Возмещение морального вреда юридическим лицом

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Возмещение морального вреда юридическим лицом" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Свежий подход ВС: Моральный вред в пользу юрлица взыскать нельзя

Три инстанции взыскали с ФССП в пользу компании компенсацию морального вреда за долгое ожидание информации об исполнительном производстве. Руководствовались они при этом практикой ЕСПЧ и исходили из факта «длительной неопределенности», а не из критерия физических и нравственных страданий. Однако экономколлегия Верховного суда такой подход окончательно отвергла, посчитав, что моральный вред и юрлицо – вещи несовместимые. Формально юристы ВС поддерживают, но опасаются за безнаказанность госорганов и их «системную волокиту».

Коллегия Верховного суда по экономическим спорам поддержала превалирующий в судах подход о том, что юрлицо не вправе претендовать на компенсацию морального вреда. К такому выводу она пришла, рассмотрев спор ООО «МХС групп» с Федеральной службой судебных приставов (№ А50-21226/2014). В рамках этого дела «МХС групп» как компания-взыскатель добилась в трех первых инстанциях 49 666 руб. компенсации с ФССП за то, что в течение почти полугода не могла ничего узнать о ходе исполнительного производства. «Верховный суд, по сути, буквально истолковав нормы ГК РФ, запретил любую возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, – комментирует старший юрист «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Денис Голубев.

«Традиционно суды отказывают юридическим лицам в компенсации морального вреда, – рассказывает партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин. – Формальная причина в том, что в ст. 151 ГК РФ речь идет только о причинении морального вреда «гражданину» и исключений из этого правила законом не установлено». По существу же причина отказов кроется в самом определении морального вреда как «физических и нравственных страданий», считает Покрышкин. «Они едва ли свойственны юридическому лицу, «личность» которого является юридической фикцией, не обладающей ни телом, способным претерпевать физические страдания, ни психикой, способной испытывать страдания нравственные», – поясняет он.

«Неопределенность» как альтернатива страданиям

Впрочем, исключения в судебной практике бывают. Так, судья Арбитражного суда Пермского края Марина Катаева, рассмотрев тяжбу «МХС групп» с ФССП в порядке упрощенного производства, пришла к выводу, что компания-взыскатель в течение длительного времени находилась в состоянии неопределенности относительно исполнения судебного акта, а значит, и заслуживает компенсации морального вреда. При этом, принимая решение, судья руководствовалась Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и решением ЕСПЧ от 6 апреля 2000 года по делу «Компания «Комингерсол С.А.» против Португалии». «Практика Европейского суда по правам человека при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности», – рассудила Катаева. Ее решение оставили в силе и судья 17-го ААС Наталия Савельева, и кассационная коллегия АС Уральского округа (Светлана Рябова, Елена Платонова и Зоя Семенова).

Такая позиция судов кажется адвокату Алексею Михальчику крайне интересной и смелой: «Они, по сути, использовали редко применяемый, но от того не менее легитимный механизм прямого использования норм международного права при рассмотрении дела». По мнению Михальчика, такой подход представляет собой большой общественный интерес и именно в этом направлении надо идти законодателю в целях «нормального функционирования государственных органов». «Как показывает практика, именно материальный стимул зачастую становится определяющим в работе госорганов», – добавляет он.

Вред от «публичной власти»

Однако экономколлегия ВС такую позицию в деле «МХС групп» против ФССП признала «ошибочной». 10 августа в ВС состоялось заседание, на котором представители службы доказывали, что оснований для удовлетворения требований компании-взыскателя нет: во-первых, потому что вся информация о возбуждении исполнительного производства была размещена на сайте ФССП, а во-вторых, потому что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юрлицам. И в итоге экономколлегия в составе Натальи Чучуновой, Елены Золотова и Алексея Маненкова жалобу ФССП полностью удовлетворила: все акты нижестоящих инстанций судьи отменили и в иске «МХС групп» отказали (подробнее>>). Свои мотивы «тройка» пояснила в опубликованном накануне определении.

Судьи ВС сослались на статьи 151 и 1099 ГК, а также на постановление Пленума Верховного суда от 20 декабря 1994 года № 10. «Из буквального содержания вышеприведенных положений закона и разъяснений Пленума следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, – рассуждала экономколлегия. – В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе». Однако в действующем законодательстве прямое указание на возможность взыскать компенсацию в пользу юрлица отсутствует, указывала «тройка»: статья 1069 ГК, регулирующая гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный публичной властью, прямо это не предусматривает.

«Активизм» vs «формализм»

«Следуя за практикой ЕСПЧ…»

Решить проблему можно было бы, например, в случае изменения положений ст. 151 ГК РФ в пользу расширительного толкования как характера морального вреда, так и перечня лиц, способных его получить, считает Покрышкин. «Например, следуя за практикой ЕСПЧ, в качестве достаточного условия для взыскания морального вреда с государственных органов можно было бы установить наличие факта длительной правовой неопределенности вследствие действий/бездействия таких органов вне зависимости от наличия нравственных или физических страданий», – поясняет он. Такой «либеральный» подход и ранее применялся российскими судами, замечает также Голубев: например, в деле № А40-131505/2012 по иску ООО «Роквул-Север» к ФССП, в рамках которого в 2014 году в аналогичной с «МХС групп» ситуации суды взыскали с казны РФ 70 000 рублей за бездействие приставов.»Однако с учетом свежей позиции ВС суды более не смогут следовать указанной позиции ЕСПЧ без соответствующего изменения российского законодательства», –делает вывод Покрышкин.

А партнер «Инфралекс» Артем Кукин видит сходство компенсации нематериального вреда с компенсацией за волокиту, которая стала возможной после принятий под влиянием ЕСПЧ специального закона № 68 «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». «Поскольку сумма компенсации не имеет прямой связи с размером основного требования, с которым связана волокита, и присуждаются как физическим, так и юридическим лицам, – поясняет он и добавляет: – Помимо взыскания компенсаций за волокиту, в ВАС еще в 2009 году стала формироваться практика взыскания с казны ущерба, причиненного госорганами коммерческим организациям».

Источник: http://pravo.ru/review/view/121241/

Присуждение юридическому лицу компенсации за моральный вред: теория и практика

Всем известно, что одним из способов защиты нарушенных прав и интересов является компенсация морального вреда. Под моральным вредом, согласно Гражданскому кодексу РФ, понимается причинение физических или нравственных страданий гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также иные случаи, предусмотренные такими законами РФ, как Закон «О защите прав потребителей», ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», ФЗ «О средствах массовой информации» и иными. В случае причинения морального вреда человеку суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Может ли компенсация за моральный вред присуждена юридическому лицу – об этом поговорим в нашей статье.

Читайте так же:  Обжалование кассационного постановления по уголовному делу

Кассационная инстанция постановила взыскать с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов РФ за счет казны Российской Федерации 70 000,00 рублей в возмещение морального вреда.

Источник: http://gazeta-status.ru/article.php?id=244

Вправе ли юридическое лицо требовать компенсации морального (репутационного) вреда?

Партнер коллегии адвокатов «Барщевский и Партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

Вопрос о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу является одним из вечных вопросов современной юриспруденции. Какой бы выбор не сделал законодатель, юридическое сообщество неизменно распадется на два лагеря – тех, кто «за», и тех, кто «против». Попробую разобраться, вправе ли,с точки зрения действующего законодательства, юридическое лицо требовать денежную компенсацию за нарушение своих неимущественных прав.

Краткий экскурс в историю российского законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда юридическому лицу

Ни законодательство Российской Империи, ни тем более классическое советское законодательство не предусматривало нормы, предоставляющей юридическому лицу право на компенсацию морального вреда. Все изменилось с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик в 1991 году (далее – Основы) и ГК РФ. Положения п. 6 ст. 7 Основ и п. 7 ст. 152 ГК РФ установили, что правила этих статей о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Буквальное толкование указанных норм означало, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Положения этих норм были настолько удивительны для того времени, что многие юристы придерживались мнения, что в действительности законодатель не наделял юридических лиц правом на компенсацию морального вреда, а подобный вывод стал возможен лишь благодаря слабой юридической техники этих законодательных актов. В качестве правильного толкования норм предлагали, в частности, следующий вариант: требовать компенсации морального вреда вправе только граждане – юридическое лицо вправе требовать только возмещение убытков.

Однако сомнения относительно толкования спорных норм развеялись, после того как слово взял ВС РФ. В Постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» Верховный Суд разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации. При этом Пленум ВС РФ не стал затрагивать правовую природу морального вреда юридического лица, ограничившись только ссылкой на положения п. 7 ст. 152 ГК РФ. В дальнейшем Пленум ВС РФ подтвердил ранее высказанную правовую позицию в п. 15 Постановления от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Таким образом, более 20 лет российское законодательство предоставляло возможность взыскивать моральный вред в пользу юридического лица. Однако в 2013 году подход законодателя изменился. С 1 октября 2013 года в положения ст. 152 ГК РФ были внесены изменения, исключившие возможность взыскивать моральный вред за нарушение репутации юридического лица. Тем самым законодатель встал на сторону противников морального вреда для юридического лица, видимо посчитав, что моральный вред несовместим с природой юридического лица.


Подход ВС РФ к толкованию новелл ст. 152 ГК РФ, не предусматривающей компенсацию морального вреда юридическому лицу

Казалось, что исключение из ст. 152 ГК РФ нормы о возможности взыскания морального вреда в пользу юридических лиц должно было поставить жирный крест на исках, содержащих такие требования. Однако, приведенная выше правовая позиция КС РФ, согласно которой отсутствие в законодательстве прямого способа защиты нематериальных благ юридического лица, не лишает указанных субъектов права на предъявление требований о возмещении нематериального вреда (нематериальных убытков), порождает определенные сомнения в безнадежности таких исковых требований. Если признать верным тезис КС РФ о том, что юридические лица вправе требовать возмещение нематериальных убытков и при отсутствии такого способа защиты в законодательстве, то следует признать, суд вправе удовлетворить иск, содержащий требование о компенсации морального вреда юридическому лицу.

Таким образом, следует признать, что в настоящее время в законодательстве и правоприменительной практике существуют противоречия, не позволяющие однозначно разрешить спор о возможности или, наоборот, невозможности взыскания морального вреда в пользу юридического лица.

В связи с этим особый интерес представляет дело № А50-21226/2014, которое недавно было рассмотрено Экономической коллегией Верховного Суда РФ (Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15-8331). [В указанном деле ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов (Решение Арбитражного суда Пермского края от 17 декабря 2014 г., Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2015 г. № 17АП-18311/2014-АК, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 мая 2015 г. № Ф09-1824/15), посчитавших возможным удовлетворить требования юридического лица о компенсации морального вреда. – Ред.]. Интерес к этому делу обусловлен тем, что оно было рассмотрено арбитражными судами и ВС РФ уже после внесения изменений в ст. 152 ГК РФ, исключающих возможность компенсации морального вреда юридическому лицу.

В указанном деле арбитражные суды удовлетворили исковые требования истца о возмещении морального вреда. Тем самым, суды проигнорировали изменения, внесенные в ст. 152 ГК РФ, и, поддержав приведенную выше позицию КС РФ. Однако Экономическая коллегия ВС РФ признала указанные выводы ошибочными, отменила принятые судебные акты и отказала в удовлетворении иска. Правовая позиция Экономической коллегии свелась к тому, что из буквального содержания ст. 152 ГК РФ следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе. Поскольку в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось.

Личная точка зрения

На мой взгляд, любые утверждения о том, что по своей правовой природе компенсация морального вреда является «нематериальными убытками» и самостоятельным способом защиты, не может являться оправданием для удовлетворения таких требований при отсутствии соответствующей позитивной нормы в действующем законодательстве. Если мы обратимся к содержанию ст. 12 ГК РФ, то увидим, что гражданские права защищаются лишь теми способами, которые указаны в законе. Иными словами, субъекты гражданского права не вправе изобретать новые способы гражданских прав, а суды не вправе удовлетворять исковые требования, основанные на таких непоименованных способах защиты. Поскольку законодатель исключил возможность юридического лица воспользоваться таким способом защиты как компенсация морального вреда, юридические лица не вправе предъявлять такие исковые требования.

Читайте так же:  Права полиции дпс

Кроме того, не следует забывать, что взыскание морального вреда по своей правовой природе является мерой юридической ответственности. В связи с этим, к требованию о компенсации морального вреда в полной мере подлежат применению положения ст. 54 Конституции РФ, устанавливающие, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Иной подход означал бы нарушение принципа законности и принципа правовой определенности, поскольку осуществляя ту или иную деятельность, любой субъект имеет право заранее знать, соответствует ли она закону (носит ли она противоправный характер), а также какие конкретно неблагоприятные последствия может повлечь такая деятельность. С этой точки зрения, несмотря на слабую юридическую мотивировку, решение Экономической коллегии ВС РФ по приведенному выше делу следует признать правильным.

Завершая тему, хочу остановиться еще на одной не маловажной детали. Можно ли утверждать, что невозможность взыскания морального вреда в пользу юридических лиц, лишила их возможности защитить свои права и законные интересы, которые были нарушены в результате нанесения вреда их деловой репутации? По моему мнению, в действующем российском законодательстве все же существует механизм, позволяющий юридическому лицу получить денежное возмещение за причинение вреда деловой репутации.

Дело в том, что долгое время одним из ключевых преимуществ, которые таила в себе правая позиция о возможности компенсации морального (репутационного) вреда юридическому лицу заключалось в том, что, руководствуясь положениями параграфом 4 главы 59 ГК РФ («Компенсация морального вреда»), пострадавшее юридическое лицо не было обязано доказывать точный размер вреда. В этом и заключалось фундаментальное практическое отличие иска о компенсации морального (репутационного) вреда от иска о взыскании убытков. Другими словами, суд, с учетом обстоятельств дела, мог «на глаз» определить разумный размер морального (репутационного) вреда, что нельзя было сделать применительно к убыткам. Возможно, еще 20 лет назад законодатель осознавал материальный (убыточный) характер требования о компенсации репутационного вреда юридическому лицу, но предоставил возможность в упрощенном порядке защитить деловую репутацию, понимая, что выиграть иск о взыскании убытков в то время будет практически невозможно.

К счастью, времена меняются и российская юриспруденция развивается. ГК РФ вслед за практикой ВАС РФ закрепил норму, запрещающую суду отказывать во взыскании убытков лишь на том основании, что невозможно точно установить размер причиненного вреда (п. 2 ст. 307.1, п. 5 ст. 393 ГК РФ). Тем самым, и сегодня юридическое лицо не лишено возможности требовать взыскания репутационного вреда, опираясь уже не на нормы, регулирующие компенсацию морального вреда, а на нормы о причинении убытков. Ведь каждому здравомыслящему юристу понятно, что причинение вреда деловой репутации, неизбежно влечет негативные имущественные последствия (убытки), которые должны быть возмещены их виновником. Скорее всего, по этому пути и должна пойти правоприменительная практика.

Таким образом, с точки зрения функционального подхода, положения п. 2 ст. 307.1, п. 5 ст. 393 ГК РФ во многом нивелировали практические неудобства, доставленные внесением изменений в ст. 152 ГК РФ.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/hlyustov/702882/

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Компенсация за вред репутации: ВС указал, когда ее можно взыскать юрлицу

С 1 октября 2013 года вступили в силу изменения ГК, которые запретили юридическим лицам взыскивать компенсацию морального вреда. В марте уже этого года Президиум ВС разъяснил, что юридические лица могут защищать свою репутацию путем опровержения опубликованных сведений и взыскания убытков. Но петербургский университет решил, что все равно имеет право на миллионную компенсацию вреда, причиненного деловой репутации вуза от обличающей статьи в онлайн-издании. Дело дошло до ВС, который разъяснил, почему запрет юрлицам взыскивать компенсацию морального вреда не мешает им требовать возмещения вреда, который причинен репутации компании.

Читайте так же:  Административный регламент оформления загранпаспорта

Опровержения мало для восстановления справедливости

Администрацию Санкт-Петербургского государственного университета профсоюзов возмутила публикация местного СМИ – Закс.ру. В заметке приводилась позиция молодежной общественной организации «Весна», которая обвиняла ректора вуза Александра Запесоцкого в нарушении конституционного права студентов на свободу слова.

Спустя полтора года после публикации Университет обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о защите деловой репутации к редакции сайта и его учредителю (дело № А56-58502/2015). Заявитель потребовал признать не соответствующей действительности и порочащей деловую репутацию вуза следующую информацию: «Администрация Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (СПбГУП) и ректор Александр Запесоцкий нарушают 29-ю статью Конституции, гарантирующую гражданам свободу слова». Именно эти слова представителей движения «Весна» процитировало издание.

Кроме того, истец попросил обязать ответчика удалить статью с сайта издания, разместить опровержение и взыскать со СМИ 1 млн руб. в качестве компенсации вреда, причиненного деловой репутации вуза.

Первая инстанция признала, что материал порочит деловую репутацию вуза, но отказала во взыскании миллионной компенсации. По мнению суда, истец не представил доказательств, которые подтверждают реальные негативные последствия от выпущенной статьи для репутации университета. Судья Светлана Астрицкая постановила лишь удалить спорный материал с сайта издания, опубликовать опровержение и взыскать в пользу университета 6000 руб. за госпошлину.

Видео (кликните для воспроизведения).

Апелляция пришла к иному выводу и удовлетворила требования истца полностью. В своем решении апелляционная инстанция сослалась на то, что ответчиками по подобным спорам могут выступать не только авторы высказываний, но и те, кто эти сведения распространил (п. 5 Постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Арбитражный суд Северо-Западного округа отменил решение апелляции и оставил в силе акт первой инстанции.

ВС: «Юрлица могут возместить репутационный вред»

Университет не согласился с решением окружного суда и обжаловал его в Верховный суд, чтобы добиться оставления в силе акта апелляции. Адвокат Александр Макаров из АБ «Резник, Гагарин и партнёры», представляющий интересы истца, на судебном заседании уверял, что в процессе произошла подмена понятий: «Суды указали на то, что у истца нет права на компенсацию морального вреда, но заявитель просил о другом – возместить нанесенный репутационный вред, содержание которого отличается от первого».

Юрист подчеркивал, что ст. 152 ГК («Защита чести, достоинства и деловой репутации») в действующей редакции не исключает взыскания в пользу юридического лица репутационного нематериального вреда. ВС тогда отказал заявителю, оставив в силе акты первой инстанции и окружного суда. Таким образом, СМИ не придется выплачивать миллионную компенсацию (см. «ВС отказался взыскать миллионную компенсацию со СМИ»).

В своем акте ВС указывает на то, что запрет юрлицам взыскивать компенсацию морального вреда не мешает им требовать возмещения вреда, который причинен репутации компании. В подтверждение своей позиции судьи ВС ссылаются на Определение Конституционного Суда от 4 декабря 2003 года № 508-О: «Отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание».

Судебная коллегия по экономспорам ВС поясняет, почему она отказалась удовлетворять требования университета: истец не доказал определенного уровня своей деловой репутации и ее умаления.

Эксперты Право.ru: «По существу спор решен правильно»

Дмитрий Серегин, советник юридической фирмы «ЮСТ», объясняет, что в ГК под моральным вредом подразумеваются главным образом физические и нравственные страдания: «В этом смысле юридическому лицу моральный вред действительно не может быть причинен». Однако от морального вреда следует отличать вред деловой репутации, например, снижение доверия к юридическому лицу из-за распространения порочащих сведений, подчеркивает Серегин: «В таком случае пострадавшее юрлицо может потребовать возмещения убытков, но для этого оно должно доказать факт их наступления, связь с подрывом своей репутации и обосновать размер».

Анатолий Семенов, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности, считает спорной ссылку ВС на решение Конституционного суда. По его мнению, КС в своем Определении указывал не на допустимость применить «компенсацию морального вреда» по аналогии, а на возможность потребовать «компенсации убытков». Слово «компенсация» в таком контексте не обозначает специальную санкцию, а является синонимом «возмещения» или «взыскания», полагает юрист. Семенов сомневается, что позиция КС в таком случае может преодолеть прямое указание закона и создать новую категорию «нематериальных убытков».

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры», уверен, что по существу спор разрешен правильно, но правовое обоснование заявленного требования как нематериальных убытков является неверным. Любые утверждения о том, что по своей правовой природе компенсация морального вреда юридическому лицу относится к неким «нематериальным убыткам», эксперт считает сомнительными, учитывая отсутствие соответствующей нормы в действующем законодательстве. Кроме того, не следует забывать, что взыскание морального вреда или нематериальных убытков по своей правовой природе является мерой юридической ответственности, поясняет Хлюстов: «Последняя может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями (ст. 54 Конституции)». Спикер напоминает, что юрлицо может требовать взыскания вреда, который причинен его деловой репутации, используя нормы о взыскании убытков: «А не положения, которые регулируют компенсацию морального вреда, или режущие слух каждого юриста «нематериальные убытки».

Источник: http://pravo.ru/review/view/135923/

Имеет ли право юридическое лицо на компенсацию морального вреда?

Здравствуйте, по существу заданного вопроса можем сообщить следующее.

Согласно ч. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

В силу ч. 9 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

До 2013 года существовала устойчивая судебная практика, позволяющая юридическим лицам требовать возмещения убытков, причиненных распространением сведений порочащих деловую репутацию, включая требования о компенсации морального вреда.

Однако Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ в статью 152 ГК РФ были внесены изменения.

В настоящее время в силу ч. 11 ст. 152 ГК РФ правила данной статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Читайте так же:  Восстановление пропущенных сроков возможно

Таким образом, законодатель указал, что юридическое лицо вправе требовать от лица, распространяющего сведения порочащие деловую репутацию, опровержения этих сведений и взыскания убытков, причиненных таким распространением. Однако юридическое лицо не может требовать компенсации морального вреда.

Согласно Обзору практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденному Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. по делам, рассмотренным до 1 октября 2013 г. (даты вступления в силу Федерального закона от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании пункта 7 статьи 152 ГК РФ (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию. Ныне действующая статья 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11).

С учетом этого юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

Надлежащими ответчиками по делам анализируемой категории являются авторы не соответствующих действительности сведений, а также лица, распространившие эти сведения, например, средства массовой информации, которые, как показывает обзор судебной практики, привлекаются в качестве ответчиков по делам указанной категории в четыре раза реже, чем граждане или юридические лица.

Решение об удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации выносится судом в случае установления совокупности трех условий:

— сведения должны носить порочащий характер;

— сведения должны быть распространены;

— сведения не должны соответствовать действительности.

При этом заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. На ответчика же возложена обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

По данному вопросу существует и непосредственная судебная практика в виде Определения Верховного Суда РФ от 17.08.2015 года по делу № 309-ЭС15-8331, А50-21226/2014 из которого следует, что из буквального содержания положений закона следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе.

Поскольку в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось.

Исходя из всего вышеперечисленного, можно сделать однозначный вывод о том, что юридическое лицо не может требовать компенсации морального вреда, но не лишено права требовать возмещения убытков, причиненных распространением сведений порочащих деловую репутацию юридического лица.

Источник: http://advokativlev.ru/vopros-otvet/yuridicheskoe-litso-kompensatsiya-moralnogo-vreda/

Проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу

Согласно буквальному толкованию содержания статьи 151 ГК РФ компенсация морального вреда возможна только в отношении граждан. Вопрос о компенсации морального вреда юридическим лицам вызывает много споров среди цивилистов. Основу сомнений составляет мнение, что юридическое лицо не может претерпевать физических и нравственных страданий.

В данном случае речь идет о неимущественных благах, связанных с имущественными. Так как при нанесении вреда деловой репутации юридического лица, кроме нарушения его нематериального блага, как правило, наносится урон и его имущественным благам. Это связано с тем, что нанесение вреда деловой репутации организации нередко приводит к потере клиентов, партнеров, и, как следствие, убыткам и упущенной выгоде. Вопрос возмещения имущественного вреда не вызывает сомнений, а вот вопрос компенсации морального вреда юридическому лицу вызывает противоречивые суждения.

В пункте 7 статьи 152 ГК РФ сказано, что правила установленные данной статьей для защиты деловой репутации граждан, распространяются на юридических лиц. А в пункте 5 статьи 152 ГК РФ сказано, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие деловую репутацию, вправе вместе с требованием об опровержении таких сведений требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда. Следовательно, такие же права есть и у юридических лиц.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации придерживается мнения, что нельзя применять к юридическим лицам даже понятие морального вреда, соответственно невозможно удовлетворять требования о его компенсации. Эта позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нашла отражение в судебной практике:

«В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред.

Поэтому исходя из смысла статей 151 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу» (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1998 года №813/98).

«Судом первой инстанции при рассмотрении вопроса о возмещении истцу морального вреда не учтены требования статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым компенсация морального вреда (физических или нравственных страданий) осуществляется в отношении гражданина, а не юридического лица» (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года №1785/95).

«Исходя из смысла статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации моральный вред (физические и нравственные страдания) может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу. Поэтому иск в части требования о взыскании компенсации за моральный вред не подлежит рассмотрению в арбитражном суде ввиду не подведомственности и производство в этой части подлежит прекращению» (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 августа 1997 года №1509/97).

Однако этот вопрос по иному был решен судебной практикой Верховного Суда, согласно пункту 5 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации №10 правила, регулирующие компенсацию морального вреда, в связи с распространением сведений порочащих деловую репутацию гражданина, применяются в случаях распространения таких сведений о юридическом лице.

Подобное же разъяснение можно увидеть в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в части, касающейся деловой репутации юридических лиц.

Относительно этого вопроса можно рассмотреть также Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года №508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации». Трактуя нормы права, Конституционный Суд говорит следующее:

«Статья 152 ГК Российской Федерации предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением (пункт 5). Данное правило в части, касающейся защиты деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 7 статьи 152 ГК Российской Федерации).

Читайте так же:  Кому оператор вправе поручить обработку персональных данных

Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

Как следует из определения, Конституционный Суд Российской Федерации также считает неприменимым понятие моральный вред к юридическому лицу. Соответственно, ошибочно толкование Верховного Суда Российской Федерации. Это особенно важно, так как суждения Конституционного Суда Российской Федерации, как правило, в большинстве случаев принимаются всеми судами. Хотя это определение не несет правовых последствий, кроме невозможности рассмотрения жалобы по существу, но в нем выражена позиция суда, авторитет которого неоспорим.

Хотелось бы обратить внимание на еще одно суждение, высказанное в данном определении. В нем приведено понятие «нематериальные убытки», которого не существует в ГК РФ. Анализируя обоснования, приведенные в определении, можно сказать о некоем соединении понятий возмещения убытков и компенсации морального вреда. Оба эти понятия выступают как средство или способ защиты нарушенных прав, а для приведенного в определении Конституционного Суда Российской Федерации понятия не остается назначения.

Основываясь на вышеизложенных доводах, можно резюмировать, что институт компенсации морального вреда не применяется к юридическим лицам, это подтверждается судебной практикой, при анализе которой автором книги не было найдено ни одного примера удовлетворения требований юридического лица о компенсации морального вреда.

Можно проиллюстрировать выводы примерами судебной практики по данному вопросу.

Во взыскании морального вреда отказано по мотиву того, что крестьянское (фермерское) хозяйство является юридическим лицом (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 мая 2006 года №16140/05 по делу №5-70/04).

Арбитражным судом первой инстанции отказано во взыскании компенсации морального вреда в сумме 500000000 рублей в связи с тем, что истец как юридическое лицо, не подпадает под действие пунктов 5, 7 статьи 152 ГК РФ, закрепляющих право граждан на возмещение убытков и морального вреда, причиненных распространением сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 1 ноября 1996 года по делу №4/41).

В удовлетворении заявленного требования об определении суммы компенсации морального вреда отказано в связи с тем, что юридическое лицо не может испытывать физические и нравственные страдания (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 апреля 2000 года по делу №Ф04/842-140/А70-2000).

В удовлетворении возмещения морального вреда отказано ввиду того, что истцом является юридическое лицо, которое не может испытывать физических или нравственных страданий, которые подлежат компенсации в случае причинения морального вреда (Постановление ФАС Московского округа от 16 декабря 2003 года по делу №КГ-А40/10072-03).

Во взыскании 90 миллионов рублей в счет компенсации морального вреда отказано со ссылкой на статьи 151 ГК РФ в связи с тем, что указанная статья не применяется в случаях нарушения нематериальных прав юридического лица (Постановление ФАС Поволжского округа от 1 апреля 1998 года по делу №А55-225/97-16).

Юридические лица, согласно статьям 151 ГК РФ, 1099 ГК РФ, не имеют права на компенсацию морального вреда (Постановление ФАС Поволжского округа от 31 марта 2005 года по делу №А65-1019/2004-СГ1-18).

Суд указал, что крестьянское (фермерское) хозяйство «Остров», являясь юридическим лицом, не может испытывать нравственные и физические страдания, поэтому требование о компенсации морального вреда не подлежит удовлетворению (Постановление ФАС Северно-Кавказского округа от 31 августа 2005 года №Ф08-3590/2005 по делу №А32-673/2005-42/11).

В возмещении морального вреда отказано, поскольку возмещение морального вреда юридическим лицам не предусмотрено законом (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10 августа 2005 года №Ф08-3284/2005 по делу №А20-9745/2004).

В соответствии со статьей 151 ГК РФ моральный вред (физические или нравственные страдания) подлежит возмещению гражданину. Юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий. Причинение морального вреда сотрудникам юридического лица не может служить основанием для возмещения морального вреда самому юридическому лицу. Поскольку фабрика обратилась в арбитражный суд за защитой не принадлежащего ей права, в удовлетворении требований о возмещении морального вреда отказано также обоснованно (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 июля 2002 года по делу №Ф08-1790/2002).

Как видно, позиция судов по спорам о компенсации морального вреда юридическому лицу единая, моральный вред не может быть ему причинен и соответственно не может быть компенсирован.

Достаточно часто встречается упоминание о, так называемом, «возмещении морального вреда». Следует отметить, что такое понятие и способ защиты отсутствуют в ГК РФ, скорее всего это предлагаемая учеными альтернатива компенсации морального вреда в отношении юридических лиц, не имеющая, под собой правовой основы.

Возможно, для избежания возникновения спорных ситуаций в правоприменительной деятельности, целесообразнее было бы в пункте 7 статьи 152 ГК РФ сделать указание, что правила, установленные для защиты деловой репутации граждан, применимы для защиты деловой репутации юридических лиц, кроме применения института компенсации морального вреда.

Необходимо обратить внимание на возможность возникновения следующей ситуации. При причинении вреда деловой репутации юридического лица может быть через это причинен вред деловой репутации определенных граждан. Это связано с тем, что деятельность юридического лица состоит из деятельности или отдельных действий граждан, которые могут быть работниками, органами управления этого лица, или участниками лица. Сообщение недостоверных сведений, порочащих репутацию организации, может наносить урон деловой репутации гражданина, который совершал сделку от имени юридического лица, информация о продукции «ненадлежащего качества» выпущенной организацией, может нанести урон гражданам, непосредственно отвечающим за производство и качество продукции, и так далее. В подобных случаях возникает двойной вред, то есть одновременно причиняется вред и юридическому лицу, и физическим лицам.

Как уже упоминалось, граждане имеют право на компенсацию морального вреда. В ситуации, когда подобный вред причиняется гражданину (или гражданам) косвенно, через вред, причиненный деловой репутации юридического лица, необходимо доказать, что существует возможность назвать конкретных лиц, которым посредством распространения сведений порочащих деловую репутацию организации нанесен моральный вред. Обязанность доказывания, что распространением ложных сведений об организации причинен вред определенному физическому лицу, гражданину, будет лежать на самом гражданине.

В таких случаях возможно рассмотрение исков разными видами судов, а также соединение дел по искам гражданина и юридического лица в одно производство.

Видео (кликните для воспроизведения).

Компенсация морального вреда гражданину регулируется правилами, установленными статьей 151 К и параграфом 4 главы 59 ГК .

Более подробно с вопросами, касающимися компенсации морального вреда, Вы можете ознакомиться в книге авторов ЗАО «BKR-Интерком-Аудит» «Компенсация морального вреда. Правовое регулирование. Практика. Документы».


Источник: http://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/44537.html
Возмещение морального вреда юридическим лицом
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here