.

Таким образом, действующая преюдиция нарушает не только законные интересы государства в отправлении справедливого правосудия, но и конституционное право потерпевшего на доступ к нему и на возмещение ущерба, причиненного преступлением (ст.52 Конституции РФ). Вызывает сомнение конституционность и самой правовой конструкции, когда в случае наличия судебного решения по гражданскому делу или по делу об административном правонарушении, содержащего не соответствующие действительности фактические данные, уголовное судопроизводство должно быть приостановлено до тех пор, пока такое решение не будет отменено.

Одним из основополагающих принципов уголовного процесса является разумный срок уголовного судопроизводства (ст.6 Конвенции ООН о защите прав человека и основных свобод, ст.6.1 УПК РФ). Это связано с тем, что при производстве по уголовному делу допускается ограничение наиболее значимых в конституционной иерархии прав и свобод человека. В частности, лицо, подозреваемое в совершении преступления, может быть задержано, арестовано, отстранено от должности, на его имущество может быть наложен арест.

Действие этих мер уголовно-процессуального принуждения в процессе пересмотра неправосудного судебного решения по гражданскому делу, которое может занять достаточно продолжительное время, не соответствует не только принципу разумного срока уголовного судопроизводства, но и конституционному принципу разумной целесообразности при ограничении прав и свобод человека. КС, раскрывая содержание этого принципа, неоднократно указывал на то, что «Конституция Российской Федерации (ч.3 ст.55) допускает в конституционно значимых целях возможность соразмерного ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина» (определения от 22.04.2005 № 198-О и от 14.07.1998 № 86-О).

Вся приведенная аргументация говорит о необходимости изменить нынешнюю редакцию ст.90 УПК РФ, предусмотрев возможность преодолеть преюдициальную силу судебного решения в части недостоверно установленных им обстоятельств. Это должно происходить на основании мотивированного постановления, согласованного руководителем следственного органа или прокурором, а основание для подобных действий — существование совокупности доказательств, установленных в рамках следствия и свидетельствующих о недостоверности фактических данных их решения по гражданскому или административному делу. При этом у потерпевшего или обвиняемого остается право оспорить такое постановление, что позволит дополнительно обеспечить его законность.

Возможность для следователя, дознавателя и суда продолжить производство по уголовному делу и установить обстоятельства преступления такими, какими они были в действительности, а в конечном счете вынести итоговое решение на основании правовой оценки именно таких — действительных — фактических данных, является важной гарантией обеспечения справедливости правосудия, на которых в конечном счете и зиждутся стабильность судебных решений и авторитет судебной власти. Кроме того, общеобязательность и стабильность судебных решений (их преодоление преюдициальной силы судебного акта не затрагивает) не может рассматриваться как полное отсутствие возможности у заинтересованной стороны поставить под сомнение те или иные фактические данные, правовую оценку, а также иные выводы, содержащиеся в судебном акте. Все отрасли процессуального законодательства предусматривают такие процедуры. К ним, например, относятся инициирование пересмотра судебных решений в порядке апелляции, кассации, надзора, по вновь открывшемся обстоятельствам. Эти процедуры являются гарантией устранения судебных ошибок, а также предупреждения новых, обусловленных допущенными ранее.

К одной из таких процессуальных форм будет относиться и возможность преодоления преюдициальной силы судебного решения, когда отдельные обстоятельства, установленные в этом решении, ставятся под сомнение в процессе производства по другому делу. Впоследствии судебное решение, содержащее такие спорные данные, по инициативе заинтересованной стороны может быть пересмотрено с учетом нового обстоятельства.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://blog.pravo.ru/blog/7572.html

Решение гражданского суда для уголовного дела
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here