Возмещение ущерба пациенту

Предлагаем к прочтению статью. Если вы не найдете ответа по теме "Возмещение ущерба пациенту" или захотите актуализировать данные на 2020 год, то задавайте вопросы дежурному специалисту.

Родственники пациента, которому некачественно оказали медпомощь, могут требовать компенсации морального вреда

AllaSerebrina / Depositphotos.com

Иски о возмещении морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи родственнику могут удовлетворяться, даже если дефекты медицинской помощи не находятся в причинно-следственной связи с неблагоприятным исходом. Моральные страдания в данном случае проистекают от самого факта нарушения права умершего на получение качественной медицинской помощи (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2019 г. № 71-КГ18-12, Определение ВС РФ от 25 февраля 2019 г. № 69-КГ18-22).

На это указал ВС РФ, разбирая дела о требовании возместить моральный вред. Обстоятельства обоих дел совсем разные, но есть общее: в обоих случаях за компенсацией обратились родные умершего пациента, в обоих случаях были доказаны дефекты оказания медицинской помощи умершему, и в обоих случаях было доказано, что эти дефекты не являлись причиной смерти пациента, а прогноз был неблагоприятный.

При этом нижестоящие суды отказали в иске:

  • в одном случае потому, что иск был обоснован предположением, что пациент умер именно из-за некачественной медпомощи;
  • во втором потому, что наличие дефектов медпомощи может свидетельствовать о причинении морального вреда только самому пациенту, а не его близким.

ВС РФ отменил решения и постановления нижестоящих инстанций в обоих случаях, указав следующее:

  • при оказании пациенту ненадлежащей медпомощи требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены его родственниками и другими членами семьи, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда);
  • правовое обоснование данного тезиса включает ссылки на Конституцию РФ (неотчуждаемость прав и свобод, в том числе – права на медпомощь), на Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (о базовых принципах охраны здоровья, в том числе, праве на медпомощь в гарантированном объёме); на Гражданский кодекс (о принципах денежной компенсации действий, нарушающих нематериальные блага); на Римскую Конвенцию о защите прав человека ETS № 005 (о праве на уважение его личной и семейной жизни), на Семейный кодекс (о государственной защите семьи).

Источник: http://www.garant.ru/news/1266686/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.

Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности.

В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции.

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась.

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано.

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги.

Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки.

Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.

ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.

Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС.

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении.

То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.

Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция.

«Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.

Читайте так же:  Письмо о безвозмездной аренде

Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация.

При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10.

«Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС.

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания.

Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.

Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.

Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки.

Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС.

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция.

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС.

«Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.

В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28395/

Требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, пациент должен доказать лишь факт своих страданий

alexraths / Depositphotos.com

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2019 г. № 74-КГ19-5).

На это указал ВC РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни «рентгена» ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

Оценить перспективы рассмотрения вашего дела поможет аналитическая система «Сутяжник». В результате анализа текста искового заявления или претензии робот-помощник подберет наиболее релевантную судебную практику.

  • акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон № 323-ФЗ) (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);
  • материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей. По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава. А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;
  • акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и «засиленной» ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.
Читайте так же:  Информация о персональных данных на сайте

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

  • обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;
  • неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;
  • при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;
  • однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

  1. сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу;
  2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра. Потому диагноз «травма бедренной кости» врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной. Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили «на всякий случай» ввиду многочисленных хронических заболеваний.

ВС РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:

Источник: http://www.garant.ru/news/1287023/

Плата за ошибку: за неправильные действия медиков присудили рекордные компенсации

15 млн руб. в России и 15 млн фунтов в Великобритании – таковы рекордные компенсации, выплаченные за врачебные ошибки. Но отстаивать свои права в суде решаются не все, а степень успешности жалобы предсказать невозможно. Право.Ru рассматривает, какова ситуация с «медицинскими» разбирательствами в России и в мире, любят ли судиться с врачами в Европе и США и кто рассматривает претензии пациентов в Японии.

Российский рекорд: ошибка ценой 15 млн руб.

На прошлой неделе стало известно, что Первый санкт-петербургский госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова выплатил в качестве компенсации морального вреда за врачебную ошибку 15 млн руб. жительнице Питера Ирине Разиной. Решение о рекордной для российской судебной практики компенсации принял в 2012 году Приморский районный суд Санкт-Петербурга, а в ноябре того же года решение устояло в Санкт-Петербургском городском суде.

Суд признал, что из-за ошибки медиков, выбравших неправильную тактику проведения родов, здоровью женщины был причинен тяжкий вред, а ребенок родился с необратимым повреждением головного мозга. В стабильно тяжелом состоянии он прожил всего чуть более двух лет.

Как сообщили «Право.Ru» в адвокатском бюро «S&K Вертикаль», представлявшем интересы Разиной, по заявленной, присужденной и выплаченной сумме это дело является беспрецедентным, хотя аналогичные иски подаются в российские суды регулярно.

Россия в цифрах

3 млн руб. составила в декабре 2014 года компенсация за смерть двухлетней девочки, которая скончалась в больнице Сургута по вине невнимательного педиатра.

2,1 млн руб. компенсации в ноябре 2014 года Камчатский краевой суд обязал выплатить Петропавловск-Камчатскую городскую больницу № 2, вовремя не выявившую патологию у роженицы. Родители просили взыскать 4 млн руб.

1 млн руб. взыскал в мае 2012 года Саратовский областной суд с саратовской клинической больницы № 8 в пользу мужчины, чья жена погибла при родах из‑за врачебной ошибки. Суд также присудил матери погибшей 800 тыс. руб.

1 млн руб. компенсации морального вреда в сентябре 2012 года присудил Хабаровский краевой суд женщине, чей новорожденный ребенок погиб по вине врачей. Женщина просила взыскать 2 млн руб.

1 млн руб. компенсации Миасский городской суд (Челябинская область) взыскал в феврале 2014 года с челябинской городской клинической больницы № 1 в пользу пациентки, у которой врачи по ошибке удалили щитовидную железу.

Шансы на успех

По приблизительным оценкам, ежегодно в России из-за врачебных ошибок погибает 40–50 тыс. человек. Официальной статистики медицинских ошибок и их последствий не существует, как отсутствует в российском законодательстве и само это понятие. Число возбужденных по факту неправильного лечения уголовных дел довольно невелико – во всяком случае, намного меньше, чем в Европе или США. Тем не менее обращение в суд на сегодняшний день – единственный способ защиты интересов пациента.

Надеяться на серьезную компенсацию не стоит – уголовные дела в отношении медработников прекращаются в 70 % случаев. Закон не дает и четких критериев, позволяющих определить размер компенсации морального вреда – не существует даже привязки для определения размера выплаты. В итоге сумма назначается исключительно судом, опирающимся на «разумность и справедливость, характер и степень страданий, степень вины причинителя» (1101 ГК РФ). На деле это выливается в то, что требования по медицинским делам редко удовлетворяются в полном объеме.

«Суды на формальном и психологическом уровне не способны выносить решения о взыскании значительных сумм. Последствием такого отношения является крайне низкая оценка жизни и здоровья окружающих людей», – комментирует сегодняшнюю ситуацию в сфере медицинского права партнер юридической фирмы «ЮСТ» Александр Боломатов. По его оценкам, средняя компенсация морального вреда составляет 300–400 тыс. руб. и возрастает до 1 млн руб. в случае гибели пациента.

За рубежом компенсация морального вреда начинается в среднем от $150 тыс. и может доходить до нескольких миллионов долларов. Размеры компенсаций, принятые в мировой практике, часто были установлены в результате судебных тяжб пострадавших с авиакомпаниями, железнодорожными компаниями и т. д. «Со временем данные стандарты стали нормой и были закреплены в судебной практике», – поясняет Боломатов.

Британский рекорд

Абсолютным рекордом стала присужденная недавно британским судом компенсация в размере 15 млн фунтов стерлингов мальчику, ставшему инвалидом в результате действий врачей при родах.

Диагноз ДЦП Джеймс Робшоу получил из-за кислородного голодания при рождении. При полностью сохранном интеллекте у него парализованы конечности, а общаться он может только при помощи специального аппарата, управляемого глазами.

Читайте так же:  Апелляция отменить решение суда первой инстанции

На рассмотрение дела у суда ушло шесть лет – представители британской системы здравоохранения не торопились признать свою вину, вероятно пытаясь избежать потока аналогичных претензий.

«Справедливо решать вопрос о компенсациях опираясь на сохранение уровня жизни родственников пострадавшего, – именно такой подход избран во многих странах мира», – отмечает Александр Боломатов. Суть его состоит в том, что «уход из жизни или снижение качества жизни должно быть компенсировано таким образом, чтобы максимально снизить неудобства пострадавшего».

Именно этим принципом и руководствовался британский суд при назначении компенсации, в которую вошли стоимость пожизненной терапии, в том числе оплата услуг сиделки, работающей под руководством врача-специалиста по нарушениям мозговой деятельности; стоимость необходимого пациенту медоборудования и его обслуживание; необходимые перестройки дома – такие как, например, создание специальной терапевтической зоны; компенсация за потерю дохода в течение всей жизни.

США против Европы

США остается лидером по количеству медицинских исков – статистика приводит 50 000–60 000 исков на 301 млн жителей, то есть 170–200 жалоб на 1 млн человек. Хотя в последние годы и зафиксировано снижение числа подобных жалоб, как подсчитали в Forbes, новый медицинский иск поступает на рассмотрение каждые 43 минуты (в 3,5 раза чаще, чем, например, в Канаде). Лидируют США и по стоимости врачебных ошибок – на выплату компенсаций и сопутствующие расходы уходит около 2,4 % всех затрат США на здравоохранение.

Обычно компенсации за промахи медиков колеблются здесь в диапазоне $200 000–500000, при этом, несмотря на существующие в ряде штатов ограничения на компенсацию морального вреда, периодически переваливая и за миллион. Значительность сумм по сравнению с другими странами объясняется рядом особенностей, среди которых высокие расходы на суды присяжных, условный гонорар юристам (contingency fee – выплачивается только при успешном исходе дела), «раздельная» оплата судебных издержек сторонами и, конечно же, то, что в отличие от стран Европы система здравоохранения США не предполагает всеобщего медицинского страхования и на помощь государства в решении возникших по вине медиков проблем рассчитывать не приходится.

Слишком высокие компенсации увеличивают расходы здравоохранения и косвенно, через появление так называемой «оборонительной медицины» – в попытке подстраховаться медики назначают гораздо больше анализов и визитов, чем требуется, существенно увеличивая расходы на лечение.

В Европе (где действует так называемая «беспроигрышная система» компенсаций – no-fault system) существуют более жесткие, чем в США, ограничения, касающиеся компенсационных выплат пациентам: так, покрывается 75 % материального ущерба, а моральный ущерб компенсируется главным образом за физические страдания.

Однако подобный подход вполне оправдан наличием гарантированной медстраховки или низкой стоимостью судебных разбирательств. Существует социальный договор: врачи соглашаются на не такую высокую, как в США, зарплату в обмен на ограничение ответственности, отмечает блогер The Economist; пациенты же принимают то, что не могут подавать многомиллионные иски против медиков, но имеют доступную и качественную систему здравоохранения.

Японский прорыв

Японская практика в области врачебных ошибок до сих пор была малоизвестна в мире. Это неудивительно: пациенты, которые, по до недавних пор распространенному мнению японских врачей, должны были оставаться «непросвещенными и зависимыми», редко подавали в суд на медиков – в том числе и потому, что инициирование разбирательства обходилось в несколько тысяч долларов. Юристы, в свою очередь, не горели желанием практиковать в непростой и неприбыльной области медицинского права. Процессы затягивались на долгие годы – средний срок рассмотрения медицинского иска в середине 1990-х годов составлял 3,5 года, но мог растянуться и на 20 лет. Вознаграждения же оставались предсказуемо невысокими – в принятии решений о суммах судьи использовали суммы компенсаций, принятых при дорожных авариях, игнорируя моральный ущерб. Низкие страховые суммы для медучреждений только усугубляли ситуацию.

В последние годы ситуация изменилась: в результате проводимых властями страны реформ число исков о врачебных ошибках возросло и составляет 5000–10 000 исков на 170–200 млн населения, т. е. 40–80 жалоб на 1 млн человек – для сравнения, в 2004 году общее число исков составляло 1100.

Врачи стали с большей уверенностью делиться с пациентами информацией, предварительно заручившись информированным согласием на проведение терапии, общее число юристов возросло за счет снижения планки при сертификации, а радикально решить вопрос о длительности процессов помогло учреждение в восьми территориальных зонах специальных подразделений суда, в которые направляются все жалобы, касающиеся врачебных ошибок. Результат – не только опытные судьи, работающие с пулом независимых экспертов, но и появление «экспертных советов», решающих вопросы сторон на досудебной стадии.

Видео (кликните для воспроизведения).

Интересные факты из зарубежной практики:

  • более 61 % врачей старше 55 лет хотя бы раз становились ответчиками по медицинскому иску;
  • меньше всего судятся с педиатрами и психиатрами;
  • большинство истцов в медицинских делах – женщины (57 %);
  • 93 % выплат – результат досудебного урегулирования претензий;
  • основная причина исков о врачебных ошибках – неправильный диагноз.

Источник: http://pravo.ru/review/view/119022/

Возмещение вреда пациенту медицинским учреждением

Возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью пациента в результате виновных действий (бездействия) медицинского учреждения, может выражаться в:

— компенсации материального вреда, т.е. заработка и других потерянных в результате повреждения здоровья доходов, которые он определенно мог бы иметь, а также дополнительных расходов (на лекарства, протезирование и т.п.);

— возмещении вреда, вызванного смертью кормильца лицам, состоявшим у него на иждивении;

— возмещении расходов на погребение;

— компенсации морального вреда независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В качестве компенсации материального вреда пациенту возмещаются денежные средства, которые он затратил или должен будет затратить для восстановления здоровья, нарушенного в связи с оказанием ему медицинской или лекарственной помощи ненадлежащего качества.

Если по листку нетрудоспособности пациент получает денежное пособие меньше своего полного заработка (например, при отсутствии необходимого трудового стажа), то разницу между этими суммами он вправе взыскать с медицинского учреждения (при наличии вины последнего). В случае стойкой утраты трудоспособности пациент должен пройти врачебную экспертизу, которая определит процент утраты. Если он велик, может быть установлена группа инвалидности, и назначена пенсия. Материальный вред, подлежащий возмещению, будет определяться с учетом этих данных.

Могут быть возмещены также и дополнительные расходы (вызванные повреждением здоровья) на:

— санаторно-курортное лечение, включая стоимость проезда к месту лечения и обратно самого потерпевшего (в необходимых случаях — и сопровождающего);

Читайте так же:  Надзор за исполнением решений суда

— приобретение специальных транспортных средств;

— расходы, необходимые для обслуживания потерпевшего в быту (на стирку белья, уборку квартиры и т.п.).

Необходимость дополнительных расходов должна быть подтверждена судебно-медицинской экспертизой. Расходы на усиленное (дополнительное) питание определяются на основании справки медицинского учреждения о рационе усиленного питания и справки о ценах на продукты, сложившихся в той местности, в которой потерпевший понес эти расходы.

Размер компенсации за вред жизни и здоровью определяется на основании:

— цен, сложившихся в той местности, где потерпевший понес данные расходы;

— документов, подтверждающих размер утраченного заработка.

Суммы компенсации индексируются в связи с повышением стоимости жизни в установленном законом порядке.

Компенсация складывается из документально подтвержденных расходов:

— на обследование и лечение, в том числе санаторно-курортное;

— на уход за потерпевшим;

— на приобретение и ремонт специальных транспортных средств;

— на профессиональное переобучение.

Компенсируются расходы и на другие виды помощи, если установлено, что потерпевший нуждается в них и не имеет права на их бесплатное получение.

Материальный вред может быть компенсирован как в добровольном порядке, так и по решению суда.

Возмещение материального вреда в добровольном порядке

Куда обратиться?

В случае оказания ему низкокачественной медицинской помощи пациент может устно или письменно обратиться в страховую медицинскую организацию СМО). После регистрации его обращения СМО должна организовать и провести экспертизу качества оказанной ему медицинской помощи и направить его заявление вместе с необходимыми документами в учреждение здравоохранения.

В заявлении нужно указать время, место, обстоятельства причинения материального вреда, лицо, виновное в причинении вреда, заявляемый размер ущерба. К заявлению целесообразно приложить подтверждающие документы (при их наличии).

Руководитель учреждения здравоохранения (частнопрактикующий врач) должен рассмотреть поступившее к нему заявление в течение 10 дней со дня его поступления. Он (как и потерпевший) вправе запросить и использовать заключения экспертов.

По обоюдному согласию между руководителем учреждения (частным врачом) и представителем пациента определяется сумма возмещения потерпевшему материального вреда. Решение о выплате оформляется мотивированным приказом, в котором указываются дата нанесения ущерба, гражданин, которому возмещается ущерб, размер возмещения и срок выплаты. Копия приказа вручается пациенту, а медицинское учреждение (частный врач) производит возмещение вреда в виде выплаты денежной суммы на открытый пациентом счет в банке.

При отсутствии согласия между сторонами пациенту вручается мотивированный отказ, после чего он вправе обратиться в суд.

Пациент может самостоятельно обратиться с претензией прямо в медицинское учреждение или к частному врачу, не прибегая к помощи СМО. Его заявление будет рассмотрено в аналогичном порядке.

Разногласия между пациентом и медицинским учреждением (частным врачом) разрешаются также с помощью третейского суда, который создается по соглашению сторон, участвующих в споре. Его решение является обязательным для участвующих в споре сторон, однако не исключает последующее обращение одной из сторон в суд общей юрисдикции.

При наличии решения третейского суда страховщик (СМО) вправе возместить вред застрахованному пациенту самостоятельно, перечислив сумму компенсации, определенную судом, на личный счет застрахованного. В последующем СМО может вычесть эти деньги из суммы выплаты учреждению здравоохранения или частнопрактикующему врачу за оказанные ими медицинские услуги.

Возмещение материального вреда в судебном порядке

Куда обратиться?

Получив отказ в возмещении вреда, пациент либо его представитель может обратиться в суд самостоятельно или с помощью страховой медицинской организации.

Страховщик, к которому обратился пациент (устно или письменно), должен зарегистрировать его заявление, организовать и провести экспертизу качества оказанной медицинской помощи, оказать пациенту содействие в оформлении претензии и иска и направить его заявление вместе с необходимыми документами в суд. К заявлению должны быть приложены результаты экспертизы.

В случае удовлетворения требования суд обязывает виновного возместить причиненные убытки, указав в своем решении размеры и сроки возмещения. Размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненного потерпевшему вреда, степени вины виновного с учетом разумности и справедливости требований.

Возмещение ущерба не освобождает медицинских и фармацевтических работников от привлечения их к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством.

Если в результате противоправных виновных действий (бездействия) медперсонала пациент умер, то право на возмещение вреда, вызванного смертью кормильца, за счет медицинского учреждения имеют:

— ребенок умершего, родившийся после его смерти;

— нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания;

— лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение 5 лет после его смерти:

— несовершеннолетние (до достижения ими возраста 18 лет), учащиеся (до окончания обучения в очных учебных заведениях, но не более чем до 23 лет);

— женщины старше 55 лет (пожизненно);

— мужчины старше 60 лет (пожизненно);

— инвалиды (на срок инвалидности);

— супруг, родитель или другой член семьи умершего (независимо от возраста и трудоспособности), не работающий и занятый уходом за его детьми, внуками, братьями или сестрами, не достигшими 14-летнего возраста (до достижения ребенком возраста 14 лет);

— другие нетрудоспособные иждивенцы.

Указанным лицам вред возмещается в размере той доли заработка умершего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни, т.е. в размере его среднемесячного заработка за вычетом доли, приходящейся на него самого и трудоспособных граждан, состоявших на его иждивении, но не имеющих права на возмещение вреда (на каждого из имеющих право на возмещение приходится общая сумма возмещения, разделенная на их число). При определении размера возмещения вреда в состав доходов умершего наряду с заработком (доходом) включаются получаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты.

В случае смерти пациента по вине медицинского учреждения возмещаются также расходы на погребение (лицу, понесшему эти расходы), причем пособие на погребение в счет возмещения вреда не засчитывается.

Медицинский риск и уголовная ответственность врача

Медицинский риск возможен при оперативных вмешательствах, терапевтическом лечении, при проведении различных биомедицинских экспериментов.

Не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении в установленном порядке методы диагностики, лечения и лекарственные средства могут применяться только после получения добровольного письменного согласия пациента. При получении согласия пациента на биомедицинское исследование ему должна быть предоставлена информация о целях, методах, побочных эффектах, возможном риске, продолжительности и ожидаемых результатах исследования.

Риск считается правомерным, если:

— действия медицинского работника были направлены на сохранение жизни и здоровья человека;

— отсутствовал альтернативный путь лечения, не связанный с риском причинения вреда пациенту;

Читайте так же:  Сколько штраф за просроченную регистрацию автомобиля

— предприняты достаточные меры, направленные на предотвращение или снижение возможного вреда, т.е. медицинский работник действовал на основе накопленного опыта, знаний и умений, выполнял нормативные предписания (приказы, инструкции и т.д.), использовал достижения современной медицинской науки и практики.

Если медицинский работник нарушил любое из этих условий и тем самым причинил вред жизни или здоровью пациента (смерть, существенное ухудшение здоровья и т.д.), он подлежит привлечению к уголовной ответственности за необоснованный риск.

При соблюдении всех условий следует считать, что вред был причинен в результате правомерного риска и в действиях медицинского работника нет состава преступления.

Ненаказуемо причинение вреда рискованными методами лечения, если такой вред наступает в результате недостаточного практического познания закономерностей функционирования органов и тканей человека, воздействия лекарств, парадоксальной реакции организма и т.д. (при соблюдении перечисленных выше трех условий правомерности риска).

Источник: http://urmedkonsultant.ru/2015/12/23/vozmeshhenie-vreda-pacientu-medicinskim-uchrezhdeniem/

Пресса о страховании, страховых компаниях и страховом рынке

Все самое главное, что отразилось в зеркале нескольких сотен газет, журналов и информагентств.
Раздел пополняется в течение всего рабочего дня. За обновлениями следите с помощью «Рассылки» или «Статистики разделов» на главной странице портала. Чтобы ознакомиться с публикациями, появившимися на сайте «Страхование сегодня» в определенный день, используйте календарь на текущей странице. Здесь же Вы можете сделать выборку статей из определенного издания. Для подборки материалов о страховании за несколько дней или за любой другой период времени воспользуйтесь «Расширенным поиском». Возможна также подборка по теме.
Редакция портала не несет ответственности за неточность, недостоверность или некорректность информации, изложенной в публикациях, и не вносит в них никаких исправлений за исключением явных опечаток.

  Найти : главное , по изданию , по теме , за период  Получать: на e-mail , на свой сайт
  Рейтинги популярности

Экспресс-почта, Черкесск , 8 сентября 2010 г.

Право пациента на возмещение ущерба

В соответствии с «Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» предусмотрено право пациента на возмещение ущерба в случае причинения вреда его здоровью при оказании медицинской помощи. Свою претензию или иск к медицинскому учреждению гражданин может предъявить как самостоятельно, так и с помощью страховой компании.

Вред или ущерб при этом рассматривается как реальный ущерб, причиненный жизни, здоровью застрахованного, а также упущенная им выгода, связанная с действием или бездействием работников медицинских учреждений при оказании медицинской и лекарственной помощи и подлежащие возмещению. Такой вред (ущерб) может быть материальный и моральный.

Какие же нарушения в работе медицинских работников могут рассматриваться как наносящие вред или ущерб здоровью пациентов?

Прежде всего, это заболевания (травмы, ожоги), возникшие в период пребывания пациента в медицинском учреждении по вине медицинских работников, потребовавшие оказания дополнительной медицинской помощи. Например, из-за нарушения продолжительности физиопроцедуры (или из-за неисправности оборудования) у больного развился ожог кожных покровов, что потребовало дополнительного лечения и удлинения сроков госпитализации. Или из-за несоблюдения режима стерильности у больного после инъекции развился абсцесс.

Итак, если у застрахованного гражданина возникли претензии к медицинскому учреждению, и он решил требовать возмещения причиненного вреда его здоровью, он может обратиться с соответствующим заявлением в свою страховую компанию. В заявлении должны быть указаны время, место, обстоятельства причинения материального вреда, заявляемый размер ущерба. При наличии подтверждающих документов (выписки из медицинских документов, чеки на приобретаемые лекарства, квитанции об оплате дополнительных медицинских услуг и пр.) они должны быть приложены к заявлению.

Страховая компания обязана зарегистрировать это обращение (даже если оно было в устной форме), организовать и провести экспертизу качества медицинской помощи по данному случаю, после чего направить заявление гражданина вместе с необходимыми документами в медицинское учреждение.

Участие страховой компании на этом этапе очень важно, так как в каждом заявлении, в каждой ситуации нужно тщательно разобраться, изучить и медицинские и юридические аспекты. В компании работают врачи-эксперты, которыми детально изучаются все обстоятельства, приведшие к написанию застрахованным заявления. Если страховая компания посчитала, что в данном случае заявление обоснованно, то все документы направляются в медицинское учреждение, в котором гражданину причинен вред (ущерб).

Заявление пострадавшего вместе с дополнительными материалами, прилагаемыми к нему, должно быть рассмотрено руководителем медицинского учреждения не позднее 10 дней со дня его поступления.

Решение о выплате ущерба оформляется приказом руководителя медицинского учреждения. Копия приказа, либо письменное уведомление о выплате ущерба вручается застрахованному пациенту. Выплата денежной суммы осуществляется через кассу медицинского учреждения, либо на открытый пациентом счет в банке. При отсутствии согласия между сторонами пациенту вручается мотивированный отказ. При получении отказа гражданин (его представитель) вправе обратиться в суд. При обращении гражданина в суд страховая компания обязана оказать ему содействие в оформлении претензии и иска к медицинскому учреждению, после чего заявление пациента вместе с необходимыми документами направляется в суд.

Суд рассматривает иск о возмещении вреда (ущерба) застрахованному пациенту и выносит по нему решение в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

В случае удовлетворения требования о возмещении вреда (ущерба) суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает медицинское учреждение возместить причиненные убытки. В своем решении суд указывает размеры и сроки возмещения. В ряде случаев граждане в своем иске требуют возмещения не только материального ущерба, но и морального вреда. При этом заявитель указывает сумму возмещения. Размер компенсации морального вреда (ущерба) определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а так жестепени вины причинителя вреда (ущерба). При определении размера компенсации морального вреда (ущерба) как заявителем, так и судом должны учитываться требования разумности и справедливости.

Следует знать, что вопрос о возмещении морального вреда (физические и нравственные страдания), то обязанность денежной компенсации указанного вреда (и размер компенсации) возложить на медицинское учреждение может только суд. То есть, обращения по вопросу возмещения морального вреда непосредственно в медицинское учреждение (в качестве досудебной защиты) законодательством не предусмотрены.

В настоящий момент большинство проблем пациентов решается на досудебном уровне — это вопросы выбора медицинского учреждения, доступности лечебно-диагностических процедур, необоснованного взимания денег за «бесплатные» медицинские услуги, недостатков в лечении и т. п.

Материал подготовлен при содействии филиала медицинской страховой компании ЗАО «МАКС-М» в г. Черкесске.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.insur-info.ru/press/55713/

Возмещение ущерба пациенту
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here