Верховный суд мнимая сделка

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Верховный суд мнимая сделка" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

ВС РФ установил стандарт доказывания при оспаривании мнимой сделки общества-банкрота

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

ЭЖ-Юрист

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/384601/

Должник продал имущество до обращения на него взыскания: как действовать кредитору?

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

ЭЖ-Юрист

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/377835/

Мнимая сделка, незаключённый кредитный договор и другие интересные дела ВС

Апелляционная коллегия рассмотрит четыре дела. Три из них судейские:

– В конце 2017 года ККС Смоленской области досрочно прекратила полномочия судьи Смоленского областного суда Дмитрия Емельянова. Его лишили мантии за необоснованное смягчение приговора по одному из рассмотренных им уголовных дел и давление на участника ДТП, в которое попал его бывший начальник. Экс-судья обжаловал решение региональной квалифколлегии в дисциплинарную коллегию ВС, но безуспешно (см. «ВС не вернул мантию судье, вдвое смягчившему приговор за хищение»). На заседании он утверждал, что «слишком мягкое решение» по одному из уголовных дел – это судейская усмотрение, а не ошибка. Истинную причину привлечения его к дисциплинарной ответственности Емельянов связал со своим выдвижением в председатели Смоленского облсуда. В этом экс-судья постарается убедить апелляцию ВС.

– В вину бывшему судье Камышинского городского суда Волгоградской области Виталию Дыблину вменялось то, что он не проводил судебные заседания, был заинтересован в исходе рассматриваемого дела, ездил на машине без номеров и не зарегистрировался по месту жительства. Региональная ККС лишила судью полномочий. Он оспорил такое решение в ДК ВС, но безрезультатно. Жалобу Дублина теперь рассмотрит апелляция ВС.

– Статус «отставника» себе попытается вернуть в апелляции и экс-судья Устиновского районного суда Ижевска Елена Артемичева. Ее отставку региональная ККС прекратила за то, что Артемичева отказывалась выплачивать свои задолженности Альфа-банку, Сбербанку, «Ростелекому» и ряду других компаний, ссылаясь на свою судейскую неприкосновенность. Общая сумма ее долгов составила 1 млн руб. А приставов, которые возбудили в отношении бывшей судьи исполнительное производство, она обвинила в коррупционности. Судебная коллегия по административным делам ВС оставила акт местной квалифколлегии без изменений (дело № АКПИ18-283).

В административной коллегии назначено 44 дела. Одно из них перенесенное:

– Сергей Лавров пожаловался на прекращение отставки судьи. Он покинул пост председателя Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области в 2017 году**. Но после его ухода в ходе проверки обнаружили нарушения. В частности, выяснилось, что Лавров пять дней находился на больничном, который ему выдал врач по просьбе руководства медучреждения. На самом же деле в этот период Лавров выезжал из области, чтобы принять участие в конкурсе на одну из судейских вакансий. Из-за этого ККС региона прекратила его отставку. Лавров с нарушениями не согласился и оспорил решение квалифколлегии в ВККС. Там на заседании он отрицал, что получил больничный лист с помощью связей. Также он указал на предвзятость со стороны руководства Ивановского облсуда. По словам представителя ККС Евгения Волкова, о предвзятости речи не шло, зато ранее в работе судьи обнаружились нарушения. В частности, они касались рассмотрения дел о страховых возмещениях по ДТП. Суммы в этих спорах оказались крупные, но иски удовлетворялись, а в ряде процессов участвовал один и тот же человек – однокурсник Лаврова. Потом вышестоящие инстанции эти решения отменили. ВККС оставила жалобу экс-судьи без удовлетворения, и теперь он попытается вернуть себе статус отставника в ВС.

– Ильназ Юнусов просит признать частично недействующим п.п. «г» п. 8 «Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий». Обжалуемое положение предусматривает, что при оформлении документов на выделение маткапитала для покупки квартиры в ипотеку нужно приложить письменное обязательство. В этой бумаге получатель денег прописывает, что обязуется в течение полугода после выплаты кредита за жилье оформить эту недвижимость в общую собственность и обязательно выделить в ней доли своим детям и мужу/жене.

– Екатерина Пшеничная оспаривает п. 24 «Административного регламента МВД по проведению экзамена на право управления машиной и выдаче водительских удостоверений». В этой норме указано, что факт уплаты госпошлины за получение автомобильных прав плательщик подтверждает информацией из Информационной системы о государственных и муниципальных платежах.

В экономколлегии состоится пять споров. Среди них:

– В 2015 году ООО «Центральная ТЭЦ», которое поставляет жителям Новокузнецка тепло, обанкротилось. В компании открыли процедуру конкурсного производства, но текущую деятельность организация продолжила. По итогам второго квартала 2016 года фирма сдала налоговикам отчетность, в которой предъявила к вычету сумму налога на добавленную стоимость (12,6 млн руб.) за производство и продажу тепловой энергии. Но инспекция пришла к выводу, что такая деятельность несостоятельного предприятия считается «реализацией имущества» и не облагается НДС (п.п. 15 п. 2 ст. 146 НК). Соответственно, «Центральная ТЭЦ» зря исчислила сумму этого налога и попросила о вычетах. Первая инстанция и апелляция посчитали, что налоговики не правы (дело № А27-11046/2017). Суды пояснили, что разъяснения из п.п. 15 п. 2 ст. 146 НК применяются лишь к операциям по продаже имущества, входящего в конкурсную массу должника. И в нее не входит продукция, произведенная и реализованная в ходе текущей деятельности, пояснили суды. Окружной суд отменил эти акты нижестоящих инстанций, согласившись с позицией инспекции. ВС предстоит решать, чей вывод правильный: АС Кемеровской области и 7-го ААС или Арбитражного суда Западно-Сибирского округа.

Читайте так же:  Порядок рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции

Подход окружного суда излишне формален. Разночтение вокруг п.п. 15 п. 2 ст. 146 НК возникают из-за вопроса о том, что следует понимать под термином «реализация имущества банкрота». Все активы должника, в том числе производимые им в процедуре банкротства товары, или только те, которые вошли в конкурсную массу. Позиция первой инстанции и апелляции убедительнее и справедливее. А подход окружного суда приведет, во-первых, к увеличению стоимости продукции должника, а, во-вторых, сумма НДС уйдет в бюджет в нарушение реестровой очередности.

Айнур Ялилов, партнер Шаймарданов и Партнеры Шаймарданов и Партнеры Региональный рейтинг ×

– ООО «КПГ-Инвестиции и торговля» за вознаграждение в 329 млн руб. согласилось погасить все долги ООО «Агра-Кубань» перед ООО «Рокко». Из этой суммы первоначальный должник заплатил «КПГ-Инвестиции» 41 млн руб., а оставшиеся 288 млн фирме пришлось взыскивать в судебном порядке. Первая инстанция удовлетворила требования истца. К тому моменту «Рокко» уже обанкротилось, процедуру несостоятельности инициировали и в отношении «Агра-Кубани». Требования «КПГ-Инвестиции» на 288 млн руб. включили в реестр. Другой кредитор первоначального должника – Россельхозбанк – усомнился в обоснованности такой задолженности. Кредитная организация оспорила акт АС Краснодарского края, указывая на то, что все долги перед «Рокко» возникли из мнимых сделок, а соглашение по переводу этих задолженностей являлось по факту дарением. Но апелляция и окружной суд оставили вывод нижестоящего суда без изменений (дело № А32-42517/2015). Тогда Россельхозбанк обратился в Верховный суд. В своей жалобе заявитель уверяет, что «КПГ-Инвестиии и торговля» приняла на себя долги несостоятельной компании, фактически не погасив их кредитору, который тоже обанкротился. То есть новый должник «Рокко» получил вознаграждение без встречного предоставления, считает банк.

В гражданской коллегии должно состояться 26 дел. В их числе:

– Сергей Шахраев* купил в магазине «ТехКом» ноутбук «Самсунг» за 41 136 руб. с пятилетним гарантийным сроком. За день до истечения гарантии потребитель пришел в авторизованный сервис «Самсунг» и пожаловался на неработающую подсветку у компьютера. Мастера так и не смогли отремонтировать ноутбук, сославшись на то, что необходимые детали для товара больше не выпускаются. А компания «ТехКом» к этому времени и вовсе обанкротилась. Тогда Шахраев обратился к импортеру техники – фирме «Самсунг Электроникс Рус Компани». Он попросил эту организацию вернуть ему деньги за бракованную покупку. Импортер согласился, но спорную сумму так и не перечислил потребителю. После этого Шахраев обратился в суд с требованием взыскать с «Самсунг Электроникс Рус Компани» стоимость ноутбука (41 136 руб.) и неустойку за отказ добровольно исполнить просьбу заявителя (447 153 руб.). Первая инстанция удовлетворила иск покупателя частично, снизив по ст. 333 ГК размер неустойки до 20 000 руб. Но Санкт-Петербургский городской суд изменил такое решение и присудил Шахраеву сумму в полном объеме (447 153 руб.). Апелляция указала на то, что снижать размер такой выплаты по ст. 333 ГК можно лишь в исключительных случаях и по просьбе ответчика, которая в этом споре отсутствовала (дело № 33-25758). В обоснованности такого решения разберется ВС.

Решение апелляции представляется законным и обоснованным, так что ВС его вряд ли отменит. В этом деле следует отметить довольно чёткие формулировки со стороны импортёра и сервисного центра, которые в официальной переписке признали практически все существенные обстоятельства, подлежащие доказыванию. Согласно нормам действующего потребительского законодательства и п. 22 постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 года № 54, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности импортёра третьим лицом – сервисным центром – ответственность перед потребителем несёт именно импортёр.

Олеся Спиричева, адвокат Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Региональный рейтинг группа Уголовное право группа Банкротство группа Налоговое консультирование и споры группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство ×

– Лискинский районный суд Воронежской области заочным решением взыскал с Сергея Шулина* 16,8 млн руб. кредитного долга в пользу банка «Волга-Кредит». Должник не согласился с таким решением и направил кредитной организации претензию, в которой указал, что никаких займов у них не брал. Ответа на это обращение так и не последовало. Тогда Шулин потребовал суд признать кредитное соглашение с банком незаключенным. Первая инстанция удовлетворила его иск, опираясь на результаты проведенной судебной почерковедческой экспертизы. Специалисты посчитали, что на спорном документе стоит подпись не истца, а другого лица. Апелляция отменила такое решение и отказала истцу. Воронежский областной суд указал на то, что экспертиза проведена с нарушениями, а сам Шулин лично обращался в банк за кредитом и даже частично погашал долг (дело № 33-7026).

Коллегия по уголовным делам изучит 33 жалобы. Наиболее резонансная из них:

– 30 декабря 2016 года братья Артем и Денис Бойко, которые работали на стройке рядом с подмосковным поселком Рогово, похитили несколько бутылок алкоголя из местного супермаркета. Чтобы задержать нарушителей, охрана магазина вызвала себе на подмогу сотрудников Росгвардии. Те быстро обнаружили злоумышленников недалеко от места происшествия в строительной бытовке, где браться вместе с другими рабочими – Юрием Власовым, Евгением Сазоновым и Максимом Поповым – распивали похищенный алкоголь. При проверке документов завязалась драка, в ходе которой собутыльники сначала избили сотрудников правоохранительных органов. А потом, как считает следствие, Сазонов выхватил пистолет у бойца Росгвардии, сорвал с него бронежилет и выстрелил тому в грудь. От полученного ранения пострадавший скончался на месте. Летом этого года Мосгорсуд приговорил Сазонова к пожизненному лишению свободы, Дениса Бойко к 21 году, его брата Артема – к 14 годам, а Власова – к 13 годам. Попов должен провести за решеткой шесть лет. Осуждённые хотят смягчить такое решение в ВС.

Президиум рассмотрит 12 дел, а коллегия под делам военнослужащих – пять.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены.

** – ранее в статье было указано, что Сергей Лавров покинул пост председателя суда по собственному желанию, что не соответствует действительности. Редакция приносит извинения Сергею Лаврову и читателям за допущенную ошибку.

Источник: http://pravo.ru/story/206191/

Читайте так же:  Арбитражный гражданский процесс судебный экспертиза

ВС РФ разобрался со стандартом доказывания при оспаривании мнимой сделки кредитором одной из ее сторон

Характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. Наличие в материалах дела товарных накладных, факт перехода права собственности на недвижимое имущество не являются безусловными обстоятельствами, исключающими фиктивность купли-продажи.

Реквизиты судебного акта

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“»

АО «Российский сельскохозяйственный банк»

Суть дела

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“» (далее — истец) и ООО «Агра-Кубань» (далее — ответчик) заключили ряд договоров, на основании которых истцом (продавцом) были отчуждены в пользу ответчика (покупателя) товар и имущество:

подсолнечник по договору от 08.04.2014, задолженность составила 197 млн руб.;

жмых подсолнечный по договору от 10.06.2014, оплачено по договору 8,9 млн руб., задолженность составила 57,7 млн руб.;

масло подсолнечное нерафинированное первого сорта по договору от 07.07.2014, задолженность составила 46,8 млн руб.;

жмых подсолнечный по договору от 10.09.2014, задолженность составила 21,4 млн руб.;

земельный участок площадью 70 000 кв. м по договору от 29.09.2014 (зарегистрирован 08.10.2014), задолженность составила 8 млн руб.

Согласно первичным документам, актам взаимосверок и взаиморасчетов задолженность ответчика перед истцом по вышеперечисленным договорам составила около 331 млн руб. Ответчик своих обязательств по оплате не исполнил. Истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности по договорам поставки и купли-продажи земельного участка. Суд удовлетворил данное требование. С апелляционной жалобой на данное решение обратился банк — кредитор в деле о банкротстве ответчика. Банк ссылался на мнимый характер заключенных между сторонами договоров, то есть на их совершение лишь для вида, без намерений создать соответствующие правовые последствия

Позиция судов

Удовлетворяя исковое требование, суд первой инстанции исходил из того, что в материалах дела имеются доказательства исполнения истцом своих обязательств по передаче и поставке товара, в то время как ответчик не представил доказательств оплаты данного товара. Апелляция и первая кассация поддержали данное решение. При этом они отклонили доводы банка о мнимости заключенных договоров. По мнению суда апелляционной инстанции и суда округа, реальность сделок подтверждает факт частичной оплаты по некоторым из договоров, товарные накладные, отражение кредиторской задолженности в бухгалтерской отчетности ответчика и регистрация в реестре перехода права собственности.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и передал дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Коллегия ВС РФ придала определяющее значение тому обстоятельству, что ответчик находится в банкротстве и решение по данному делу фактически предопределяло результат рассмотрения вопроса о включении требований истца в реестр требований кредиторов ответчика. В такой ситуации суду апелляционной инстанции необходимо было руководствоваться повышенным стандартом доказывания, то есть провести более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. Суд мог удовлетворить требования истца только при предоставлении им доказательств, ясно и убедительно подтверждающих наличие и размер задолженности перед ним и опровергающих возражения кредитора, обжалующего судебный акт. Данный вывод ВС РФ подкрепил ссылками на свои определения от 04.06.2018 № 305-ЭС18-413, от 07.06.2018 № 305-ЭС16-20992(3).

По мнению ВС РФ, нижестоящим судам следовало более внимательно подойти к анализу доводов апеллянта, указавшего на мнимость заключенных между сторонами договоров. Банк отмечал, что согласно имеющимся доказательствам в короткий срок был поставлен большой объем маслосемян подсолнечника, жмыха и масла, в то время как истец не занимался деятельностью по выращиванию и производству поставленной продукции. Согласно накладным поставка была осуществлена по адресу, где фактически находится бизнес-центр. Складские, производственные и иные промышленные помещения, позволяющие отгружать поставленную продукцию в заявленных объемах, отсутствуют. У истца отсутствовала экономическая возможность по покупке, размещению и дальнейшему распоряжению такой партией товара. Ответчик не отражал наличие соответствующей задолженности в своей финансовой отчетности. Несмотря на регистрацию перехода права собственности на участок, фактически пользоваться данным участком продолжал истец, и т.д.

Заявление подобных возражений обязывало суд апелляционной инстанции потребовать от истца дополнительных пояснений в опровержение позиции банка. Вместо этого суд апелляционной инстанции указал, что возражение о мнимости опровергается наличием частичной оплаты по договорам, товарными накладными и иными представленными истцом документами. Однако судом не было учтено, что характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. У них отсутствует цель в достижении заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей, сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. В связи с этим установление несовпадения воли с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такой сделкой гражданско-правовых последствий является достаточным для квалификации ее в качестве ничтожной.

В связи с этим наличие в материалах дела товарных накладных являлось, по мнению ВС РФ, недостаточным для опровержения аргумента банка о мнимости поставок. Равным образом сам по себе переход права собственности на недвижимое имущество также не является безусловным обстоятельством, исключающим фиктивность купли-продажи.

Суду апелляционной инстанции следовало по существу проверить возражения банка о фиктивности договоров, положенных в основание требования, в том числе при необходимости путем исследования всей производственной цепочки и закупочных взаимоотношений с третьими лицами, а также экономической целесообразности заключения этих сделок.

Более того, банк отмечал, что истец с ответчиком аффилированы между собой, так как входят в одну группу компаний «Агра-Кубань». Отклоняя названный довод, суд апелляционной инстанции указал, что у сторон спора отсутствуют связи, предусмотренные ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Вместе с тем судом не учтено, что согласно выработанной в судебной практике позиции аффилированность может носить фактический характер без наличия формально-юридических связей между лицами. Если стороны действительно являются аффилированными, к требованию истца должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой истец должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/376790/

Верховный суд рассказал, как признавать сделку мнимой

Совершена ли сделка только для вида или стороны действительно желают ее исполнения? Точного ответа на этот вопрос нет, в каждом случае суд исследует доказательства и исходя из них делает тот или иной вывод. При этом если юридически значимые обстоятельства не были установлены, а действиям сторон не дана оценка, дело подлежит пересмотру. Об этом и сообщил недавно Верховный суд.

Читайте так же:  Предварительное следствие и судебное заседание

Игорь Марченко* на «Тойоте» въехал в «ВАЗ» Ивана Комова*. У Марченко не было ОСАГО, а значит, ему придется возмещать Комову ущерб из собственных средств. Пока он этого не сделал, при этом продал свою «Тойоту» матери за 100 000 руб. Комов решил, что сделка купли-продажи является мнимой и совершена лишь чтобы избежать возможного взыскания на автомобиль. Он пришел к такому выводу, поскольку стороны являются близкими родственниками, а договор купли-продажи заключен через неделю после ДТП. Поэтому Комов обратился в суд с требованием признать указанный договор недействительным, применить последствия недействительности ничтожной сделки и взыскать судебные расходы.

В суде выяснилось, что деньги по сделке не передавались, у матери Марченко нет водительских прав, автомобиль все еще находится в распоряжении Марченко, который допущен к его управлению и продолжает им пользоваться. Тем не менее Грязинский городской суд Липецкой области, а вслед за ним и судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в удовлетворении иска отказали. Суды сочли, что истец не представил доказательств мнимости сделки. По их мнению, родственные отношения между продавцом и покупателем ничего не подтверждают. Также судами отмечено, что об исполнении договора свидетельствует факт перерегистрации машины в ГИБДД и покупка матерью ответчика ОСАГО.

Тогда Комов обратился с кассационной жалобой в ВС. Тот решил, что действия ответчиков по заключению договора купли-продажи не были исследованы с учетом всех обстоятельств. По мнению ВС, апелляция не определила цель, которую преследовали стороны. В апелляционном определении нет результатов оценки каждого из представленных доказательств в отдельности, а также их взаимосвязи. Поэтому ВС отменил это определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 77-КГ17-22).

ВИДЕОЛЕКЦИИ LF ACADEMY

«Это дело является типичным примером попытки защитить свое имущество от обращения на него взыскания. Поскольку суды не установили действительную правовую волю сторон, направленную на исполнение сделки, не дали полной оценки всем доказательствам и показаниям свидетелей, суд направил дело на новое рассмотрение», – отметила старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина. «Подход ВС призывает суды нижестоящих инстанций при рассмотрении дел, в которых поведение сторон в значительной мере обусловлено мотивационными факторами, отходить от формальной оценки доказательств и досконально исследовать все обстоятельства дела», – заявил партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group Андрей Бежан. При этом советник практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк считает, что вероятность сохранения апелляционным судом отказного решения в силе весьма реалистична.

Все юристы сошлись на то, что это дело крайне ценно для правоприменения. «Определение ВС имеет важное правовое значение. Оно не только защищает права конкретного истца, но и упорядочивает гражданские правоотношения. Это определение напомнит гражданам, решившим уйти от ответственности посредством недобросовестного поведения, о неотвратимости наказания», – уверен директор ООО «Центр правового обслуживания» Анна Коняева. «Чаще всего сделки по выводу активов должника вне дел о банкротстве оспариваются на основании ст. 10 и ст. 168 ГК как совершаемые исключительно во вред кредиторам. В этом же деле ВС указал на необходимость применения ст. 170 ГК, квалифицировав сделку в качестве мнимой. Такой подход можно поприветствовать», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин.

* имя и фамилия изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/story/view/145387/

Два важнейших разъяснения нового Пленума ВС РФ

Прочитал текст вновь принятого Пленума.

Безмерно рад п.86 и п.87, которые, на мой взгляд, являются самыми важными разъяснениями.

Во-первых, пункт 86 разъяснил, что стороны мнимой сделки могут осуществить для вида ее формальное исполнение, что однако, не должно влиять на квалификацию сделки как мнимой.

Возможно, указанное разъяснение поможет избавиться от порочной практики, о которой писал Александр Латыев.

Почему я вижу здесь важное изменение и вообще согласен с пунктом?

Если мы взглянем на текст п.1 ст.170 ГК РФ, то увидим, что для квалификации сделки как мнимой нужно установить только то, что сделка совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Исполнена или не исполнена сделка – не должно иметь значения для ее квалификации как мнимой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Это прямо следует из текста ГК РФ.

Однако, к сожалению, судебная практика высших судов подменила понятия и мнимой почему-то стали считать сделку, при которой стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

См., например, Определение Верховного Суда РФ от 16.07.2013 N 18-КГ13-55, Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 N 11746/11 по делу N А76-18682/2010-12-587, Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 N 16002/10 по делу N А73-15601/2009, Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2005 N 10505/04 по делу N А56-19090/03 и др.

Однако очевидно, что отсутствие намерение создать соответствующие сделке правовые последствия не идентично отсутствию намерения сделку исполнить.

Мнимая сделка может быть формально исполнена сторонами, только «для вида», но без намерения создать соответствующие ей последствия, что Пленум ВС РФ в п.86 и разъяснил.

Например, когда лицо сохраняет контроль над имуществом, используя контрагента по сделке в качестве прикрытия для участия в обороте.

И поэтому данное разъяснение тесно связано с п.87 (об этом далее).

Кроме того, очевидно, теперь стоит считать утратившим силу разъяснение Президиума ВАС РФ, что «к мнимой сделке применение реституции невозможно» (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 N 7204/12 по делу N А70-5326/2011).

Если мнимая сделка формально исполнена – реституция просто необходима.

Во-вторых, пункт 87 наконец-то признал, что притворной может быть сделка, которая прикрывает сделку с иным субъектным составом.

Свои предложения использовать механизм притворности при сокрытии участников сделки я высказывал здесь.

Ценность данного разъяснения сложно переоценить.

Я почти уверен, что, если мы получим полноценную судебную практику о «контролирующем собственнике», разрушении «корпоративной вуали» и рассмотрения предпринимательских групп в качестве единого экономического субъекта, то вся эта практика пойдет через п.2 ст.170 ГК РФ, когда суды будут «заменять» «подставные» и фактически не имеющие собственной воли компании на истинных, контролирующих участников сделки.

Читайте так же:  Моральный вред как доказать нравственные страдания

Можно отметить, что утратило силу разъяснение Президиума ВАС РФ о том, что «из содержания пункта 2 статьи 170 Кодекса следует, что притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и «прикрываемая» (Постановление Президиума ВАС РФ от 02.08.2005 N 2601/05 по делу N А01-1783-2004-11).

Это очевидно, так как сделка с иным субъектным составом явно не может быть совершена между теми же сторонами, что и притворная.

Хотя ограниченность выраженной в ППВАС 2601/05 позиции была очевидна и ранее, что подтверждено последующей практикой самих судов – об этом я писал здесь.

Тем не менее, разъяснение в ППВАС 2601/05 приводило на практике к грубейшим ошибкам суда, например, когда требовалось по надуманным основаниям «сломать» прецедентные решения «о притворном кредите» (см. Постановление АС ЗСО от 19.12.2014 по делу А27-18417/2013).

Когда-нибудь доберутся руки написать о «притворном кредите» поподробнее.

Источник: http://zakon.ru/Discussions/dva_vazhnejshih_razyasneniya_novogo_plenuma_vs_rf/18287

ВС: указал, на что надо обратить внимание при признании сделки притворной

В случае признания сделки недействительной в связи с притворностью суду необходимо установить действительную волю сторон, выяснить фактические отношения между сторонами, а также намерения каждой стороны. При этом следует учесть, что признание договора притворной сделкой не влечёт таких последствий как реституция, поскольку законом в отношении притворных сделок предусмотрены иные последствия — применение к сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемой сделке), относящихся к ней правил, с учётом существа и содержания такой прикрываемой сделки.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№32-КГ17-33

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 9 января 2018 г.

Источник: http://xn—-otbbxhhbg2c8c.xn--p1acf/informaciya/verhovnyy-sud/vs-ukazal-na-chto-nado-obratit-vnimanie-pri-priznanii-sdelki-pritvornoj

Мнимые и притворные сделки: их признаки, отличия, последствия совершения в гражданском праве

Здравствуйте, уважаемые читатели! Мы продолжаем разбирать тему недействительных сделок. В этот раз поговорим про мнимые и притворные сделки в гражданском праве, разберемся, чем они отличаются друг от друга, каковы последствия их совершения, проанализируем конкретные примеры.

Судебная практика по этим вопросам активно развивается. Ключевые разъяснения даны в п. 86-88 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Практика ВС РФ и нижестоящих судов достаточно обширна. И не стоит забывать про изменения ст. 170 ГК РФ.

Статья предполагает, что вы знакомы с общими правилами недействительности. Если это не так, то сперва прочитайте вот этот пост.

Не буду тянуть кота за хвост, начнем.

Понятие и сущность мнимых и притворных сделок

Было время, когда сделки, совершенные без намерения вызвать соответствующие юридические последствия, не делили на мнимые и притворные. Признавали только притворные или, по-другому, симулятивные сделки. Мнимые выделили позже.

Сущность их очень похожа, в этом основная причина. Обе недействительны из-за сознательного противоречия между волей и волеизъявлением сторон. Под волей здесь стоит понимать внутреннее намерение лица создать те или иные правовые последствия. Волеизъявлением является внешнее выражение этого намерения, например, договор.

В нормальной ситуации воля и волеизъявление совпадают: один человек хочет продать вещь, другой — купить её, и они заключают договор купли-продажи. Покупатель оплачивает покупную цену, продавец передает ему вещь в собственность, все довольны.

Но случается, что люди умышленно искажают свое волеизъявление таким образом, чтобы ввести окружающих в заблуждение. При таком расхождении приоритет всегда имеет воля, а не волеизъявление.

Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

В этом случае волеизъявление сделано, но в действительности стороны не хотят возникновения каких-либо правовых последствий.

Притворная сделка заключается с целью прикрыть другую, в том числе совершенную на иных условиях (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Волеизъявление тоже сделано, но в действительности стороны желают наступления юридических последствий, соответствующих другому виду сделок.

Иллюстрация: pixabay.com И мнимые, и притворные сделки ГК РФ признает ничтожными, т. е. недействительными с момента совершения независимо от признания их таковыми судом.

Теперь разберем каждую разновидность подробнее.

Особенности мнимых сделок

Существует мнимая сделка только на бумаге. Стороны придают внешнюю видимость её наличия, но на самом деле не желают наступления каких-либо гражданско-правовых последствий. Делать это они могут по разным причинам. Чаще всего это цель ввести в заблуждение третьих лиц или государственные органы (контрагентов, кредиторов, налоговых органов, судов, судебных приставов-исполнителей и т. д.)

По внешнему выражению сделки обычно нельзя понять, что она мнимая. На её восприятие, как нормальной, и рассчитывают стороны. Поэтому мнимость можно установить лишь при исследовании и оценке фактических обстоятельств, связанных с заключением и исполнением сделки.

Сделать это не всегда просто. При наличии лишь косвенных доказательств важно определить, есть ли третье лицо, чьи интересы нарушает спорная сделка. Если есть, то это может стать веским поводом для суда квалифицировать её как недействительную по п. 1 ст. 170 ГК РФ.

Одно из обязательных условий для признания сделки мнимой — наличие умысла у всех сторон. Если хоть одна рассчитывает на наступление юридических последствий, то это основание недействительности неприменимо.

Для пущей убедительности стороны могут даже формально исполнить свои обязательства, на что обращает внимание абз. 2 п. 86 Постановления Пленума ВС РФ № 25. Например, может быть оформлен фиктивный акт приема-передачи имущества по договору купли-продажи, но фактически контроль над вещью сохраняется у продавца.

Иногда переход права собственности на имущество могут зарегистрировать в правоустанавливающих реестрах (ЕГРН, ЕГРЮЛ, реестре акционеров и т. д.) Но это не препятствует признанию сделки недействительной, на что прямо указано в абз. 3 п. 86 Постановления Пленума ВС РФ № 25.

Не путайте мнимость с неисполнением сделки. В первом случае участники сознательно не желают наступления правовых последствий. Во втором они просто ведут себя недобросовестно и нарушают взятые на себя обязательства.

Каких-то заранее установленных критериев для разграничения между ними нет. В каждом конкретном случае нужно отдельно разбираться в причинах пассивного поведения. Но неисполнение договора всеми сторонами в течение длительного времени должно насторожить, поскольку является одним из признаков мнимости.

Доказательством «нормальности» сделки может быть совершение юридических действий, направленных на достижение конкретного результата:

  • направление контрагенту претензии с требованием погасить долг или предъявление иска в суд;
  • совершение действий, направленных на исполнение обязательств: оформление актов приема-передачи, счетов, актов сверки, платежных поручений и т. д.;
  • хотя бы частичная оплата по договору;
  • государственная регистрация перехода прав на имущество.
Читайте так же:  Защита прав несовершеннолетних органами системы профилактики

Но стоит помнить, что исполнение тоже может быть формальным. Как отметил ВС РФ:

«Обе стороны мнимой сделки стремятся к сокрытию ее действительного смысла. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Расхождение волеизъявления с волей устанавли­вает суд путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Для этого суду необходимо оценить совокупность согласующихся между собой доказательств, которые представляют лица, участвующие в деле. Суд не вправе уклониться от оценки таких доказательств» ( Определение ВС РФ от 25.07.2016 по делу № 305-ЭС16-2411 ).

Главное в таких делах — установить наличие или отсутствие фактического намерения сторон на исполнение своих обязательств по договору и создание соответствующих правовых последствий.

Примеры мнимых сделок

Очень часто с целью избежать обращения взыскания на имущество должник заключает мнимую сделку по его купле-продаже или дарению с другим лицом. В действительности покупатель ничего не платит, имущество ему (или одаряемому) не передается.

Для придания убедительности стороны могут формально исполнить свои обязательства. Или даже реально. Продавец (даритель) может действительно передать имущество во владение покупателю (одаряемому) и при необходимости зарегистрировать переход права собственности в реестре.

Вот только приобретателем оказывается, как правило, родственник, другой близкий человек или аффилированная компания. С таким сокрытием имущества суды активно борются. Даже если не получается доказать отсутствие воли на исполнение сделки, но установлена цель вывести имущество из-под взыскания, суд все-равно признает её ничтожной по ст. 10 и ст. 168 ГК РФ.

Другим распространенным примером является заключение мнимой сделки для создания искусственной задолженности. Контрагентом по ней оказывается дружественный кредитор, который стремится получить контроль над процедурой банкротства должника.

Иллюстрация: pixabay.com Вот ещё примеры:

  • в компании создается формальный документооборот, но реальных хозяйственных операций не осуществляется;
  • подписание соглашения о зачете встречных требований, которых в действительности не существует;
  • договор дарения доли в ООО, когда даритель фактически остается участником, а одаряемый не обращается в суд за защитой своих прав.

Одним из ключевых обстоятельств для признания сделки ничтожной по п. 1 ст. 170 ГК РФ является отсутствие её фактического исполнения. Его наличие препятствует признанию сделки недействительной по этому основанию.

Особенности и примеры притворных сделок

При совершении притворной сделки стороны намеренно искажают свое волеизъявление так, чтобы сделка, которую они желали заключить на самом деле, выглядела внешне, как другая.

Здесь стороны уже рассчитывают на наступление правовых последствий, но не тех, которые влечет внешнее волеизъявление. Они, опять же, хотят ввести в заблуждение третьих лиц.

Притворная сделка должна прикрывать истинную волю всех участников. Намерения только одного из них недостаточно (абз. 1 п. 87 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

Например, на практике распространена ситуация, когда договор дарения прикрывают договором купли-продажи по символической цене. В этом случае суд признает куплю-продажу ничтожной и переквалифицирует её на дарение.

Может быть и обратная ситуация, когда дарение прикрывает собой куплю-продажу. Целью может быть, в частности, обход правил о преимущественном праве покупки. Стороны оформляют дарение, но фактически осуществляется оплата.

Для прикрытия участники могут совершить не одну, а несколько притворных сделок. Дела это не меняет — ничтожными признаются все прикрывающие сделки.

В Постановлении Пленума ВС РФ № 25 в качестве примера приводится заключение участником ООО договора дарения части доли в уставном капитале с целью продажи оставшейся части доли в обход правил о преимущественном праве других участников на покупку доли. В этой ситуации суд может признать все сделки как единый договор купли-продажи, совершенный с нарушением преимущественного права.

Вот еще несколько примеров притворности:

  • отчуждение имущества по цене значительно ниже рыночной: договор купли-продажи по одной цене прикрывает куплю-продажу по другой — гораздо большей — цене;
  • прикрытие сделки, заведомо противоречащей основам правопорядка и нравственности, иной сделкой;
  • договор займа, обеспеченный залогом недвижимости, прикрывающий договор купли-продажи квартиры;
  • подписание соглашения об отступном в день заключения кредитного договора, прикрывающего договор купли-продажи имущества.

Притворной является не только сделка, прикрывающая другую, но и прикрывающая такую же, но на иных условиях. Первый пример из списка про заключение договора купли-продажи по заниженной цене как раз об этом. Официально уплачивается символическая цена, всё остальное — в конверте наличными.

Суд в этой ситуации признает совершенной куплю-продажу по реальной цене.

Переквалификация притворной сделки

Последствием совершения притворной сделки является её ничтожность и переквалификация. Суд не уничтожает сделку полностью, а признает совершенной ту, которую стороны имели в виду в действительности — прикрываемую. И далее оценивает её по установленным для неё правилам.

Такое последствие отличает притворность от всех других оснований недействительности. Это, пожалуй, единственный случай, когда недействительность не влечет за собой реституцию. При заключении мнимой сделки она еще может быть, например, если была передача имущества. А тут такого нет.

Прикрываемая сделка тоже проверяется, но уже на соответствие правилам, установленным для неё. Если будут выявлены пороки, то она тоже может быть признана недействительной, но уже по самостоятельному основанию.

Например, стороны вместо договора дарения заключили договор купли-продажи по символической цене. Суд это устанавливает, уничтожает прикрывающую сделку, а прикрываемую квалифицирует как договор дарения. Но если сторонами являются коммерческие организации, то дарение суд тоже может признать ничтожным, если это нарушает законодательный запрет, установленный пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

В заключение предлагаю посмотреть небольшой ролик по рассматриваемым вопросам от А. В. Егорова (к. ю. н., председатель Попечительского совета Ассоциации выпускников РШЧП, член Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства).

На этом тему мнимых и притворных сделок можно закончить, надеюсь она стала для вас понятнее и поможет в будущем. Подписывайтесь на e-mail-рассылку и мою страничку «ВКонтакте» , чтобы не пропустить выход новых материалов. До встречи в новых статьях.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/mnimye-i-pritvornye-sdelki-v-grazhdanskom-prave.html

Верховный суд мнимая сделка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here